Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Восемьдесят второй день войны в Украине
  2. «Ребята рядом падали». Поговорили с бойцом батальона Калиновского, который на войне в Украине лишился ноги
  3. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  4. «Украина, похоже, выиграла битву за Харьков». Главное из сводок штабов на 80-й день войны
  5. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  6. Экстравагантные наряды, желтые люди-волки и Kalush Orchestra, который всех «порвал». Финал Евровидения-2022 в фотографиях
  7. «Помогите „Азовстали“!» Первое место на «Евровидении» заняла Украина
  8. «Сейчас я понимаю националистов, которые сорвали мой концерт». Поговорили с Сергеем Бабкиным про Лукашенко, русский язык и войну
  9. Белорусская оборонка работает над созданием отечественных ракет для ЗРК «Бук» и системы «Полонез». Обещают скоро закончить
  10. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  11. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  12. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  13. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  14. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  15. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  16. Карты Mastercard некоторых белорусских банков вновь заработали после сбоя


Украинский блогер Дмитрий Высоцкий был критиком протестов и оппозиции после выборов 2020 года в Беларуси. Парень работал на издание «Минская правда», где на Youtube выпускал ролики, в которых размышлял про Лукашенко, БЧБ и недовольных. Когда началась война, Дмитрий был в Украине, а 14 апреля он опубликовал ролик, где сказал, что разочаровался в Лукашенко и ему стыдно за работу на белорусскую пропаганду. Мы поговорили с блогером про вербовку ФСБ, протесты в 2020 году и стыд перед белорусами.

История украинская

— Когда началось вторжение, вы были в Новой Каховке. Вы рассказали, что сотрудник российского канала RT Константин Придыбайло предлагал вам деньги за съемку видео, где местные «благодарят за освобождение Украины». Почему связались именно с вами и о какой сумме шла речь?

— Когда 24 февраля к нам зашли российские войска, я все это освещал и показывал, как есть. Я поехал на местную ГЭС, думал, что там наши, но ее уже захватили россияне. Когда возвращался назад, встретил мужичка, который говорил: «Я в шоке. Где наши?». А сбоку стояла женщина, которая махала российской технике и говорила, что поддерживает их. Я все это снял и опубликовал в телеграм-канале. Канал Russia Today сделал репост. И мне написал Костя Придыбайло.

Скриншот переписки Высоцкого с Придыбайло
Скриншот переписки Высоцкого с Придыбайло

В течение четырех-пяти часов ко мне набежало около 16 тысяч подписчиков. По намекам я понимал: если буду двигаться в пророссийском направлении, то будущее в плане блогерства мне обеспечено. Я отказался, финансового интереса у меня не было, но написал, что могу высказаться у них на канале. Но я бы говорил только то, что думаю. Как только российская армия зашла к нам, я опросил около девяти человек — и только один из них сказал, что топит за Россию. Остальные были против оккупации.

— А как восприняли ваш отказ от сотрудничества?

— Он еще писал после этого, но я говорил, что у нас идут обстрелы. Смысл был такой, как я это понял: если ты таких людей не найдешь, то придумай, как это сделать. Скорее всего, вплоть до того, что мне нужно было за деньги подкупить людей, чтобы они говорили: «Класс, спасибо, что освободили».

— Что с вами было дальше?

— Шестого марта у нас в городе был протест против оккупации российскими войсками. Вышло очень много людей. Еще учитывайте то, что часть населения выехала на территорию, подконтрольную Украине, потому что россияне уже тогда беспределили, мародерствовали, забирали машины, насиловали. Очень многое сейчас в СМИ не показывается, чтобы не пугать людей. Но там была жесть. Я тоже пошел шестого числа на митинг. У людей есть право выйти на своей территории и сказать, что они против оккупации. Я говорил с местными о том, что происходит. Там была россиянка, которая сказала: «Я с российским паспортом и в шоке от того, что происходит. Я была за Путина». Другие люди говорили: «Русский военный корабль, иди на ***, Путин — х****, оккупанты, валите домой». Я все показывал. Огромная толпа, можно сравнить с Днем города. Мы дошли до местной администрации, где люди сняли российский флаг и повесили украинский. Оккупанты вышли и начали стрелять резиновыми пулями. Сначала в воздух. А потом попали и по людям. Нас забросали светошумовыми гранатами. Но мы все равно не уходили, тогда россияне использовали слезоточивый газ. После все и разошлись.

