Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Мы все опять умрем? Рассказываем об оспе обезьян, которой начали заражаться люди в Европе и США
  2. Восемьдесят седьмой день войны в Украине
  3. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  4. Минобороны РФ сообщило о полном захвате комбината «Азовсталь» и пленении комбата «Азов». Его вывозили из города на бронеавтомобиле
  5. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны
  6. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  7. Украина призывает РФ забрать тела своих солдат, новое видео из Бучи, последние фото с «Азовстали». Восемьдесят шестой день войны
  8. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия
  9. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  10. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  11. С 1 июня белорусов ожидают изменения по некоторым жилищно-коммунальным услугам
  12. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  13. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине
  14. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  15. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине


Белорусская журналистика «гораздо свободнее», чем американская, европейская и даже японская. Такое мнение выразил Александр Лукашенко в интервью журналисту японского телеканала TBS Шигенори Канехире.

Фото: Скриншот видео
Фото: Скриншот видео

Свою позицию он объяснил тем, что в Японии у представителей СМИ помимо профессиональных ограничений есть еще и личные, основанные на традициях страны:

— Вы сказали, что белорусские журналисты более свободные, чем японские? - удивился Канехира.

— Это древняя империя, устоявшаяся империя. Там не просто законы, а сознание людей таково, что никогда Канехира или какой-то другой журналист не посмеют нарушать эти традиционные, веками устоявшиеся нормы, не только законы. Мы молодое суверенное государство. Мы всего 30 лет существуем, как независимое государство. Может, и в этом еще причина (свободы белорусской журналистики — Прим. Zerkalo.io). Но есть и у вас предатели, и разные люди. Запад об этом не кричит. Вы тоже. Но вы с ними разбираетесь точно так, как мы. Но в силу того, что у нас еще нет этих имперских (в хорошем смысле) традиций журналистики, как у японцев, приходится кого-то из журналистов ставить на место, — сказал Лукашенко.

На вопрос о том, задерживают ли в Беларуси журналистов Лукашенко ответил утвердительно.

— Сажают. Только не за их деятельность профессиональную, а за то, что борются против своего государства на деньги Соединенных штатов Америки и коллективного Запада. Хотя я не припомню, чтобы у нас сейчас кто-то был наказан и сидел из журналистов. Сидел в тюрьме, — заявил Лукашенко.

— Лично я думаю, что не все журналисты в Беларуси могут свободно работать, — заметил Канехире.

— Ну это ваше мнение. Наверное, не все. Так же, как и в Японии. Наверное, есть определенные ограничения. И личные у них ограничения, и ограничения по закону. Поэтому я не буду оспаривать вашу точку зрения. Везде чья-то свобода ограничивается чьей-то другой свободой, — сказал Лукашенко.

Что не так с заявлением Лукашенко

Напомним, что в Уголовном кодексе Беларуси (пока) нет статьи, предусматривающей ответственность журналиста за профессиональную деятельность. Поэтому журналисты белорусских независимых СМИ «сидят» за что угодно, но не за это.

В прошлом году белорусские суды признали экстремистскими практически все крупные независимые СМИ. Часть из них, по решению силовых ведомств, названы «экстремистскими формированиями», за участие в которых предусмотрено до семи лет лишения свободы.

Кроме того сотрудников белорусских независимых изданий привлекали и привлекают по статьям о разжигании вражды (максимальная санкция — до 12 лет лишения свободы), соучастие в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (до 7 лет лишения свободы), организация действий грубо нарушающих общественный порядок (до 4 лет лишения свободы), причинение имущественного вреда без признаков хищения (до 5 лет лишения свободы), разглашение врачебной тайны, повлекшем тяжкие последствия (до трех лет лишения свободы), вмешательство в деятельность сотрудника органов внутренних дел (до трех лет лишения свободы), измена государству (до 15 лет лишения свободы). Ни одному из них не предъявлялось обвинение в получении иностранного финансирования. Более того, ни одному белорусскому журналисту не вменялось в вину использование иностранной безвозмездной помощи в нарушение законодательства Беларуси.

В день, когда Лукашенко давал интервью японскому телеканалу, в тюрьме Гродно ждал (и до сих пор ждет) суда журналист Денис Ивашин, в Следственной тюрьме Жодино — журналист Андрей Почобут, в СИЗО находились (и до сих пор находятся) 19 работников медиа, а в колониях отбывали (и до сих пор отбывают) наказание журналисты: Екатерина Андреева (Белсат), Дарья Чульцова (Белсат), Игорь Лосик (консультант «Радио Свобода»). Апелляции ждут приговоренные к исправительной колонии Олег Груздилович («Радио Свобода»), Александр Ивулин («Трибуна»), Егор Мартинович («Наша Ніва»), Андрей Скурко («Наша Ніва»).

По данным Белорусской ассоциации журналистов, на 19 марта в неволе остаются 26 работников белорусских медиа. В Японии — ни одного, сообщает Комитет защиты журналистов.