Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В суд направили дело экс-журналистки БТ Ксении Луцкиной. По обвинению в заговоре с целью захвата власти ей грозит до 12 лет
  2. «Что он, с младенцами под автозаки будет лезть?» Рассказываем о величайшем белорусском футболисте, который просил землю у Лукашенко
  3. «Им просто нужно морально уничтожить человека». Тетя политзаключенного Степана Латыпова — о племяннике, ШИЗО и «тюрьме в тюрьме»
  4. Осужденный за комментарии по «делу Зельцера», врач, «рельсовые партизаны». КГБ обновил список «террористов»
  5. Кадровый день у Лукашенко: в 10 районах сменились председатели, у «АГАТ — системы управления» — новый директор
  6. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  7. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  8. В Беларуси расширили перечень медпоказаний для «надомников». Теперь учиться дома можно будет даже после тяжелого гриппа
  9. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  10. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  11. Wargaming продал белорусскую и российскую компании бизнесмену из РФ
  12. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  13. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  14. ПЦР-тесты для полетов в Россию белорусам все-таки нужны или нет? Разбираемся
  15. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  16. Диверсии в оккупированном Херсоне, насилие с обеих сторон и ключевое сражение за Донбасс. Сто тридцать третий день войны
  17. Сто тридцать четвертый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  18. Парламентские выборы в Беларуси пройдут в феврале 2024 года, а за ними — выберут и ВНС
  19. Дезертирство в украинской армии, уничтожение российской ДРГ и Россия на паузе. Главное из сводок штабов на 134-й день войны
  20. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности
  21. Министр обороны Шойгу — самый популярный политик в России после Путина. Рассказываем историю его удивительной карьеры
  22. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  23. Удар со стороны, с которой не ожидали. Казахстан может запретить поставки некоторых товаров в Беларусь и Россию


Советник Светланы Тихановской Франак Вячорка заявил, что ситуация с выдачей виз в страны Евросоюза остается сложной. По его словам, тысячи людей подают заявки, но не могут получить визы. А некоторые страны, такие как Литва и Эстония и вовсе перестали выдавать визы белорусам. В чем дело?

— Нам зараз прыходзіць вельмі вялікая колькасць запытаў пра візы. Што не выдаюць, трэба доўга чакаць. Мы спрабуем гэта вырашаць, але сітуацыя сапраўды крытычная, таму што тысячы хочуць выехаць, — заявил Франак Вячорка. — Тысячы і тысячы падаюцца на візы, а консульствы не здольныя столькі заявак апрацаваць. Гаварылі і з літоўцамі, і з латышамі, і з эстонцамі, і з чэхамі, і з палякамі. Пыталіся таксама ў Германіі і Францыі, каб нейкім чынам палепшыць і павялічыць колькасць выдаваемых віз. Але гэта вельмі складана. Гэта не звязана з дыскрымінацыяй беларусаў. Гэта звязана з вялікай перагрузкай сістэмы. Яшчэ пасля 2020 года штат супрацоўнікаў, якія працуюць у консульскіх аддзелах, істотна скараціўся. І зараз, бывае, што ў консульстве ці амбасадзе працуе толькі адзін чалавек, які займаецца візамі. Мы вядзем перамовы і спрабуем зрабіць, што можам са сваго боку.

Между тем, посол ЕС в Беларуси Дирк Шрубель в интервью DW также прокомментировал ситуацию, по поводу виз. В том числе и то, что некоторые страны перестали выдавать визы белорусам.

— Это компетенция каждого отдельного государства-члена. ЕС это не решает. Но это может быть и вопросом нехватки персонала. Например, в Минске в посольствах Литвы и Латвии практически никого не осталось. Их всех выслали, кроме одного человека, который, так сказать, присматривает за зданием, — заявил Шрубель. — Учитывая это, я не думаю, что их можно упрекать, что они не могут выдавать столько виз, как раньше. И в других посольствах, возможно, ситуация похожая, у них тоже был сокращен персонал. Мы не знаем всех подробностей. Это, к сожалению, до сих пор вопрос каждого государства-члена ЕС. И поэтому мы не можем влиять. Но мы как ЕС предпочли бы, чтобы было выдано как можно больше виз для помощи нуждающимся. В том числе, чтобы не терять связь с населением Беларуси.