Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Новой целью российской армии стал Северодонецк. Главное из сводок штабов на 88-й день войны
  2. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  3. С 1 июня белорусов ожидает изменение оплаты некоторых жилищно-коммунальных услуг
  4. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  5. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  6. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  7. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  8. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  9. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  10. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  11. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия
  12. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  13. Политзаключенный сбежал с «химии» в Литву, а теперь воюет за Украину. Поговорили с ним


Второго марта Министерство обороны России объявило, что под полный контроль взят первый украинский областной центр — Херсон. Мы поговорили с жителями оккупированного города.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Олег Некало, «Ваяр»
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Олег Некало, «Ваяр»

«Херсонца словили на мародерстве. Стоял с голой задницей привязанный к дереву»

Диана родилась и выросла в Херсоне. О начале войны девушка узнала после звонка мамы. Сейчас нашей собеседнице, как и другим жителям города, отключили мобильную связь. Она несколько ночей спит в коридоре и каждый день фотографирует украинский флаг на здании областной администрации.

— 24 февраля проснулась в пять утра от звонка мамы. Она спросила: «Зайка, ты новости читала?». Открываю новости — там, извиняюсь, п***ц. Не думала о том, чтобы уехать: здесь муж, моя семья. У дедушки не так давно произошел инсульт, он остался лежачим. Перевезти всю семью было бы практически нереально. Через несколько дней захватили Чернобаевку (поселок в Херсонской области. — Прим. Zerkalo.io). Там живет моя сестра. Ничего о ней не знали несколько дней. Вчера наконец написала, что жива и здорова. Не связывалась с нами, потому что не было интернета и связи. За это время я поседела (смеется). Это ужасно.

Собеседница признается: сразу не вспомнит, какой сейчас день недели. Девушка считает количество дней войны.

— Сейчас у нас отключена вся мобильная связь. Я разговариваю с вами благодаря вайфаю и домашнему интернету, но если что-то произойдет еще, могу остаться отрезанной от мира и все мои новости будут возле окошка. Я нахожусь в центре города в съемной квартире. Из окна виден флаг областной рады. Каждый день смотрю на него, он меня очень греет: там все еще Украина. Нет, оговорилась. Не все еще, а я уверена, что там всегда будет Украина. Сегодня, когда отключили мобильную сеть, я испугалась не меньше, чем от взрывов: мне кажется, это мелкие шаги к тому, чтобы мы стали этой е****й ХНР (Херсонской Народной Республикой. — Прим. Zerkalo.io), чего бы не хотелось ни мне, ни моим знакомым.

Первого марта российские войска начали входить в город пешими колоннами.

— Херсон уже был окружен со всех сторон. Присылали фото, как наши люди выходили на улицу с коктейлями Молотова, перекрывали дороги деревьями — всеми силами старались не пустить их в город. Вечером того же дня заехала военная техника: танки, БТРы. Меня очень удивило то, как они выстроили свою технику около нашей облрады, в пятидесяти метрах от места, где мы живем, постояли десять минут, сделали фото и уехали. Теперь это фото они транслируют по российским телеканалам, будто Херсон уже полностью подконтролен России.

Когда российские войска входили в город, под обстрел попали жилые дома и школа.

— В первый и второй день войны мы прятались в квартире. Когда впервые услышали сирену, убежали в подвал. Там провели шесть часов и около девяти вечера вернулись домой. В ту ночь я практически не спала. Ставила будильник на каждые пятнадцать минут и просыпалась, чтобы проверить обстановку. Сейчас мы из комнаты переехали жить в коридор. Здесь я провожу большую часть времени, здесь мы спим. Конечно, неудобно, но, а что поделать?! Мне страшно 24/7. Только в коридоре начала нормально засыпать. Самым страшным за эти дни для меня был момент, когда какой-то самолет (не знаю, с чьей стороны) пролетел над нашим городом. Это был звук, который напоминал падение мины, гранаты. Всепоглощающий звук. П****ц.

С тех пор, как началась война, Диана ни разу не видела никого из друзей: встречаться опасно.

— В какой-то из дней заходила мама. Четыре километра прошла пешком, купила нам еды. Десять минут я не могла ее отпустить (плачет). Вчера с мужем ходили в магазин. Купили только четыре литра воды, два литра «Живчика», столько же какого-то чая и пачку чипсов. Это все. Полки пустые. К большому спросу добавляется еще и фактор мародерства — не только со стороны россиян, но и со стороны местных.

Видео: Суспільне

Последних, по словам девушки, отлавливают сами жители Херсона.

