Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. От четырех до 14 лет колонии. В Минске огласили приговор по делу БелаПАН
  2. В Таиланде в детском саду убили 22 ребенка. Это сделал бывший полицейский
  3. Путин открыто восхищается идеологом русского фашизма. Рассказываем, о ком идет речь
  4. «Я был в шоке». Врач-стоматолог спустя три года после выпуска решил узнать, где сейчас его однокурсники, и провел мини-исследование
  5. В парламент поступил законопроект об амнистии ко Дню народного единства
  6. В ISW рассказали, почему России нет смысла применять ядерное оружие и куда может быть нанесен первый удар, если это случится
  7. «Гражданственность и патриотизм» навязали и вузам. Теперь там тоже будет упор на идеологию — постановление Минобра
  8. Теперь официально. В Беларуси ввели мораторий на повышение цен и тарифов на внутреннем рынке
  9. Чиновники взялись за владельцев агроусадеб. Для них ввели новые ограничения и наказания
  10. Власти приняли решение забрать Красный костел у верующих
  11. Россияне ударили по Запорожью, ракеты попали в семь жилых многоэтажек. Также снова обстрелян Харьков (обновлено)
  12. Минздрав попытался объяснить, какая в Беларуси ситуация с медкадрами и почему страна теряет врачей (вышло не очень убедительно)
  13. «Если это Adidas, Nike или Zara, ладно». Лукашенко лично возьмется за рекордную инфляцию. Еще он анонсировал новые ограничения и наказания
  14. Блестяще проводимая операция в Херсонской области, распри в РФ из-за мобилизации. Главное из сводок на 224-й день войны
  15. «Контрнаступление активно продвигается. Путин нашел „главного виновника“ неудач в Украине». Главное из сводок на 225-й день войны
  16. Путин «финализировал» аннексию украинских территорий — он подписал поправки в Конституцию
  17. ГУБОПиК задержал главного инженера «Милкавиты»


На днях глава Минздрава Дмитрий Пиневич сообщил, что за последние две недели спрос на лекарства вырос на четверть. При этом, отметил министр, проблем с поставкой препаратов, в том числе и зарубежных, нет: все импортеры выполняют свои обязательства, плюс на складах остались хорошие запасы, которых хватит на «3−6 месяцев минимум». Zerkalo.io поговорило с фармацевтами из разных регионов, чтобы узнать, как обстоят дела на практике.

Валентина (имя изменено) — сотрудница частной аптеки в одном из районов Минска. Значительная часть их клиентов — люди в возрасте. За шесть лет работы, говорит Валентина, с таким ажиотажем на препараты она сталкивается впервые. Возник он, делится наблюдениями собеседница, где-то через неделю после начала войны. Случалось, вспоминает, клиент спрашивал: «Сколько у вас есть упаковок такого-то лекарства?», получал ответ и забирал все.

— В основном люди закупались лекарствами, которые принимают на постоянной основе либо курсами. Например, сердечные препараты, лекарства от давления, сахарного диабета, гормоны щитовидной железы. Брали столько, сколько кому позволяли деньги: одни на 2−3 месяца, другие на полгода, — делится наблюдениями Валентина. — Все это продлилось около недели. Сейчас спрос остается только на некоторые позиции. К ним относятся, например, «Эутирокс» — гормон щитовидной железы (Германия), «Ко-амлесса» — средство от давления (Словения). Есть в этом списке белорусский спиртовой йод и немецкий «Йодомарин».

Основных причин ажиотажа специалист называет две: люди боятся, что лекарства могут пропасть, либо из-за скачка доллара сильно подорожают.

— Когда стали появляться новости про возможный взрыв на АЭС, люди начали сметать йод. Брали по две упаковки таблеток, хотя в каждой по 100 штук. Йод скупали по два-три флакона, — продолжает собеседница.

