Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  2. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  3. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  4. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  5. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  6. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  7. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  8. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  9. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  10. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  11. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  12. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  13. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  14. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  15. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО


В Минске продолжается рассмотрение уголовного дела главного редактора газеты «Наша Ніва» Егора Мартиновича и начальника отдела рекламы и маркетинга Андрея Скурко, которым вменяют оплату коммунальных услуг по тарифам для физических, а не юридических лиц. Рассказываем все, что известно о процессе.

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

Позиция обвинения

Прокурор Николай Дятел во время прений 14 марта посчитал вину Егора Мартиновича и Андрея Скурко доказанной и запросил у суда по два с половиной года лишения свободы каждому.

По версии обвинения, Андрей Скурко вступил в сговор с Андреем Дынько, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, и Егором Мартиновичем, и с мая 2017 года по июнь 2021 года оплачивал коммунальные услуги за квартиру, в которой находился офис редакции «Нашай Нівы», по тарифам, как для физических, а не юридических лиц.

Изначально ущерб оценивался в 3500 тысяч рублей. Позже сумма выросла до 10 тысяч. Мартинович и Скурко погасили ущерб до суда, предприятия «Минскэнерго» и «Минскводоконал» отозвали иски на возмещение указанной суммы. До возбуждения уголовного дела предприятия не предъявляли претензий.

Прокурор в суде заявил, что вина фигурантов подтверждается показаниями свидетелей, выписками по оплате коммунальных услуг, биллингом и телефонными разговорами, зарегистрированными в офисе, фото и видео из редакции. При этом не все доказательства по делу удалось изучить в суде, некоторые диски технически было невозможно просмотреть во время заседания.

Что говорили обвиняемые?

Егор Мартинович и Андрей Скурко не согласились с предъявленным обвинением. Главред «Нашай Нівы» рассказал, что пришел работать в издание еще в 2010 году, когда учился на журфаке. После окончания вуза, остался в штате. Начинал с позиции корреспондента, потом стал заместителем главреда, а в 2017 году его назначили главным редактором. Работа была творческая — Мартинович отвечал за работу журналистов и не вникал в административные вопросы.

— Я займаўся рэдактарскай працай, я атрымліваў свой заробак і па вялікім рахунку мне было ўсё адно, хто па якім тарыфе і як аплачвае тую ці іншую кватэру, — сказал в суде Мартинович.

Он подчеркнул, что никогда не держал в руках жировки по предприятию и не вникал, по какому тарифу начислялась оплата.

— У абвінавачанні сцвярджаецца, што ў памяшканні па адрасе вул. Кальварыйчкая 16/4 знаходзіўся офіс прадпрыемства «ННбай», заснавальнікам якога я з’яўляюца. Гэта не так. Калі я рэгістраваў арганізацыю ў маі 2020 года, я адразу ўказаў у якасці юрыдычнага адраса сваю кватэру (а не квартиру Скурко — Прим. Zerkalo.io), адпаведна, там і знаходзілася маё месца працы. Паколькі УП было зарэгістравана ў жылой кватэры, то і камунальныя паслугі я аплачваў па большых тарыфах. У «ННбай» у розны час працавала два-тры чалавекі. Апроч мяне, бухгалтар Вольга Раковіч, якая працавала ў сваёй арганізацыі, «Гільдыі бухгалтараў», і мэнэджары па рэкламе, якія працавалі з дома, без адрыва ад свайго асноўнага месца працы. Офіса «ННбай» на Кальварыйскай адназначна не магло быць, — сказал во время заседания Егор Мартинович.

Главред подчеркнул, что не мог принять решение о регистрации или нерегистрации юрлица в квартире на Кальварийской, так как не был ее владельцем.

— Я не мог пераводзіць кватэру ў нежылы фонд, хоць наколькі я зразумеў з паказанняў сведак, гэта было і немагчыма. Усё гэта маглі рабіць толькі ўласнікі кватэры, а не я. Нават калі б мне было вядома аб магчымай незаконнай дзейнасці, ад мяне гэта сітуацыя ніяк не залежала. Адзінае, што я мог зрабіць, — кампенсаваць нанесеную шкоду, нават не спрачаючыся пра карэктнасць, справядлівасць і праўдзівасць падлікаў. Віны ў папярэдняй змове я прызнаць не магу, бо яе не было. Але калі паўстала неабходнасць заплаціць урон, я пагадзіўся гэта зрабіць. Гэта ўсё, што я магу сказаць па гэтай сітуацыі.

