Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  2. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  3. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  4. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  5. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  6. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  7. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  8. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  9. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  10. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  11. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  12. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  13. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  14. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  15. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  16. Восемьдесят пятый день войны в Украине. Онлайн
  17. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  18. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  19. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  20. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  21. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание


Война застала в Украине и одного из самых известных белорусских гандболистов. 35-летний разыгрывающий Борис Пуховский с 2015 года выступает за запорожский «Мотор». Его партнер по команде, белорус Вячеслав Бохан сумел вернуться в Минск, а вот Пуховский решил остаться в ставшем уже родном городе. Беседа прошла накануне боев вблизи Запорожской АЭС. Ниже — эмоциональный монолог спортсмена для блога «Отражение» о войне и мире, свободе и безопасности, украинцах и белорусах. Мы перепечатываем этот текст.

Фото: twitter.com/EHFEURO
Борис Пуховский (в центре). Фото: twitter.com/EHFEURO

Границы, ракета, косые взгляды

— Все люди сразу ринулись к границам, чтобы покинуть Украину. Жена хотела уехать, сильно переживала. Но посчитал, что не стоит потратить на очереди несколько дней. Это было бы тяжело с двумя детьми. Да и небезопасно. Горячие линии в белорусском посольстве ничем не могли помочь. У жены и визы не было — не знали, как получится с пропуском. А в Запорожье меня уверяли, что тут безопасно. Все и было относительно спокойно. Одна ракета долетела, но не сравнить с тем же Харьковом или Киевом. Связь, интернет, свет — все в норме. Без паники.

Друзья нас забрали сразу за город. Пробыли там первые дни войны, а потом вернулись в Запорожье. Думаем, что делать. Нет ясности и с клубом, будет ли «Мотор» существовать. Не хочется бросать команду. Я столько лет здесь провел… Но понимаю, что у людей сейчас иные заботы. Все переживают, чтобы все обошлось и быстрее закончилось.

Пересекать границу с Беларусью сейчас очень рискованно, можно не доехать. У меня ведь и машина с белорусскими номерами. Как отреагируют на блокпостах — неизвестно. Практически не используем автомобиль. Стоит в гараже. В торговый центр, например, ходил пешком. К сожалению, с каждым высказыванием Лукашенко чувствую себя все менее уверенно. Начинаю ловить косые взгляды, если видят, что у меня белорусский паспорт, хотя семь лет играю в «Моторе». Но родня в Беларуси. Надо попасть туда, чтобы родители не переживали.

Свидетель, тревога, банковские карты

— «Мотор» для меня многое сделал. Если не считать СКА, то провел тут большую часть профессиональной карьеры. Прикипел к команде. Сейчас я один из последних иностранцев, кто остался в Запорожье. А украинские гандболисты занимаются волонтерством, помогают жителям города. Понимаю ребят — они защищают свою землю, родину. Уже прекрасно понимаю. Никогда не думал, что стану свидетелем таких событий.

Каждый вечер включают сигнал воздушной тревоги. И ты не знаешь, что произойдет, куда и что прилетит. Кто-то сразу бежит в убежище. Мы с женой решили не дергать детей и остаемся дома. Надеемся на Бога, что не даст так просто покинуть этот мир. Наш дом не находится вблизи стратегически важных объектов.

Для жизни и переезда средства есть. А так Украина заблокировала все мои счета на банковских картах. Пытался объяснять, что я тут давно живу и мог бы уже принять гражданство, если бы захотел, но пока безуспешно. Мол, вы — белорус, и, как минимум, до окончания боевых действий вам ничего не светит. Впрочем, я не переживаю на этот счет. С удовольствием отдал бы средства нуждающимся. В украинский дом пришла беда.

Инсайды, оружие, политики

— Стараюсь не открывать никакие сайты. Информация искажается. Больше узнаю сведения от друзей, у которых вроде как есть инсайды. Но в любом случае, в нынешней ситуации все ясно. И я не понимаю, почему кто-то ходит вокруг да около, окутывает туманом факты. Если ты живешь на своей земле, а к тебе вламываются и начинают палить, то о чем мы вообще говорим? Это не называется войной? Сегодня стреляют в украинский дом. Для меня очень тяжело понять высказывания, что кто-то кого-то пытается спасти. Пожалуйста, уберите оружие! Причем обе стороны.

