Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  2. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  3. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  4. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  5. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  6. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  7. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  8. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  9. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  10. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  11. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  12. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  13. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  14. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  15. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  16. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  17. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  18. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта


Авария с участием российской военной техники случилась в ночь с 31 марта на 1 апреля в Речицком районе недалеко от деревни Ивановка. Сразу два авто — легковушка Volkswagen B4 и грузовик Mercedes-Benz 814 столкнулись с колонной российской техники. Водитель грузовика, 24-летний Денис погиб на месте. Его девушка Снежана выжила чудом, как и управлявший легковушкой Андрей. Но каково же было удивление выживших и родных погибшего, когда в официальной сводке сообщили, что автомобили Дениса и Андрея столкнулись друг с другом, а не с российской техникой. Блог «Отражение» поговорил с пострадавшим водителем легкового автомобиля и родственниками погибшего водителя грузовика. Мы перепечатываем этот текст.

«Попал в район или под колесо военной машины. Спасло только то, что был пристегнут»

Уже шесть дней водитель Volkswagen 33-летний Андрей находится в больнице. У него тройной перелом ноги. Недавно сделали операцию.

 — Я ехал со стороны Гомеля домой в Речицу, — говорит Андрей. — Выбрал трассу, потому что так удобнее добираться, двигался в крайней левой полосе. Скорость была 70−75 километров в час. Тогда на дороге была плохая видимость, слякоть. До «хойницкого кольца» (оно недалеко от деревни Ивановка. — Прим. Ред.) оставался примерно километр. На встречной полосе заметил какие-то мелкие проблесковые маячки и стал притормаживать. Вдруг впереди появились две буквы V и только потом я понял, что там стоит БТР. Он был без опознавательных знаков, только эти буквы. Ни освещения, ни сопровождения. Понимаю, что я еду ровно-ровно на него, оставалось 40-50 метров.

Андрей попытался уйти на разделительную полосу, но успел только сгруппироваться. Столкновения было уже не избежать.

— Там, на дороге, стояло 8 штук этой военной техники: по четыре справа и слева. Получается, я врезался в последний, — вспоминает водитель. — Всю мою правую сторону зацепило — крыло, колесо. Всё смялось, двигатель зашел на пассажирское сидение. Машину перевернуло. Получается, попал в район или под колесо военной машины. Спасло только то, что был пристегнут.

Фото: vk.com/gomelchp
Легковушка, в которой ехал Андрей. Фото: vk.com/gomelchp

— Я начал кричать. Потом вижу, что БТРы заводят и отъезжают на метров 15 вперед. Стал от злости бить лобовое стекло, — рассказывает мужчина. — Ко мне военные подбежали — человек 8−10. Разбили верхний люк, вытянули, перенесли на крайнюю правую полосу, уложили на землю. Начали пытаться оказывать первую помощь, побежали за аптечкой.

— Тут заметили, что едет машина. Они выскочили, стали махать руками. Я видел как грузовик притормаживал, его начало заворачивать в левую полосу. Он стал уходить, чтобы не задавить людей, и оказался в правой полосе. В это время военные стянули меня в кювет и прыгнули туда сами. А грузовик врезался в еще один БТР. Я сразу услышал крик девушки, — вспоминает Андрей.

Фото: vk.com/gomelchp
Грузовик столкнулся с российской техникой буквально через пять минут после первой аварии. Фото: vk.com/gomelchp

Он говорит, что между столкновениями прошло около пяти минут. По его словам, военные и в этом случае отъехали вперед. Через какое-то время мужчине удалось вызвать скорую и ГАИ.

— Когда уже скорая приехала и меня перенесли в машину, туда зашел сотрудник МЧС. Я спросил, что со вторым водителем — его сильно зажало и сам он не мог выбраться, — сотрудник сказал: «Всё». Девушка, которая была в той машине пострадала меньше, весь удар пришелся на водителя. Ее, как и меня, госпитализировали, — рассказывает Андрей.

Фото: Блог "Отражение"
Так выглядел салон грузовика, в котором погиб 24-летний водитель. Фото:  блог «Отражение»

Мужчина добавляет, что сразу же объяснил спасателям, как и что было: две машины врезались в стоящую на дороге военную технику.

 — А потом я вижу, что МЧС дает сообщение, что якобы столкнулась легковушка и грузовой автомобиль, а про военных — ни слова, — удивляется он. — Более того, в больнице я сам настаивал на том, чтобы у меня взяли кровь для анализа на алкоголь. Военные там говорили между собой — мол, мы, водители, были пьяные. Поэтому сам настаивал на анализе. Правда, результаты пока не получил.

«Денис в какой-то момент после аварии пришел в себя и сказал: «Я эту боль не выдержу»

Погибшему Денису Радченко было 24 года. Парень работал в частной фирме. Утром следующего дня должен был развозить молоко по садикам.

 — Он был хорошим парнем, ответственным работником. Ездил всегда аккуратно, алкоголь вообще не употреблял. В его навигаторе до сих пор стоит отметка скорости — 88 километров в час, — говорят родные погибшего.

Фото: Блог "Отражение"
Денис Радченко. Фото: блог «Отражение»

В тот вечер Денис отправился к сестре, чтобы познакомить ее со своей девушкой Снежаной. На ночевку они не остались и возвращались поздно: с утра парню нужно было на работу.

— Снежана момент аварии не помнит — она тогда уснула и во время ДТП упала между сиденьем и капотом, а весь удар пришелся на Дениса, — говорят родные. — Мы приехали минут через 30 на место аварии. Там было темно, машины военных не были ничем обозначены, на них не было никаких катафотов, не было сопровождения. Техника просто стояла в темноте на той полосе, по которой ехал Денис. Заметить БТРы было очень сложно. Они как будто выросли из-под земли. Мы сами это все лично видели. Уже потом обоз военных ехал с сопровождением машин ГАИ, а в то время, когда произошла авария, этого не было.

Фото: Блог "Отражение"
Фото: блог «Отражение»

— Снежана вспоминает, что Денис в какой-то момент после аварии пришел в себя и сказал: «Я эту боль не выдержу». Потом умер. У него все было переломано. Для того, чтобы он выглядел нормально в гробу, ему пришлось восстанавливать лицо, — говорят родные парня.

Молодого человека похоронили 2 апреля. У Дениса остался двухлетний сын.

В данный момент Следственный комитет проводит проверку поданному ДТП. По словам родных Дениса, с ними ни следователи, ни военные пока не связывались.