Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Умер глава МИД Владимир Макей
  2. В 2023 году повысят подоходный налог для некоторых физлиц. Кого могут затронуть новшества
  3. Путин — матери погибшего солдата в Украине: Мы все смертные, мы все под Господом, и мы когда-нибудь из этого мира все уйдем
  4. Принудительный труд заключенных. Мебельные гиганты ЕС годами закупают продукцию белорусских колоний — новое расследование
  5. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы
  6. «Хотите под плеткой походить?!» Лукашенко упрекнул некоторых белорусов в том, что они понимают свободу и независимость не так, как он
  7. У белорусского омоновца замечен пистолет пятого поколения — в Беларуси таких быть не должно. Рассказываем почему
  8. В 2023 году планируют заметно поднять земельный налог. Повышение коснется и населения, и бизнеса (размер прибавки многих может удивить)
  9. Для бизнеса подготовили еще одно изменение. На этот раз чиновники хотят поднять один из налогов
  10. Контратаки ВСУ и переполненные больницы и морги. Главное из сводок штабов России и Украины на 276-й день войны
  11. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  12. «Мы точно так же маневрируем, как Лукашенко». Арестович объяснил, почему Зеленский до сих пор не встретился с Тихановской
  13. Лукашенко предсказал конец ОДКБ в случае поражения России в войне. Кажется, на этот раз он прав — объясняем
  14. «В перспективе станет еще сложнее». Поговорили с консультантом, который помогает получить визы


Шесть лет назад, когда Вадим Симонов впервые вышел на пробежку, он даже не думал, что пройдет время — и он добегается. Добегается до того, что для ощущения безопасности ему придется покинуть Беларусь. Вадим — тот самый минчанин, который своими дистанциями «нарисовал» герб Украины, «Ой у лузі червона калина», картинку, посвященную российскому военному кораблю, и много чего еще. Второй день он находится в Грузии, планирует, как заново строить жизнь, и все так же любит бег.

Фото: t.me/bysol
«Впервые повестка мне пришла в 2020-м. Как оказалось, у милиции был вопрос по поводу моих пробежек с бчб-флагом по району и фото с одного из маршей, — рассказывает Вадим. — Повестку мне в руки не вручали, я посмотрел по дате фото, срок наказания по административке за него уже вот-вот заканчивался. Я решил никуда не идти. Меня и не трогали». Фото: t.me/bysol

— Для меня бег — это спасение. В жизни много всяких стрессов, пробежки же — хорошая возможность от всего выключиться. Хотя бы пока ты в пути, — улыбается Вадим.

Он вообще, кажется, человек суперпозитивный и, по всей видимости, активный. Несмотря на утомительную дорогу из Минска до Тбилиси, которая растянулась на 27 часов, уже на следующий день он вышел на дистанцию и «нарисовал» «ЖЫВЕ». Вышло жизнеутверждающе, хотя недели за две до этого все складывалось не очень.

— Перед референдумом мне сообщили, что по прописке ко мне приходило семь силовиков. Ломились в дверь, интересовались, где я. Бывшая супруга им пояснила: мы в разводе, и я с ней не живу. Они ушли, — описывает происходящее Вадим. — А потом случилось так, что мне по работе должны были позвонить с незнакомого номера. Я снял, а это оказался участковый. Звал на беседу, предупреждал, что на меня уже составлен протокол за интервью и репосты, и уточнял: бегаю ли я разные маршруты. Зачем ему эта информация, не пояснял. Просил прийти в пятницу, 25 февраля. У меня не получалось, договорились на понедельник, но я не явился. Надеялся, про меня забудут. Не забыли.

Фото: t.me/motolkohelp
Первая пробежка Вадима в Тбилиси. Фото: t.me/motolkohelp

Сначала Вадиму прислали повестку, но, так как почту в семье проверяют редко, послание обнаружили месяца через полтора.

— А в прошлую пятницу (15 апреля. — Прим. Ред.) мне в вайбер с незнакомого номера пришло сообщение. В нем было написано, что 19 апреля у меня суд по ст. 19.11 КоАП. Я занервничал, задумался про отъезд, — описывает ситуацию собеседник.

Впереди были выходные и время подумать. Пока минчанин определялся с решением, скриншоты с его забегами расходились по медиа и соцсетям. В субботу, листая ленту твиттера, Вадим увидел, что пост о его дистанциях сделала Светлана Тихановская.

— И я подумал: «Пипец!», ведь если за нашими независимыми СМИ следят еще в полглаза, то за аккаунтом Светланы Георгиевны явно наблюдают, — не скрывает эмоций бегун. — Я занервничал: ладно еще административка, но мной же могут заинтересоваться и другие службы. В общем, ситуация набирала обороты, и я связался с BySol. Меня проверили по базе, оказалось, я еще выездной. Сказали, нужно определяться: или я покидаю страну сейчас, или после процесса все может усложниться. В итоге в понедельник вечером я срочно уехал.

«Самый экстремизм начался зимой 2021-го»

Вадиму 36, он специалист по продажам. Бегает 5−6 раз в неделю, получается 50−70 километров. Говорит, даже если времени вообще в обрез, старается побегать хотя 40 минут в день. С его скоростью это 7 километров. Но так было не всегда. На дорожке мужчина оказался спонтанно, случилось это летом 2016-го.

