Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Дезинформация, рост потерь и Россия боится возможного наступления ВСУ через Днепр. Главное из сводок на 278-й день войны
  2. «Сначала логотипы убрали, потом вернули, а сегодня снова сняли». Узнали, что происходит с «МакДональдсом» в Минске в эти выходные
  3. Чиновники хотят ввести много налоговых изменений, которые затронут почти каждого. Сделали подборку возможных правок по налогам
  4. Компания МТС объявила, что повышает стоимость некоторых услуг, вводит изменения по кешбэку и анонсировала новый способ расчета
  5. Россия пытается победить, бомбя энергосистему Украины. 30 лет назад такую тактику описал офицер США — вот к каким выводам он пришел
  6. Уже не McDonald's, но и не «Вкусно — и точка». Ребрендинг есть, названия нет
  7. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  8. Из-за снегопада в Беларуси были обесточены 945 населенных пунктов
  9. ВСУ освободят Крым или россияне превратят его в крепость? Разбираемся, изучая опыт предыдущих попыток вторжения на полуостров
  10. Повышений пенсий, новшества для «тунеядцев», штрафы для водителей, подорожание сигарет. Изменения декабря
  11. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы
  12. «Запланирована контрольная явка на пункты сбора». Военкоматы — о сверке данных военнообязанных и слухах о скрытой мобилизации


Белорус Евгений Олейник, который два года назад переехал жить в пригород Киева, рассказал порталу «Салідарнасць», как в первые дни войны безуспешно пытался записаться в территориальную оборону, а потом эвакуировался с семьей сначала в Житомирскую область, затем — в Польшу.

Фото: gazetaby.info
Евгений с женой. Фото: gazetaby.info

Евгений Олейник два года назад женился на украинке и переехал в город Ирпень. В этом маленьком городе у самого Киева у супругов была квартира в новом районе. Работал Евгений в сфере коммуникаций и правовой помощи.

— В 5 утра 24 февраля мы были дома и услышали жуткий взрыв. Залаяла собака. Мы не поняли, что происходит. Вроде бы давно говорили об этой войне, но мы не верили. Единственное, на что решились, 23-го заправили машину. Это нас и спасло. Многие не смогли выехать только потому, что не было топлива, — поделился белорус.

В первый день войны Евгений пошел в военкомат. Однако в армию его не взяли и посоветовали обратиться в тероборону. Там он узнал, что далеко не единственный белорус, который пришел проситься добровольцем.

— С вечера опять стали раздаваться жуткие взрывы. Всю ночь мы провели в ужасном состоянии. Утром вообще стоял дикий грохот, очень близко. И я решил вывезти семью к родным в Житомирскую область. Я понимал, что в Гостомеле бои будут продолжаться, и российские войска будут идти через Ирпень, — рассказал Евгений.

Евгений уехал с семьей из Ирпеня на второй день войны. Сейчас он иногда созванивается с бывшими соседями, узнает последние новости.

— Теперь мы каждый день только узнаем о том, кого из соседей, близких, знакомых ранили или убили. Кто-то до сих пор сидит в подвале. У нас есть знакомые, которые с 25 февраля сидят в Буче в подвале и не могут выйти, чтобы добраться до Ирпеня. У них нет еды и какой-либо помощи. К ним не могут добраться волонтеры.

Дом, в котором жил Евгений с семьей, попал под обстрел. Фото: gazetaby.info
Дом, в котором жил Евгений с семьей, попал под обстрел. Фото: gazetaby.info

Евгений рассказывает, что по дороге в Житомир были постоянные заторы, рядом все время что-то разрывалось и грохотало.

— По приезду я пошел в местную тероборону. Там не было мест. Они увидели мой белорусский паспорт, вызвали военных, меня отвезли в полицейский участок, долго проверяли, потом отпустили, — вспоминает белорус.

Жители деревни, в которой остановился с семьей Евгений, взяли его к себе в патруль:

— В наши обязанности не входило, например, останавливать танк. Мы должны были только сообщить о приближении любой военной техники. Как-то шел до точки сбора — кругом ни души, темнота. Слышу — грохочет техника. Упал на землю за бревна возле забора, затаился. Подъезжает… трактор «Беларус», на нем бабка и дед, у обоих — двустволки!

Военная техника на улицах Ирпеня. Фото: gazetaby.info
Военная техника на улицах Ирпеня. Фото: gazetaby.info

Когда начались обстрелы в Житомирской области Евгений с семьей выехал в Польшу.

— Сейчас у меня несколько вариантов. Отправил свои данные в иностранный легион и в белорусские формирования. Если призовут, пойду на фронт. Если никуда не возьмут, буду волонтером. Буду помогать на границе, там просто гуманитарная катастрофа. Нужно возить людей, которые по многу часов с детьми не могут уехать, — сказал белорус.

Евгений отметил, что на себе почувствовал, как изменилось отношение украинцев к белорусам после начала войны:

— Да, отношение к нам изменилось, нас тщательно и с подозрением проверяют на всех блокпостах, дополнительно проверяют на границе. Кто-то упрекает в том, что мы не дожали в 2020-м, как-то неправильно себя вели. Обидно, досадно, но сейчас не время для разборок. Украинцы умирают, и, я считаю, мы должны помогать, чем можем, — поделился собеседник.