Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  2. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  3. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  4. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  5. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  6. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  7. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  8. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  9. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  10. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»


Вчера силовики в своем телеграм-канале разместили видео, где белоруска на фоне буквы Z говорит, что презирает своего сына, Василия Парфенкова, который воюет на стороне Украины и «убивает ни в чем не повинных людей». Видео в своем канале разместил также сотрудник ОНТ Игорь Тур. По его словам, женщина «считает, что она виновата — и только она» в том, что «сын вырос таким». По мнению Светланы Тихановской, это показывает, что белорусские спецслужбы преследуют родственников добровольцев. Мы связались с Василием Парфенковым и спросили, какие отношения у него с семьей и как снималось это видео.

Василий Парфенков (фото предоставлено собеседником) и его мама (скриншот видео, опубликованного Светланой Тихановской)
Василий Парфенков (фото предоставлено собеседником) и его мама (скриншот видео, опубликованного Светланой Тихановской)

На видео женщина сидит на фоне буквы Z и надписи «Поддержим наших!» Вот ее слова: «Являюсь матерью Парфенкова Василия Петровича, который в 2014-м году уехал на Украину. Сейчас он там воюет на стороне украинских военных сил. Я его за это презираю. За то, что он убивает ни в чем не повинных людей. Этому я его не учила. Мне стыдно, что у меня такой сын». Видео появилось в телеграм-канале, который принадлежит белорусским силовикам (администрация Telegram уже удалила этот канал).

Василий Парфенков после нападения России на Украину воевал в составе добровольческого батальона ОУН (Организация украинских националистов). По его словам, бойцы находились в Киевской области. Несколько дней назад белорус перешел в батальон Кастуся Калиновского. Командир и показал ему то самое видео с его мамой.

— Я был в составе ОУН, пока в Киевской области была напряженная ситуация — не мог оставить своих побратимов. — рассказывает о переходе к соотечественникам Василий. — А сейчас прохожу тут тренировки, как я понимаю, меня проверяют украинские спецслужбы, потому что батальон Калиновского входит в состав ВСУ. И вот мы ехали с полигона, командир мне показал это видео. С 2014-го видел не один такой ролик от моих родственников. Когда их начали дергать, я им сам сказал: говорите, что вам скажут, соглашайтесь на эти предложения, чтобы у вас не было никаких проблем с этими спецслужбами. Сам прекрасно понимаю, какая ситуация в Беларуси, знаю, что это сказано по принуждению, что все это неправда. И мои родные об этом знают. А мне на эти видео все равно — как с гуся вода.

Маму Василия Парфенкова зовут Валентина Павловна, ей 68 лет. Женщина живет в Минске. Василий не видел ее с 2014 года, когда уехал в Украину. Общаются они теперь только по телефону.

— У нее есть смартфон, но она не умеет пользоваться мессенджерами. Когда к ней приходит моя сестра и когда я не на фронте, мы созваниваемся и можем поговорить. Это раз в неделю-две получается. В Минске у меня еще двоюродный брат, они с сестрой помогают маме, поэтому она там не одна. Со всеми у нас хорошие отношения, — говорит белорусский доброволец.

Василий Парфенков на войне после вторжения России. Фото предоставлено собеседником
Василий Парфенков на войне после вторжения России. Фото предоставлено собеседником

Созванивались мама и сын и после появления видео, обсуждали ситуацию. Василий говорит, матери было очень тяжело.

— Говорю: «Видел новый шедевр». Ну, посмеялись, — объясняет он. — Но маме, конечно, тяжело, она переживает за меня, нервничает. Ей же тоже сложно говорить это через силу, это ведь все не так (речь о фразах, которые мама Василия произносит в ролике. — Прим. Ред.). Вчера, когда общались, она все время плакала, извинялась. Она в стрессе. Говорю: «За что ты извиняешься? Я же сам сказал соглашаться на все, что они хотят». Я предлагал маме в свое время переехать ко мне в Киев, тут есть где жить. Она говорит, что ей уже поздно уезжать, да и не хочет: всю жизнь прожила в Беларуси, там похоронен мой отец.

Валентина Павловна рассказала сыну, как записывалось видео. По ее словам, приходили участковый и двое в штатском. Кто конкретно, она не знает.

— Не знаю, может, это были люди из ГУБОПиК, КГБ, — они не представились, но, думаю, это спецслужбы, — предполагает Василий. — Просто пришли, позвонили в дверь, мама открыла. Говорила, что вели себя с ней достаточно корректно, не грубили. Предложили записать это видео — она согласилась, потому что мы с ней так договорились.