Я не военный специалист и не политик. Это как в моем виде спорта: простой обыватель ничего не покажет на площадке. Но очевидно одно: политики, которые всю жизнь занимаются дипломатией, не справились со своей работой. Война — удел слабых. Я никогда не поверю, что не было мирного пути урегулирования конфликта. Если бы те, кто ворвался в дом, хотели переговоров, то они бы не разбивали окно. И не продолжали бы бомбить города в то время, когда пытаются о чем-то договориться.

Фото: Reuters
Атака российских войск на Запорожскую АЭС, 4 марта 2022 года. Фото: Reuters

Экология, толерантность, коррупция

— Понятно, что «Мотор» — это в первую очередь работа. У меня был еще год контракта на следующий сезон. Но, если бы минусы перевешивали, то не оставался бы так долго в Запорожье. Да, есть вопросы с экологией, какие-то иные нюансы. Не Монако или Рим — рабочий город, много заводов. Для здоровья это не супер. Наверное, уехал бы после завершения карьеры. Но «Мотор» сделал для моей семьи все зависящее от клуба. Как я могу сказать что-то плохое? Жена нашла здесь новых друзей и занимается любимым делом. Дети ходят в хорошую школу. Даже размышляли, что почувствуем, когда покинем город.

За все эти годы, что я тут, и к белорусам, и к россиянам отлично относились. Запорожцы толерантны к людям разных национальностей. На Западе страны чуть иные люди. Они тоже дружелюбны и гостеприимны, но со своими правилами: одних уважают больше, других меньше.

К сожалению, в Украине много коррупции. Власть показывает негативный пример для своего народа, мол, если ты не воруешь, то белая ворона. Это большой минус. Но если украинцев никто не будет трогать, не станет мешать развитию, то это будет мощнейшая страна в Европе.

Сейчас люди невероятно сплотились. Вчера были в магазине, покупали там вещи в больницу. И одна женщина подошла и сунула деньги — хотела тоже поучаствовать.

Гимн, Зеленский, спортсмены

— Чем мы отличаемся от украинцев? В белорусском гимне все сказано в первых двух строках. Многие нас поэтому и считают мирными и спокойными людьми. В августе 2020 года мои друзья спрашивали, почему белорусы не наделали коктейлей Молотова и не закидали все. Ну, так нас воспитали. А в Украине люди, как бы выразиться правильно, более демократичны, свободны. Они проголосовали за Зеленского — у нас бы никогда не выбрали такого президента.

Печально, что сейчас ряд сборных и клубов отстраняют от международных соревнований. Мы могли избежать подобного. И для развития гандбола это будет ударом — мы ведь выбирались с самого низа в финальные стадии чемпионатов Европы и мира. Вышли на хороший уровень. Я всегда стремился в сборную (жена не даст соврать). И сейчас чувствую силы помогать команде. Но в условиях фактически международной изоляции спортсмены нам будут абсолютно не нужны. Для чего? Играть только с Россией? Не вариант.

Белорусы, время, безопасность

— Я очень надеюсь, что украинцы понимают: белорусы — это белорусы. А те, кто помогает войне, — это не люди, с которыми раньше украинцы вместе жили, гуляли, дружили. Я очень надеюсь, что адекватные украинцы понимают, какая в Беларуси ситуация больше года. Мы показали всей Европе, чего хотим. Верю, что со стороны Украины не будет однобоких заявлений и скоропостижных решений.

Последние десять лет практически не жил в Беларуси — я больше украинец сегодня. У меня здесь много знакомых. Если бы не было в Беларуси родных, то не знаю, тянуло ли бы назад. Но хочу обратиться к украинцам: не рубите с плеча! Пройдет время — все встанет на свои места, и вы узнаете, кто прав. В 2014-м из-за политической ошибки люди уже поругались лишь потому, что у них был разный паспорт.

Поймите, те, кто далеки от политики, ничего не решают. Да, мы можем выйти на протесты. Но система работает так, что страдает не только тот, кто протестует, но и вся его семья. Кто-то скажет: «Трусы». Но что важнее? Для меня безопасность родных и близких стоит на первом месте. И с этим ничто не сравнится.

P. S. Это интервью записывалось третьего марта. Сегодня, 4 марта, Борис Пуховский вышел на связь и сказал, что пытается уехать из Запорожья.