Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  2. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  3. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  4. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  5. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  6. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  7. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  8. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  9. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  10. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  11. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  12. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  13. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  16. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  17. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  18. Восемьдесят пятый день войны в Украине. Онлайн
  19. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  20. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны


Суд в Бобруйске вынес решение по административному делу учителя истории средней школы № 27 Ларисы Секержицкой, которая обвинялась в нарушении порядка организации или проведения массового мероприятия.

Лариса Секержицкая на фото крайняя справа. Фото: Бобруйский курьер
Лариса Секержицкая на фото крайняя справа. Фото: Бобруйский курьер

Суд постановил: ленты в волосы учительница повязала не для красоты, а для «выражения своего общественно-политического настроения в связи с происходящим в Украине». Тем самым педагог «пыталась привлечь к себе внимание граждан» и «приняла активное участие в проведении массового мероприятия в виде пикетирования».

Ларису Секержицкую признали виновной в нарушении порядка организации или проведения массового мероприятия и назначил ей 70 базовых величин штрафа (2240 рублей).

Напомним, Секержицкая не признала вины. По ее словам, 3 и 4 марта она привязала к волосам желтую и синюю ленточки для красоты, а не выражения своих «общественно-политических настроений». 4 марта она зашла в учительскую, чтобы подготовиться к уроку. В этот момент в кабинет зашли две коллеги Секержицкой. Женщины закрыли дверь на замок и стали громко требовать объяснений — что собой представляет прическа учителя истории, писала газета «Бобруйский курьер».

На шум пришла заместитель директора школы по учебной работе. Выяснив суть конфликта, завуч привела свои аргументы: якобы ленты в прическе не соответствуют деловому стилю. И потребовала снять ленты.

Конфликт продолжился уже в кабинете директора. Как рассказала Лариса Секержицкая, руководитель учебного заведения потребовала от нее написать объяснительную по поводу случившегося, а также пригрозила непродлением контракта.

В итоге, в школьный класс Секержицкая все же попала, но после первого урока ее вновь вызвали в кабинет директора. К тому времени там уже находился милиционер Сергей Рудько. Он и доставил женщину в «опорку». Там, по утверждению Секержицкой, ее заставили раздеться и обыскали, а позже составили протокол.