— Заметила, что мамочки в основном запасаются препаратами для детей, — дополняет коллегу Оксана (имя изменено), еще одна сотрудница частной аптеки. — А молодежь затаривается лечебной косметикой. Недавно цены на эти товары в среднем подняли на 15 процентов, впереди, говорят, еще плюс 20 процентов.

При этом острого дефицита лекарств, отмечает Валентина, она пока не наблюдает. Да еще, рассуждает, и рано о таком говорить. С начала войны прошло слишком мало времени и на складах пока достаточно запасов. К тому же, говорит фармацевт, проблемы с поставками импортных лекарств случались и ранее.

— По базе, которую я сегодня посмотрела, на складе нет, а в продаже остатки по более чем 50 наименованиям импортных лекарств. Что-то стало пропадать сейчас, что-то, как, предположим, немецкий «Миг», начало исчезать еще до войны. На прошлой неделе у нас закончился польский «Ибуфен». Все сложнее становится найти «Эутирокс» (по информации tabletka.by, на 18 марта в аптеках Минска этот препарат есть. — Прим. Zerkalo.io), — делится наблюдениями собеседница. — Кроме того, после 24 февраля у нас какое-то время были проблемы с корвалолом. Он есть белорусский, российский и украинский. Сейчас привезли украинский, но в небольшом количестве. Были вопросы и с таблетками российского и украинского валидола (по информации tabletka.by, на 18 марта только в Минске валидол есть в сотнях аптек. — Прим. Zerkalo.io). Как аналог есть белорусский — в капсулах, но его не особо хотят брать.

По словам собеседницы, начинают пропадать украинские лекарства. Например, «Фуразидин», «Амизон», «Анаприлин». В Минздраве, напомним, раньше сообщали: препараты из Украины полностью заменят другими.

— А что с ценами на лекарства?

— За последний месяц импортные препараты подорожали на 20−30 процентов. Есть позиции, для которых это составило 10−20 рублей, — говорит Валентина. — На белорусские лекарства цена выросла где-то в районе рубля, что не так чувствуется.

 

Один из читателей заснял, как изменились цены на лекарства с конца 2021-го и после начала войны в Украине. Фото: читали Zerkalo.io

Фото: читали Zerkalo.io

Фото: читали Zerkalo.io

Фото: читали Zerkalo.io

Фото: читали Zerkalo.io

Фото: читали Zerkalo.io

Похожую ситуацию описывает и коллега Валентины Антон (имя изменено). Молодой человек — сотрудник крупной госаптеки. Если обычно, приводит пример он, выручка за 12-часовую смену у них была около 3000 рублей, то в конце февраля стала около 5000.

— Сейчас уже таких цифр нет, но все равно, выручка больше привычной, — рассказывает Антон. — Обычно люди просчитывают бюджет и за лекарствами, которые пьют постоянно, приходят раз в месяц. Сейчас же все чаще у таких клиентов я замечаю рецепты сразу на полгода. Берут сразу по 6−7 упаковок. Из самых востребованных — гормональные препараты, средства для лечения щитовидки, «кардиология», инсулин, антидепрессанты. Конечно, при необходимости, этим препаратам можно найти аналог, но менять лекарства, к которым привык, люди не любят. Все-таки замена может переноситься по-разному. Вот люди и запасаются впрок.

А что с ценами? Из наблюдений Антона, в общем, с начала войны стоимость препаратов выросла «рубля на 3−4». Но лекарства в каждой новой партии часто дороже тех, что были в предыдущей.

— Думаю, складские запасы идут по старым ценам, поэтому сильной разницы пока не заметно, — рассуждает собеседник. — Хотя по отдельным позициям рост чувствуется значительно. Например, «Флебодиа». Недавно она стоила 76 рублей, а позавчера привезли уже за 106. «Трипликсам» одномоментно подорожал рублей на десять.

