Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Начал делать поворот налево — и резко полетел носом вниз». Узнали подробности крушения аэроплана под Слонимом
  2. Посол Украины подверг критике заявление представителя Минобороны Беларуси, что Минск не участвует в войне
  3. В МАРТ рассказали, что дефицита «в магазинах не было и нет», а цены удается успешно сдерживать
  4. Попытка прорыва обороны и возможная перегруппировка российских войск. Главное из сводок штабов на 172-й день войны
  5. Лукашенко после «разноса» мотовелозавода за провал по локализации поручил назначить нового директора
  6. Суд по делу о «захвате власти»: Зенкович записывал ZOOM-конференции «заговорщиков» для «военных коллег» и «партизан»
  7. «Ситуация почти как в Фукусиме, и не помогает никто». Интервью с инженером оккупированной Запорожской АЭС
  8. В Минздраве рассказали о росте заболеваемости коронавирусом и оценили опасность «омикрон-ниндзя»
  9. «Важные истории» узнали имена российских солдат, причастных к убийствам жителей Киевской области и позвонили им. Один признался
  10. «Что у вас на обед? Ягненок с кровью?» Пропагандисты атаковали евродипломатов во время суда над Ивашиным: цитаты
  11. До +32°С. На следующей неделе будет очень жарко
  12. «Жуликов здесь хватает». Лукашенко пожаловался на «нерасторопных чиновников» и бардак с долгостроями в Минске
  13. Уничтожение «наемников и националистов», российские группировки в Украине, штурм Песков опять отбит. Главное из сводок штабов
  14. «Формирование гражданственности, патриотизма». Какие новые учебники получат школьники и что в них изменится
  15. Украина продляет мобилизацию, видео взрыва в курортной Затоке, арест российских активов на 5 млн долларов: 173-й день войны
  16. «Сейчас с белорусов особый спрос». Представитель Тихановской рассказал, что его не пустили в Украину


Белорус Евгений Олейник, который два года назад переехал жить в пригород Киева, рассказал порталу «Салідарнасць», как в первые дни войны безуспешно пытался записаться в территориальную оборону, а потом эвакуировался с семьей сначала в Житомирскую область, затем — в Польшу.

Фото: gazetaby.info
Евгений с женой. Фото: gazetaby.info

Евгений Олейник два года назад женился на украинке и переехал в город Ирпень. В этом маленьком городе у самого Киева у супругов была квартира в новом районе. Работал Евгений в сфере коммуникаций и правовой помощи.

— В 5 утра 24 февраля мы были дома и услышали жуткий взрыв. Залаяла собака. Мы не поняли, что происходит. Вроде бы давно говорили об этой войне, но мы не верили. Единственное, на что решились, 23-го заправили машину. Это нас и спасло. Многие не смогли выехать только потому, что не было топлива, — поделился белорус.

В первый день войны Евгений пошел в военкомат. Однако в армию его не взяли и посоветовали обратиться в тероборону. Там он узнал, что далеко не единственный белорус, который пришел проситься добровольцем.

— С вечера опять стали раздаваться жуткие взрывы. Всю ночь мы провели в ужасном состоянии. Утром вообще стоял дикий грохот, очень близко. И я решил вывезти семью к родным в Житомирскую область. Я понимал, что в Гостомеле бои будут продолжаться, и российские войска будут идти через Ирпень, — рассказал Евгений.

Евгений уехал с семьей из Ирпеня на второй день войны. Сейчас он иногда созванивается с бывшими соседями, узнает последние новости.

— Теперь мы каждый день только узнаем о том, кого из соседей, близких, знакомых ранили или убили. Кто-то до сих пор сидит в подвале. У нас есть знакомые, которые с 25 февраля сидят в Буче в подвале и не могут выйти, чтобы добраться до Ирпеня. У них нет еды и какой-либо помощи. К ним не могут добраться волонтеры.

Дом, в котором жил Евгений с семьей, попал под обстрел. Фото: gazetaby.info
Дом, в котором жил Евгений с семьей, попал под обстрел. Фото: gazetaby.info

Евгений рассказывает, что по дороге в Житомир были постоянные заторы, рядом все время что-то разрывалось и грохотало.

— По приезду я пошел в местную тероборону. Там не было мест. Они увидели мой белорусский паспорт, вызвали военных, меня отвезли в полицейский участок, долго проверяли, потом отпустили, — вспоминает белорус.

Жители деревни, в которой остановился с семьей Евгений, взяли его к себе в патруль:

— В наши обязанности не входило, например, останавливать танк. Мы должны были только сообщить о приближении любой военной техники. Как-то шел до точки сбора — кругом ни души, темнота. Слышу — грохочет техника. Упал на землю за бревна возле забора, затаился. Подъезжает… трактор «Беларус», на нем бабка и дед, у обоих — двустволки!

Военная техника на улицах Ирпеня. Фото: gazetaby.info
Военная техника на улицах Ирпеня. Фото: gazetaby.info

Когда начались обстрелы в Житомирской области Евгений с семьей выехал в Польшу.

— Сейчас у меня несколько вариантов. Отправил свои данные в иностранный легион и в белорусские формирования. Если призовут, пойду на фронт. Если никуда не возьмут, буду волонтером. Буду помогать на границе, там просто гуманитарная катастрофа. Нужно возить людей, которые по многу часов с детьми не могут уехать, — сказал белорус.

Евгений отметил, что на себе почувствовал, как изменилось отношение украинцев к белорусам после начала войны:

— Да, отношение к нам изменилось, нас тщательно и с подозрением проверяют на всех блокпостах, дополнительно проверяют на границе. Кто-то упрекает в том, что мы не дожали в 2020-м, как-то неправильно себя вели. Обидно, досадно, но сейчас не время для разборок. Украинцы умирают, и, я считаю, мы должны помогать, чем можем, — поделился собеседник.