Андрей Скурко подчеркнул в суде несостоятельность предъявленных обвинений:

— Я лічу, што не нанёс маёмаснага ўрону прадпрыемствам «Мінскэнэрга» і «Мінсквадаканал». Аплата па тарыфах, паазначаных у абвінавачанні, юрыдычна не магла ажыццяўляцца, бо кватэра не была выведзена з жылога фонда. Больш за тое, юрыдычна вывесці яе з жылога фонда было немагчыма, грунтуючыся на дзейсным заканадаўстве. Кватэра знаходзіцца на пятым паверсе, адпаведна, немагчыма было дабудаваць у яе асобны ўваход. Пры гэтым розніца тарыфаў залежыць менавіта ад статуса памяшкання — жылое ці нежылое, а не ад таго, хто яго эксплуатуе — фізічная ці юрыдычная асоба.

Что говорили свидетели?

Юрисконсульт «Минскводоканал» Юрий Василенко в суде рассказал, что в декабре 2021 года предприятию поступили сведения от Управления Следственного комитета по Минску о совершенном преступлении.

— Для восстановления наших нарушенных прав был предъявлен иск о взыскании вреда (сумма — 250 рублей — Прим. Zerkalo.io). В настоящее время вред погашен в полном объеме, имущественных претензий у «Минскводоканала» нет, — сказал Юрий Василенко.

— Как рассчитывался вред? - уточнил прокурор.

— Временной интервал у нас с мая 2017 года по август 2021, — заявил представитель «Минскводоканала».

— Период, указанный в обвинении, заканчивается июнем 2021 года, — уточнила адвокат Скурко Ольга Савич. — По какой причине вы производили расчет по август 2021 года?

— Не могу пояснить, — ответил юрисконсульт «Минскводоканала». — Это наша позиция, гражданский иск. В чем проблема? Мы же не обвиняем никого, мы формируем нашу позицию. Если наша позиция неправильная, пожалуйста…

— А почему в самом исковом заявлении у вас указан период по июнь 2021 года? - спросила адвокат Мартиновича Ольга Батюк.

— Это мнение предварительного следствия, то есть позиция Следственного комитета. Позже мы сформировали свою позицию. Сумма — 250 рублей, период — с мая 2017 года по август 2021-го, — ответил юрисконсульт.

Со стороны налоговой претензий к Мартиновичу и Скурко не было: декларации подавались, налоги уплачивались, а вот у Минскэнерго возникли вопросы.

— Электроэнергия поставляется в жилые помещения для бытовых нужд, но в квартире может быть оформлено частное унитарное предприятие, иметь юридический адрес, — рассказала начальник отдела по расчетам с населением филиала «Энергосбыт» Минскэнерго Ольга Шаройко. — Либо индивидуальный предприниматель сдает комнату либо квартиру для краткосрочного проживания. Собственник квартиры по улице Кальварийской 16/4 с таким заявлением не обращался. Есть разница в тарифах: для бытовых нужд субсидированный тариф, для предпринимательской деятельности, ЧУП — полное возмещение. Разница небольшая, но все-таки есть. Следственные органы обращались к нам с просьбой посчитать, сколько было оплачено по субсидированному тарифу. Специалисты посчитали разницу, выставленная сумма была оплачена, сумма была около 3 тысяч рублей.

К окончанию предварительного следствия сумма выросла, составила уже более 9 тысяч рублей.

Задержание нашанивцев

Напомним, 8 июля прошлого года силовики провели обыск в редакции издания и изъяли технику и документы. Помещение, где располагалась редакция, было опечатано.

Тогда же задержали главного редактора Егора Мартиновича, главного редактора журнала «Наша гісторыя» Андрея Дынько, начальника отдела рекламы и маркетинга Андрея Скурко и главного бухгалтера Ольгу Ракович. При задержании Егора Мартиновича избили; во время допроса к нему в СК приезжала скорая.

16 июля задержанная бухгалтер издания Ольга Ракович вышла на свободу.

Когда истекли 10 суток после первого задержания, главреда «Нашай Нівы» Егора Мартиновича, а также Андрея Дынько и Андрея Скурко повторно задержали на трое суток по подозрению в нанесении имущественного вреда без признаков хищения.

Андрей Дынько провел 13 суток в изоляторе на Окрестина в статусе подозреваемого по двум уголовным статьям. 21 июля он освободился под обязательство о явке.

Егор Мартинович и Андрей Скурко находятся под стражей.

Правозащитники признали задержанных сотрудников «Нашай Нівы» политзаключенными.

После разгрома редакции прекратила деятельность в Беларуси, оставшаяся команда продолжает работу за границей. В ноябре 2021 года суд Центрального района Минска признал материалы сайта и соцстей экстремистскими, в январе 2022-го КГБ признал предприятие «Сородичи» экстремистским формированием.

Рассмотрение уголовного дела Мартиновича и Скурко продолжается в суде Заводского района Минска.