— Еще до войны все понемногу дорожало. Элементарно баночки для мочи в ноябре стоили 52 копейки, а сейчас 80, — приводит пример Оксана и предполагает, что перебои с лекарствами скорее всего начнут возникать. — Поставщики требуют предоплату, причем, в валюте. У хозяина нашей сети, например, небольшой оптовый склад. Получается, при заказе он проводит оплату в валюте, а аптеки с ним в течение месяца рассчитываются в рублях. С учетом нынешних скачков курса ситуация непростая. Поэтому он заказывает все небольшими партиями.

А как в регионах?

Еще одна наша собеседница Марта (имя изменено) — сотрудница крупной госаптеки в Гомеле. У них, говорит, повышенный спрос на лекарства стал чувствоваться в последние две недели. Выручка за день иногда составляла двойную норму. Сейчас спрос чуть поубавился.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

— Хотя периодически люди приходят с достаточно крупными заказами. Народ опасается исчезновения импортных лекарств, и даже того, что не станет некоторых белорусских. Это, кстати, вполне возможно, ведь некоторые действующие вещества для наших средств закупаются за рубежом, — рассуждает собеседница и приводит примеры препаратов, на которые у них заметно вырос спрос. — Это импортные лекарства для лечения заболеваний щитовидной железы («Эутирокс», «L-тироксин» (Германия), лекарства для снижения артериального давления («Сартвал», «Вальсакор» (Словения)). Активно стали скупать успокоительные. Причем, как «обычные», типа «валерьянки», так и антидепрессанты (берут сразу по 2−3 упаковки). После сообщений о захвате Запорожской АЭС и видео доктора Комаровского люди стали повально скупать «Йодомарин», а также обычный йод.

На складах, говорит она, запасы лекарств есть. Хотя по некоторым позициям ощущается нехватка.

— Но я бы не связывала это с войной. Перебои в поставках случались и раньше, где-то закончилась регистрация, где-то имеются проблемы на производстве, а что-то просто перестали выпускать, — перечисляет Марта. — Не так давно у нас пропали, например, «Фозикард», «Фурамаг», «Солкосерил». О том, что это случится нас предупредили еще до войны. Ничего страшного тут нет, — эти препараты можно заменить аналогом. Сейчас меня больше беспокоит ситуация с украинскими лекарствами. Некоторые из них почти незаменимы, например, «Тамоксифен», который используют при раке молочной железы. Производят его в Харькове.

Что говорят поставщики?

Большинство препаратов, которыми сейчас закупаются люди, — импортные. Однако, по словам одного из поставщиков зарубежных лекарств, предпосылок к тому, что белорусы останутся без западных таблеток пока нет.

— На данный момент ни одна зарубежная компания не заявила, что она приостанавливает свой бизнес в Беларуси. Фирмы не настроены на то, чтобы не работать с нашей страной. Все-таки одно дело запретить какие-то продукты, а другое — таблетки, от которых зависит жизнь людей, — рассуждает собеседник. — Мне кажется, если какие-то проблемы с наличием препаратов и возникнут, то по другим причинам. Например, логистическим. На данный момент самая большая проблема тут с Украиной. У нас три крупных поставщика из этой страны. Когда война только началась, дистрибьюторы активно у них закупались. Думаю, пока запасы должны быть. Но, понятно, это не на вечно.

— Насколько, как вы считаете, хватит запасов импортных лекарств?

— Назвать какой-то конкретный срок мне сложно. Скажу лишь, что в фармацевтическом бизнесе никто не делает запас на неделю. Есть позиции, по которым и в мирное время, дистрибьюторы берут лекарства впрок на четыре-шесть месяцев.

— Как война в Украине повлияет цену препаратов?

— В среднем по разным позициям цены на импортные лекарства поднялись на 30 процентов и выше. Произошло это из-за разницы в курсах. В валюте прайсы на многие препараты не менялись годами. Плюс удорожание из-за логистики, — отвечает собеседник. — Если курс продолжит расти, то и стоимость лекарств будет увеличиваться. В таких случаях пациенты обычно переходят в более дешевый сегмент. Соответственно, качество лечения ухудшается, но это уже другая тема.