— В городе есть «Фабрика» — большой торговый центр. Он тоже пострадал под обстрелами. Больно это осознавать, но сгорел единственный «McDonald's» в нашем городе! Где я теперь буду есть бургеры?! (смеется). Часть торгового центра сгорела — туда приходят люди, берут тележки и пакуют одежду, технику, чехлы и стекла для телефонов… Пакуют и тащат домой. Вчера стали свидетелями интересной ситуации. Стояли с мужем около областной рады, увидели, что происходит какая-то суета. Слышу удар, будто пощечина, очень громкий. Присматриваемся — а там мародера привязали к дереву. Он стоял с голой задницей, а эти звуки «лещей» были ударами ноги по ней.

Друзьям и коллегам Диана присылает фото виднеющегося из ее окон украинского флага на здании местной администрации: «греет душу».

— Когда не присылаю какое-то количество времени, в чате спрашивают: «Так, а где флаг?» Эта традиция правда очень греет. Но в последние дни я больше выглядываю из коридора, чтобы посмотреть, наш флаг или не наш, и пишу текстом: стало очень страшно подходить к окнам. Я сижу в коридоре и плачу от мысли, что мы можем стать какой-то ХНР (Херсонской Народной Республикой. — Прим. Zerkalo.io). Захватили нашу телевизионную вышку, сейчас уже крутят русские каналы. Там рассказывают, что Херсон уже полностью подконтролен России, что у нас все хорошо, что Путин молодец, но мы здесь знаем, что Путин ***** [нехороший человек]. Я не могу это скрывать. Мне хочется всем об этом рассказать.

Фото флага на областной администрации, которое каждый день Диана присылает коллегам. Фото читательницы Zerkalo.io.
Фото флага на областной администрации, которое каждый день Диана присылает коллегам. Фото читательницы Zerkalo.io.

«Многие пишут, что Херсон пал, но это не так»

Александра, как и Диана, коренная жительница Херсона. Девушка рассказывает об «освободительном миротворческом» митинге.

— С третьего числа у мирных жителей начали отбирать автомобили. После этого появилась колонна из нескольких десятков гражданских машин, автобусов с российскими номерами, которые ехали по городу на площадь Свободы (центральную площадь города — Прим. Zerkalo.io). Туда же свозили много массовки. Позже появилась официальная информация от председателя обладминистрации, что русские планируют провести в Херсоне митинг в поддержку «освобождения» города. Позже это подтвердил и Владимир Зеленский.

Видео: Суспільне

Судя по разрозненной информации, этот митинг так и не состоялся — на главную площадь города вышли люди с украинскими флагами.

Саша рассказывает, что пока ни она, ни ее друзья и близкие не сталкивались с проблемой отключения воды или электричества, но некоторым близлежащим поселкам, пострадавшие при вооруженных столкновениях (Антоновка, Киндийка), приходится с этим мириться.

— На улицах опасно: могут остановиться и забрать телефон. Мы стараемся не выходить, особенно в комендантский час. С 10 вечера в разных районах города слышны автоматные очереди и перестрелки. Мы не знаем, кто стреляет. Просто слышим и передаем друг другу информацию, что в таком-то районе города слышна перестрелка, не подходите к окнам, не выходите из дома. Транспорт не ходит, машины тоже стараются не ездить. Сейчас, конечно, не так, как было в первые дни, когда люди прятались в бомбоубежищах и пытались оттуда не выходить, но все равно жизнь города поставлена на бессрочную на паузу.

Сейчас мама собеседницы и ее соседи оказывают помощь парням, которые остались в корпусе кадетского мореходного училища без еды и связи с родными.

— Их там семнадцать человек, ребята сейчас сидят в общежитии. Дом моей мамы находится рядом — они объединились с соседями и нашли им продукты. Помогают, чтобы парни могли хоть как-нибудь держаться.

Александра рассказывает: флаги на областной администрации пытались заменить на российский триколор, но местные отстояли символику Украины.

— Многие пишут, что Херсон пал, но это не так. На здании нашей администрации висит украинский флаг. Два флага с флагштока облсовета пытались снять, но люди отстояли их, кричали, что Херсон — это Украина, «Слава Украине!». Херсон не пал, это украинский город. За всю свою жизнь в Херсоне я ни разу не была ущемлена по языковому признаку. Я украинка, разговариваю на русском языке. Також я вільно володію українською мовою і мене ніхто ніколи не змушував розмовляти українською мовою. Я не знаю ни одного человека в Херсоне, который бы имел пророссийскую сепаратистскую позицию. Особенно после событий Майдана наше сознание укрепилось в том, что мы часть Украины и никогда не захотим того, чтобы стоять под российским флагом и чтобы власть в Херсоне была какой угодно, но не украинской.