А девятого марта я ехал со своей знакомой на машине, нас остановили на блокпосту и сказали: «Подъедьте к администрации и возьмите пропуск, иначе мы вашу машину сейчас заберем». А за час до этого я опубликовал пост, где говорил, что Придыбайло предлагал мне деньги. Мы поехали к администрации, оказалось, что нас там уже ждали россияне. Меня забрали и запихали в здание, где просто около 40 минут избивали: «Ты работаешь на СБУ. Ты сдаешь позиции российских войск. Ты координатор протестов». Не хочу вспоминать подробности. Меня били прикладом, выводили с мешком на голове на улицу, палили в воздух и при этом говорили: «Мы тебя сейчас расстреляем».

Потом они подняли меня на второй этаж и завели в один из кабинетов. Там было четыре человека. Одного из них пропаганда называет и.о. мэра города. Мне говорят: «Ты блогер, ты журналист, ты будешь публиковать те посты, которые нам нужно». Я сказал: «Отпустите меня, я удалю каналы, ничего публиковать не буду. Я просто хочу жить». Но мне объяснили, что уже поздно. Меня хотели заставить сказать на видео, что президент Зеленский очень плохой человек, который продал страну, в которой все нацики. Но я отказался. После чего их главный, покрутив пистолет в руках, сказал: «Отведите его на сутки в яму, пусть в ней посидит и послушает, как там соседям режут пальцы, может, передумает».

После мне надели маску на голову и вывезли в СИЗО. На четвертый день меня перевели в соседнюю камеру, а в ту, где был я, посадили двух пацанов. Их избивали. С ними поступили так за то, что они сливали информацию о перемещении российских войск. В какой-то момент им сказали: «Мы сейчас вас расстреляем». Нас в камере было четверо, и после все мы слышали выстрелы на улице возле СИЗО. Больше этих парней я не видел.

Фото:скриншот видео с youtube - аккаунта Дмитрия Высоцкого
Дмитрий Высоцкий через несколько дней после освобождения

На пятый день мне надели мешок на голову и отвезли к ФСБшнику. Он мне говорит: «Раз ты не хочешь по-хорошему, тогда будет по-плохому. Не хочешь за деньги рассказывать, тогда мы тебя заставим». Это было очень страшно. Он прочитал мой пост про Придыбайло и спросил: «Ты за что так с Костей поступил? Если ты не хочешь, чтобы тебя сейчас в Армянск (город на севере Крыма. — Прим. Ред.) завезли, где тебя закопают, то у тебя есть единственный способ выйти отсюда живым. Ты подписываешь документ о сотрудничестве с ФСБ». Он мне дает лист, и под диктовку я все пишу. После этого мне объяснили, что я должен все посты в телеграме согласовывать с ним, видео на YouTube, которые я сам захочу снимать, публиковать нельзя, запрещается говорить, что Россия — это днище и что они проиграют. Нужно делать репосты местных блогеров, которые уже согласились с ними сотрудничать. Если попробую уехать из Херсонской области, то меня найдут и мне будет п****ц. Сказали подумать о родителях и после этого отвезли домой.

— Вы публиковали то, что в ФСБ просили?

— От их имени ничего не публиковал. Я даже намекнул своей аудитории, что я под колпаком, выпустил видео «Что сейчас происходит в Украине? Херсон. Новая Каховка. Киев», я там с синяком под глазом говорю, что «я ничего не решаю». После этого мне ФСБшник написал: «Слушай, друг, я думал, что мы нашли взаимопонимание. Если не хочешь проблем, то так больше не делай».

— Как вы выезжали?

— Вместе со знакомой, у которой трое детей, собрали по друзьям и родственникам бензин и уехали. В сторону Херсона у нас было 16 блокпостов, которые мы прошли. А потом съехали на сельские дороги, через которые попали на территорию, подконтрольную Украине. Я пошел в СБУ и рассказал все, как было. Они спрашивали про сотрудничество с белорусскими и российскими спецслужбами, но в итоге все вопросы решили.

История белорусская

— Вы сказали, что вам стыдно за работу на белорусскую пропаганду. Почему?

— Мне сейчас говорят, что я переобулся и предал Беларусь. Мне обидно и стыдно перед белорусами и украинцами, что я в Лукашенко не увидел того, что было изначально на поверхности: он просто сдает страну. Я до последнего не верил, что этот человек, если его так можно назвать, сделает то, что он сделал, и позволит российской армии напасть с белорусской территории. Я надеялся, что, несмотря на жесткие разгоны после августа 2020 года, он сможет удержать стабильность в регионе. Мне стыдно. Когда закончится война, я удалю все свои каналы.

— 13 апреля вы опубликовали пост с фото, где написали: «Эти фотки я не публиковал, потому что ФСБ запретило вам это показывать. Нельзя было показывать, насколько жестокие эти люди». А фотографиям людей после Окрестина в августа 2020 года вы верили?

— Белорусской тематикой я начал заниматься в ноябре 2020. Я предвзято отношусь к лидерам белорусской оппозиции. Больше всего мне не нравится, что Светлана Тихановская ездит по Европе и это не приносит результата. Людей не выпускают из СИЗО, а она продолжает передвигаться на классных машинах и только громкие слова говорить. Вызвали непонятные эмоции попытки организовать стачку. Это вызывает у меня недоверие к определенным лидерам оппозиции. По августу — я всегда был против насилия. Но хочу сказать, что протесты в США во время последних выборов разгоняли с такой же жестокостью. Но я всегда говорил, что, если будет за что критиковать Лукашенко, я всегда об этом скажу.

Задержанные во время акций протеста после президентских выборов 2020 года показывают синяки на теле на выходе из изолятора на Окрестина, 13 августа 2020 года.

— А фотографиям вы верили?

— У меня много знакомых, которые рассказывали про издевательства на Окрестина.
Все говорили разные вещи. Одни: «Меня пару раз ударили и все было хорошо». Другие: «Мы слышали истории через людей, что там жесть вытворяли». Третьи: «Посидели, отпустили, не было ничего». Я сделал выводы, что, скорее всего, все эти моменты [насилие] там были, но доказать невозможно, только если показаниями людей. Но учитывая, что была история про Кристину, которой выбили больше 20 зубов, а это оказалось фейком. У меня пропало доверие к подобной информации.

— Ваша аудитория — это сторонники Лукашенко, что они после 24 февраля говорят о политике и войне?

— Около 65% довоенной аудитории со мной осталось. Это люди, которые пишут, что поддерживали Лукашенко, голосовали за него и они в шоке от того, что он начал вытворять. По их словам, они бы никогда за него не проголосовали, если бы знали, что он до такого доведет страну. Есть часть людей, которые продолжают его поддерживать, но они выступают против «военной операции».

— Расскажите, как вы попали в Беларусь и сколько там жили?

— С апреля по сентябрь 2021 года я жил в Беларуси. Ездил по стране и спрашивал людей, что они думают про Лукашенко и 2020 год. Исходя из моих опросов в Минске большинство людей выступали за Светлану Тихановскую. Если взять Брестскую область или Витебскую, то там мнение людей разделилось. В Бресте мне было понятно, что люди против Лукашенко, но в области — за. Но я не верю, что за Тихановскую проголосовало 97%.

— Вы же понимаете, что это мем?

— Понимаю, но в свое время это преподносилось как реальные 97%.

— Мне трудно представить, что в Беларуси в 2021 году, когда тебя на камеру спрашивают про отношения к Тихановской, ты скажешь правду.

— Люди были запуганы, это факт. Люди боялись КГБ, что их вычислят и потом у них будут проблемы. Но были и те, кто не боялся. На меня повесили ярлык пропагандиста. Но я видел очень много фейков от оппозиции, и это вызывало у меня недоверие. Вы можете этого не напечатать, но есть факт. Я брал комментарий у человека, который выходил на протест в Минске. Парень, который не из Беларуси, говорил, что ему предложили деньги, 100 рублей, чтобы он пошел и помахал БЧБ-флагом. Я встретил этого человека в чат-рулетке.

— Я был на многих митингах, говорил с людьми, и почему-то никто не признался, что ему дали деньги.

— Я, как человек из Украины, считал себя непредвзятым. Когда я это услышал, у меня это вызвало вопросы, я опубликовал эту информацию у себя. Я не думаю, что был смысл кому-то платить деньги, чтобы он выходил с БЧБ-флагом, но факт, что такие показания были от человека.

Фото:скриншот видео с youtube - аккаунта газеты "Минская правда"
Видео с такими заставками Дмитрий Высоцкий создавал для «Минской правды»

— Как вы попали на работу в государственное издание «Минская правда»?

— У меня была публикация про девочку, которая работала в Белагропромбанке. У нее была провластная позиция и стоял флажок на столе. И ее начали травить. Я сделал пост про это у себя. Также я написал в паблик «Шкварки NEWS» (по словам Дмитрия, этот телеграм-канал ведут сотрудники «Минской правды». — Прим. Ред.) и попросил сделать репост. Они согласились, но с условием, что я потом дам им интервью. В конце июля 2021-го мы с ними поговорили. А в сентябре я сам им позвонил и спросил, берут ли они кого-то на работу. Я собирался ехать домой и снимать ролики про Украину. Так мы и начали сотрудничать. Все темы я выбирал сам, только они просили не ругаться матом. На вопрос про критику Лукашенко мне сказали: «Без проблем, главное, чтобы все было адекватно».

— Сколько вам платили?

— Про это не хочу говорить.

— Это символическая сумма?

— Там немного. У меня была фиксированная сумма в месяц. Я в сентябре купил себе машину (она стоит $ 4000) и до сих пор за нее на рассчитался. Сейчас апрель. При этом хочу отметить, что коллектив там прекрасный. Не было такого, чтобы люди говорили: «О, змагары, идиоты». Но Тихановскую критиковали много.

— Если взглянуть на количество просмотров ваших видео, то это не очень большие цифры. Как думаете, почему?

— Да все просто. Большинство людей, которые поддерживают Лукашенко, они среднего возраста и старше. Весь молодняк поддерживает оппозицию, они подписаны на Мотолько, Путило, TUT.BY, Белсат. Способ подачи информации у вас намного новее и более продвинутый. Но ко всем этим СМИ есть вопросы, когда вы публикуете фейки, вы за них не извиняетесь.

Я нашел у вас (Дмитрий имеет в виду Youtube-канал TUT.BY | Политика, который сейчас передан нашей редакции и переименован — Прим. Ред.) видео, вы, наверное, его не заметили, когда в феврале 2021-го был протест, вы показали дворик, где идут люди, там стоял гараж. Я попросил людей с этого района снять видео, и оказалось, что гаража уже нет, его убрали в ноябре 2020 года.

— Не могу себе представить, что редакция TUT.BY сидела и думала: «А давайте в феврале опубликуем ноябрьское видео».

— Это может произойти с любым, каждый может на это попасть.

— Вы общались с кем-то из белорусских пропагандистов в неформальной обстановке?

— Я пересекался с ними на провластных мероприятиях, но особо в те круги старался не влезать. У меня было несколько предложений о платных постах от людей, чьи имена я не буду называть. Еще представители частного бизнеса предлагали информационно их поддержать. Но я отказывался. Один раз в это влезешь — и станешь человеком, который продался за деньги. Одна из белорусских партий, не хочу ее пока называть, предлагала мне бартер: я рекламирую их на своем канале, а в ответ они меня продвигают в нужные политические круги. Эти же люди предлагали мне паспорт гражданина Беларуси. Хочу добавить, что сотрудники КГБ или СК на меня ни разу не выходили.

— Как вы думаете, Тур, Азаренок, Лебедева и другие действительно верят в то, что говорят?

— Это очень умные люди, которые прекрасно понимают, что происходят, они знают, что Лукашенко жестит, но они оправдывают это тем, что есть стабильность. Я думаю, что после 24 февраля многие из них задумались, и их вера в Лукашенко пошатнулась.

— Но они продолжают делать то, что делали.

— Они являются частью системы, на которой держится власть Лукашенко. У них нет выбора. Как вы себе это представляете? Тур завтра говорит: «Лукашенко плохой», находясь при этом в Беларуси, или он выезжает в Европу, а там его забрасывают помидорами с фразой: «Ты предатель». Они стали заложниками системы. Лукашенко поставил на кон их репутацию и будущее. Я вам гарантии даю, что они не верят в то, что говорят. 17 марта якобы повесился Эмиль Чечко. У них (госпропаганды) не возникло вопросов, почему он это сделал и зачем ему это надо. Повесился человек — и все.

Эмиль Чечко дает интервью телеканалу «Беларусь 1»

—  А есть какой-то чат, где собраны все провластные блогеры?

— [Смеется]. Я настолько сильно не погружен. Я предполагаю, что они все переписываются между собой, они связаны одной цепью. Весь этот пул работает на одну повестку: или «невероятные», или украинские нацисты, или российские Навальные. Это повестка может разноситься даже без согласования сверху. Но я не думаю, что они сидят и обсуждают: это публикуем, а это нет.

— Почему вы уехали из Беларуси?

— Я съездил на «Славянский базар», потом у меня начали заканчиваться деньги, я захотел домой, развернулся и поехал.

— По возвращении в Украину к вам не было вопросов от СБУ или других представителей власти?

— Нет, абсолютно никаких.

— Вам теперь кто-то написал или позвонил из бывших коллег?

— Мне написал Илья Бегун, который является сотрудником «Минской правды», когда я сделал публикацию про Лукашенко. Я считаю, что он победил на выборах в 2020 году, вы можете думать иначе. У нас есть такое право. Но сейчас я уверен, что за Лукашенко и 20% не проголосует. У людей открылись глаза. Я это проговорил у себя в публикации, и мне написал Илья Бегун. Его посыл был таким: «Понимаю, что у тебя сейчас война и много эмоций, но ты видосик удали, если не хочешь проблем. Ты работаешь на „Минскую правду“, ты государственный корреспондент. Это может вызвать много вопросов к нашему изданию». Но я же на своем канале это сделал. Мне сказали, что все равно не надо так делать. После этого я попрощался с ними. Я же сказал, что буду критиковать Лукашенко, когда есть за что.

После всей ситуации, что со мной вытворяли ФСБ, ни один из них, ни один из «журналистов» — Тур, Азаренок, — никто из них не написал и ничего не спросил.
Правда, как только я опубликовал первый пост, после выхода из СИЗО, мне написала Ксения Лебедева: «Это тебя нацики избили?». Я ответил: «Ксюша, какой флаг сейчас над городом висит? (российский. — Прим. Ред.)». Она мне опять: «Тебя все-таки нацики избили?». Она даже не принимала факт того, что это могли быть россияне (личную переписку с Лебедевой Дмитрий предоставить отказался. — Прим. Ред). Меня поддержал только один блогер, его имя называть не буду.

— Что бы вы сказали бывшим коллегам?

— По-человечески они реально прекрасные ребята. «Минская правда» тоже стала заложником ситуации, я знаю, что ее сотрудники не хотят войны на территории Украины. Но сложилось так, что у пропаганды язык может работать только в одну сторону. Любое мнение в поддержку Украины они высказать не могут. Это подчеркивает яркими красками ситуацию, в которой оказалась Беларусь и весь ее народ. Я уверен, что, если бы люди сейчас вышли на протест с госсимволикой и плакатами «Нет войне», их бы просто начали паковать в автозаки. Беларусь сейчас оккупирована Россией. Я знаю, что меня смотрели белорусские силовики. Мне интересно, как они относятся к этой ситуации. Окей, 2020 год — это внутренний конфликт, но, когда извне на вашу территорию заходит иностранное государство на учения, а потом остается и с вашей территории летят ракеты, для вас это нормально? Иностранцы хозяйничают на вашей территории, а вы сделать с этим ничего не можете. При этом вы называете себя независимым государством.

Митинг против фальсификации результатов выборов, Минск, 16 августа 2020 года.

— Вы теперь начали понимать людей, которые выходили на протесты в Беларуси?

— У меня многое в голове перевернулось, и мне за многое очень стыдно. Мне стыдно, что я говорил, что Лукашенко человек, который будет держать стабильность в регионе. Да, диктатор (я всегда это говорил), но теперь вся его стабильность в ж***. Сахар поднялся в цене, рубль ослаб, что будет дальше — это вопрос. Как только экономика России упадет в пропасть, в Беларуси будет то же самое. На кого же тогда спихнут проблемы? Опять американцы виноваты? Обвинят Британию, назвав ее англосаксами? Обвинят Тихановскую, назвав ее пятой колонной? Найдут террористов, которые были готовы взорвать Дворец Независимости?

— Когда вы критиковали оппозицию и протесты, вы это говорили из-за своих убеждений или из-за понимания, что, если не будете так делать, то перестанете быть востребованы у пропаганды?

— В этом и проблема, почему мне стыдно. Факты указывали на то, что там, где вы показывали фальсификации, там был ряд вопросов (каких именно, собеседник не уточняет. — Прим. ред.). Хотя есть знакомые, которые говорили, что к ним пришли в садик и сказали: «Вы знаете схему, по которой мы работаем, все пишем за Лукашенко». И плевать, что 40% голосовали за Тихановскую. Но подтвердить это очень сложно. Люди боялись дать показания. Очень сложно определить, где правда, а где ложь. Но время всю правду покажет. Как только Лукашенко уйдет, придет новый человек, вся эта схема вскроется. Мы увидим, как политическая верхушка сбежит из страны.

— Когда вы работали в «Минской правде», вы считали себя журналистом?

— Я себя таким никогда не считал, хоть и называл. Я любитель и простой блогер. А сейчас «переобутый». Ведь я сказал, что Лукашенко плохой.

— А что бы вы сказали мне, журналисту, которого задерживали за его работу, который был на сутках, человеку, чьи коллеги сейчас сидят в СИЗО и колониях?

— Независимо от того, буду я просить прощения или нет, меня никто не извинит. Я думаю, время покажет, что я был неправ по многим вопросам. Не прошу меня извинить. Но лучше понять позже, что такое Лукашенко и Путин, чем не понять совсем. Чтобы моя совесть была чиста, когда война закончится, я уйду с этой темы. С этим стыдом жить дальше в информационном поле я не смогу. Я желаю вам верить в то, что это все скоро закончится. Там очень много несправедливых дел, но по фактам я их подтвердить не могу. Придет время, когда это все вскроется.

Фото:скриншот видео с youtube - аккаунта газеты "Минская правда"
Видео Дмитрия Высоцкого на Youtube-канале «Минской правды»

— Вам не хотелось бы извиниться перед белорусами?

— У меня есть вина перед белорусами, украинцами, россиянами. Это проблема людей, которые говорят то, что думают. Я простой человек. Я делал выводы, но в ключевой момент, что касается Беларуси, когда все стало на свои места, я все понял.
Я понимаю всю ответственность перед людьми. Еще раз скажу, когда все закончится, я удалю свой канал. Людям, которые совершают такие ошибки, как я, нечего делать в информационном поле. Извинения ничего не дадут, я чувствую свою вину, но прощать меня все равно никто не будет.

— Куда делись ролики с вашего Youtube-канала, которые публиковались до войны?

— Поудалял все, потому что стыдно. И посты все удалил. В «Минскую правду» написал, чтобы удалили все видео со мной.

— Ваше отношение к событиям после выборов 2020 года в Беларуси изменилось?

— Я пока не готов это комментировать. Мне тяжело это дается. Знаете, признавать свои ошибки — это очень тяжело. Может быть, позже я отвечу на это вопрос. Хотя какой смысл отвечать потом? У людей должно быть право голоса и право на самовыражение. У нас в Украине это есть. Я считал, что люди тоже должны выходить на протест в Беларуси, но по закону и согласованно.

— Вы же понимаете, что это так не работает в нашей стране?

— Мне говорили, что люди пытались, но им отказывали. Честно, я не знаю, что тогда посоветовать.

— Спасибо, что поговорили с нами.

— Я знаю, как ко мне отнесутся ваши подписчики, с каким хейтом: «Заслужил, мало тебя били, надо было больше». Как минимум моя совесть будет чиста, я рассказал о том, что со мной было.