Мама Василия Парфенкова на том самом видео. Скриншот: twitter.com/Tsihanouskaya
Мама Василия Парфенкова на том самом видео. Скриншот: twitter.com/Tsihanouskaya

Василий рассказывает, что давление на его родных оказывают с 2014 года, когда он уехал из Беларуси, а потом пошел в добровольцы и воевал на Донбассе на стороне Украины. В 2015—2019 годах Парфенков выезжал туда несколько раз.

— К родителям периодически приходили. В 2015-м их вызывали в КГБ, расспрашивали, где я и что я, общаются ли они со мной, — говорит доброволец. — Наверное, таким образом силовики думают, что я совершу какую-то ошибку, на нервах поеду им мстить за родителей и родных.

Но я же не идиот — прекрасно понимаю ситуацию в Беларуси, понимаю, что давят на родственников тех, кто принимает здесь участие [в боевых действиях на стороне Украины против России], — продолжает мужчина. — Я привык к этому, прекрасно знаю, как работают наши спецслужбы, и у меня их работа ничего, кроме смеха, не вызывает: их методы не изменились еще с советского времени. Они раньше звонили родным, представлялись моим друзьями или одноклассниками, говорили, что у них есть какая-то информация, от которой зависит моя жизнь, и ее нужно передать только при личной встрече.

Сестре тоже звонили и предлагали говорить обо мне гадости. Было время, что они затихли, особо никого не трогали. А сейчас снова стали дергать родителей. Может, потому что я выставлял видео в Fаcebook, что снова на фронте, говорил, как отношусь к режиму и его спецслужбам, — считает он.

Василий Парфенков на акции в Киеве в 2020 году. Фото предоставлено собеседником
Василий Парфенков на акции в Киеве в 2020 году. Фото предоставлено собеседником

По словам Василия, родные знали, что он пойдет на войну, когда Россия вторглась в Украину. Они не осуждали его выбор ни в то время, ни сейчас, не осуждали и его политическую позицию.

— Я с 1999 года — в белорусском движении, был на первом «Марше свободы», на обороне Куропат. После «Плошчы-2010», когда я был в инициативной группе Некляева, мне дали четыре года, — описывает мужчина свой путь из политического активиста в эмигранта и добровольца на войне. — Я отсидел 11 месяцев. А потом меня выпустили по указу Лукашенко, хотя я отказался писать прошение о помиловании: мне не в чем было каяться.

— После этого в Минске меня взяли под превентивный надзор на полгода, после чего повесили несколько нарушений [за его несоблюдение] и отправили в колонию в Барановичах на полгода. Оттуда я снова вышел с «надзором» — опять повесили три нарушения. Отбывал уже в Горецкой колонии, там я пробыл еще год. Освободился в декабре 2014-го и 14-го числа уехал в Украину. Поэтому мама знала, что я пойду на войну сейчас: я говорил ей об этом, и она знает мой характер, мое отношение к режиму Лукашенко, к Путину. Победа будет за нами, и я буду делать для этого все, пока живой, — считает молодой человек.

Василий спокойно воспринимает видео, на которых его родные говорят что-то негативное в его сторону. Мужчина лишь больше переживает за них после таких визитов силовиков.

— Распирает меня, конечно, от того, что они там творят. Если хотят разобраться со мной — я не прячусь, — заявляет Парфенков. — Пусть приезжают в Киев, встретимся на Майдане.

В Киеве у него остаются жена и двое детей семи и четырех лет. Его супруга — украинка, она тактический медик и в 2014—2015 годах проводила инструктажи для военных на Донбассе. Какое-то время была фронтовым врачом. Василий говорит, что в случае реальной угрозы он отправит ее и детей из страны.

— Поэтому мама за себя в Минске не боится — она больше переживает за нас. Говорит: «Я уже как-нибудь доживу тут свой век, сколько мне осталось. Главное — чтобы у тебя, у внуков все было нормально», — пересказывает напоследок слова матери мужчина. — Я знаю, что мои родные меня любят, а они знают, что я их люблю. И пусть делают все, что им скажут, чтобы минимизировать давление на них.

Пока готовился этот материал, в телеграм-канале пропагандиста Игоря Тура появилось видео с матерью (свое имя она не называет) Дениса Прохорова, еще одного белоруса, который сейчас защищает Украину. Ролик записывал ГУБОПиК. Вот слова, которые она произносит на том же фоне с буквой Z и надписью «Поддержим наших!»: «Я не одобряю действия ВСУ со стороны Украины. То, что он действует, делает, его действия, которые он совершает — ну, воюет в чужой стране, — после многих монтажных склеек так выглядит речь женщины. —  Чтобы ты возвращался, Денис. Мы тебя ждем. Лучше отсидеть несколько лет в своей стране, чем убивать людей».

Читайте также: