Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Чувствует себя нормально». Мария Колесникова остается в больнице до понедельника
  2. «Предупреждают, что за мной уже выехали». Поговорили с Валерием Сахащиком об угрозах, полке Калиновского и плане «Перамога»
  3. В США при странных обстоятельствах погибла белоруска, ее муж, свекровь, двое дочерей и собака
  4. Подоляк озвучил потери украинской армии в войне с Россией. Ранее это называли закрытой информацией
  5. Посольство: информация о белорусе, получившем в Челябинске повестку о мобилизации, вероятно, фейковая
  6. В Миорах силовики задержали не меньше 13 человек. Среди них — «Человек года Витебщины» и его сын
  7. Бессмертие для диктаторов: рассказываем, как стареющие правители пытаются продлить себе жизнь и что из этого выходит
  8. Дело TUT.BY передали в суд. Дата первого заседания пока неизвестна
  9. Глава ОНТ предложил главе ЦИК назначать президента на ВНС, чтобы не допустить к власти «Зеленских, котлет и Наусед». Тот не против
  10. Вступительная кампания в вузы в 2023 году пройдет по новым правилам (и с характеристикой)
  11. «Коллега еще чувствует себя неважно». Попытались узнать, что известно о белорусах, заболевших менингитом на складах Ozon в Подмосковье
  12. «Зноў не той». В Беларуси продолжаются задержания по поводу комментариев о смерти Макея
  13. В МНС рассказали, какие налоговые изменения уже точно введут в 2023 году. Они затронут как бизнес, так и население
  14. Какую игру ведет Лукашенко, подготовка к мобилизации в Крыму, число убитых и сдавшихся в плен. Главное из сводок на 282-й день войны
  15. Возможная мобилизация, визы и политзаключенные. Объединенный переходный кабинет подвел промежуточные итоги и ответил на вопросы журналистов
  16. Без повестки и звонков. В Борисовском районе от военнообязанных требуют явиться для сверки учетных данных
  17. «Как остановить пожар в Европе?» В ОБСЕ зачитали последнюю речь Макея
  18. Зачем российские пропагандисты извратили заявление Хренина и чья Белогоровка. Главное из сводок на 281-й день войны
  19. Бразилия сыграет с Южной Кореей, Англия против Сенегала и другие пары. Определились все участники 1/8 финала футбольного ЧМ


Белорусский травматолог-ортопед Рустам Айзатулин рассказал об условиях труда, заработке его коллег, а также протезах отечественного производства. Белорусский фонд медицинской солидарности, платформа «Здоровые знания» и инициатива «Белые халаты» провели стрим с медиком после массового задержания врачей-травматологов. Приводим основное из беседы.

Рустам Айзатулин. Фото: Zerkalo.io

Рустам Айзатулин 12 лет работал в РНПЦ травматологии и ортопедии, лечил детей с нейромышечными и другими редкими заболеваниями, помогал трем благотворительным фондам — «РАНО», «Геном» и «Я РЕТТкая». В начале 2021 года с ним не продлили контракт из-за «сокращения финансирования проектов», в которых он был занят. Медик активно выражал свою гражданскую позицию после выборов 2020 года. После ухода из РНПЦ уехал в Украину. Мы рассказывали его историю.

Как работают и зарабатывают травматологи-ортопеды в Беларуси

Рустам Айзатулин отметил, что в стране травматолого-ортопедическая служба работает на должном уровне, однако не во всех учреждениях, по его словам, есть подходящие условия для оказания помощи высокого качества.

— К сожалению, в Беларуси чем дальше от центра, тем условия работы сложнее и тяжелее. Из года в год это не зависит от врачей, медперсонала, которые работают в глубинке. Я в свое время ездил в гости к своим коллегам, видел, какими инструментами они работают, как они во время операций выкручиваются из ситуаций, в которых не каждый доктор европейского уровня сумеет выкрутиться. Они на районах работают такими инструментами, металлами и конструкциями, которыми, наверное, уже нигде в мире не работают. Да, из года в год пишутся заявки на поставку нового оборудования, но десятилетиями ответ один: денег нет.

Медик говорит, что многие его коллеги в Беларуси совмещают работу в нескольких местах.

— Травматологи-ортопеды — это очень «зажиточные граждане-буржуи», которые работают на трех работах. Некоторые совмещают дежурства в приемном покое и работу в отделении. Некоторые — научную работу, практическую. Вынуждены еще дополнительно консультировать в консультативных отделениях, по несколько раз в неделю — в частных медцентрах. Люди вынуждены задерживаться на работе, чтобы, кроме бумажной работы, сделать еще врачебную. <…> Если мы говорим про ортопеда-травматолога со средней загруженностью, человек с утра приходит на работу, идет в операционную, кроме этого, ему нужно проконсультировать больных, заполнить истории болезни, заполнить какие-то заявки. Рабочий день может затянуться, и переработки никто не оплачивает, — рассказал Рустам Айзатулин.

Снимок носит иллюстративный характер. Источник: TUT.BY

«Любого человека можно подвести под статью»

По словам медика, большая часть травматологов-ортопедов в республике — члены международных ассоциаций, которые изучают мировой опыт в лечении. Однако протоколы оказания экстренной и плановой травматолого-ортопедической помощи в стране, добавил врач, устарели.

— И сейчас те люди, которые работают с новыми металлоконструкциями, инструментами, веяниями в травматологии и ортопедии, вынуждены от этого протокола, конечно же, отходить, потому что он устарел и не пригоден к использованию. И любого доктора сейчас в Республике Беларусь (в травматологии и ортопедии) можно подогнать под уголовную статью, если захотеть. Потому что помощь оказывается так, а протоколы, которые до сих пор лежат на сайте Министерства здравоохранения и которые читают правоохранительные органы, совсем другие. Поэтому, взяв любую историю и пациента, сравнив с протоколом, любого человека можно подвести под статью.

Протезы белорусского производства. Что с качеством?

— Те протезы, что в 90-х годах выпустились на внутренний рынок, действительно имели право на жизнь. Эти медицинские изделия зарекомендовали себя достаточно неплохо. Но медицина не стоит на месте, в нее вкладывается много денег, новых инженерных мыслей. И установки импланта меняются, и операционные доступы, и инструмент, — отмечает медик. По его словам, за прошедшие годы протезы незначительно менялись. — В основном это те изделия, которые уже немного себя изжили, и требуется достаточно большой экономический и научно-технический прогресс, вливания, чтобы это изменить в лучшую сторону. К сожалению, этого не делалось очень давно.

Иллюстративное фото. Источник: TUT.BY
Иллюстративное фото. Источник: TUT.BY

Медик дополняет, что отечественные протезы в основном поставляются на внутренний рынок. При этом, по его словам, многие государственные больницы в стране используют импортные изделия.

— Особенности доступов, послеоперационного ведения, реабилитации — они абсолютно разные у протезов белорусского и небелорусского производства. Поэтому, когда у меня пациент спрашивал, какой поставить, я ему честно говорил, советовал протез такого-то производителя, — имеет в виду медик выбор в пользу импортного. — Я могу понять тех врачей, которым задают такой вопрос и они честно отвечают пациенту. И эта честность привела к такому делу (задержаниям. — Прим. Ред.)

«Дело травматологов»

26 марта в Беларуси прошли массовые задержания врачей-травматологов. Большинство из них оказались главами отделений. Их подозревали по статье 430 УК «Получение взятки». Несколько не связанных между собой источников рассказывали нам, что массовые задержания, вероятнее всего, были связаны с закупкой протезов немецкого производства. Их в страну поставляет только одна белорусская компания.

Позже на совещании у Лукашенко с участием министра здравоохранения Пиневича генпрокурора Шведа и главы КГБ Тертеля заявили, что были задержаны 35 ортопедов-травматологов. В эфире госканала «Беларусь 1» рассказали, что фигурантами коррупционного расследования стали еще и пять представителей коммерческих структур.

По данному факту Следственным управлением КГБ расследуется уголовное дело по частям 1, 2 и 3 статьи 430 (Получение взятки), части 1 статьи 431 (Дача взятки), а также части 1 статьи 433 (Незаконное денежное вознаграждение). По данным оперативников, оборот одной из фирм-поставщиков иностранных эндопротезов, фигурирующих в деле, составил почти 12 млн долларов за 2019−2022 годы.

20 апреля появилась информация, что некоторых медиков «по делу травматологов» начали отпускать.