Фото: Instagram Вадима Симонова
«Рисунки» занимают немало времени, поэтому, чтобы успеть на работу, я выходил на пробежки в 4−5 утра, — рассказывает Вадим. Фото: Instagram Вадима Симонова

— В Беларуси проходила акция «Velcom — бегом», когда за каждый преодоленный километр компания переводила деньги на помощь больным детям. Приближались выходные. Мы с дочкой были дома. Я посадил ее в коляску, и мы пробежали четыре километра. Потом я еще сам «накрутил» 16. В общем, мне понравилось. Дело хорошее, — вспоминает, с чего все начиналось Вадим. — Затем тем, кто участвовал в акции, предложили написать мотивационное письмо, тема — «Почему я хочу научиться бегать». Так отбирали желающих попасть на бесплатные тренировки к Минскому полумарафону. Я прошел. Пробежал осенью 21 километр и с тех пор не останавливаюсь.

Разгон был взят, но случился неожиданный стоп. Долгие дистанции на стандартных маршрутах — это скучно, подумал Вадим. Как с этим быть? Ответ подсказала карта. Ведь если сюда свернуть или здесь повернуть, прикинул он, может что-то вырисоваться. Так в 2017-м и возникла идея с картинками. Реализовать ее минчанин решил 14 февраля. В тот день он «нарисовал» имя бывшей жены. Бежал по ощущениям, поэтому «получилось кривовато». Первый блин, шутит, оказался комом, зато лед тронулся. Затем, с помощью специальной программы, он начал прокладывать схемы «рисунков». Произведения стали аккуратнее, но были относительно простые — домики, собачки.

COVID-19 в творчество Вадима добавил социальный штрих. Бегун «нарисовал» трактор, которым белорусам предлагали лечиться, и «в поддержку медикам» — врача.

— В общем, стал бегать то, что дает какой-то эмоциональный отклик, — просто описывает тематику своих идей собеседник.

Осенью-2020-го так «триггернуло» задержание людей за надпись «Не забудем!», которую они сделали в память об Александре Тарайковском. В солидарность с ними Вадим пробежал эту же фразу в том же районе.

Фото: Instagram Вадима Симонова
Фото: Instagram Вадима Симонова

— Ну, а самый экстремизм начался зимой 2021-го, когда я сменил квартиру, — шутит Вадим. — Официального места работы у меня на тот момент не было. Я решил, не такая я важная птица, чтобы милиция за пробежки отслеживала меня по телефону, выдохнул и стал «рисовать».

Экстремизм по-белорусски в понимании минчанина выглядел так:

Фото: Instagram Вадима Симонова
Фото: Instagram Вадима Симонова

Или, например, вот так.

Фото: Instagram Вадима Симонова
Фото: Instagram Вадима Симонова

Или вот еще вариант.

Фото: Instagram Вадима Симонова
Фото: Instagram Вадима Симонова

— Зачем вам это было нужно?

— А зачем люди ходят на марши? Зачем партизаны что-то делают? Это выражение гражданской позиции в таком виде. Ну и бегать пока еще не запрещено. Если ты нарисуешь что-то на асфальте, то тебе предъявят счет, штраф или статью УК. А тут ты же ничего не портишь, — объясняет свою позицию собеседник. — Хотя, когда я «нарисовал» голого короля с автоматом, а потом «Чык-чырык», знакомые стали предполагать, что скоро за мной придут, но меня не трогали. Некоторые даже начали интересоваться, а не в погонах ли я, что меня до сих пор не забрали.

— Страшно выходить на такие пробежки?

— Когда на выходе из дома неожиданно пересекался с патрульной машиной, случался мандраж. Но, как только начинал бег, это проходило. Я знал, что на дистанции меня поймать будет нелегко: был уверен, чуть что, убегу дворами, — делится ощущениями собеседник. — К тому же, нужно понимать, «рисую» я не на каждой пробежке. Большинство из них тренировочные. Чего тогда на них бояться? Хотя, не скрою, с конца 2020-го на дистанции я постоянно смотрю в оба глаза и стараюсь не пересекаться с машинами милиции. Понимаю, я им не нужен, но предпочитаю не попадаться на глаза.

«Хотел показать украинцам: есть люди, которые пытаются сделать хоть что-то»

С началом войны в Украине Вадим залег на дно. После визита силовиков, рассказывает, стало не до бега. Он сменил номер, сделал пост о том, что покинул Беларусь, и с помощью приятелей из Польши стал размещать в соцсетях маршруты пробежек из Варшавы.

Фото: Instagram Вадима Симонова
Фото: Instagram Вадима Симонова

— Друзья бежали там, отмечали меня, а я это у себя постил. Логика была такая, если за мной следят по соцсетям, решат, я не в стране, и не будут меня так активно искать. Конечно, я понимал, что это вряд ли сработает, но это была попытка себя обезопасить, — рассказывает Вадим. — Шла война в Украине, эмоции накапливались, их нужно было выплеснуть — и я побежал.

Сначала «нарисовал» герб Украины, потом мем с российским кораблем и строчку из песни «Ой у лузі червона калына».

— А нельзя было это пробежать, но не афишировать, если боялись?

— Я очень переживаю за Украину, и мне хотелось хоть как-то морально поддержать украинцев, — объясняет смысл своих действий собеседник. — Плюс украинцы понимают, из Беларуси летят ракеты. В такой ситуации сложно хорошо относиться к белорусам. Всех гребут под одну гребенку, но не все поддерживают то, что происходит. Есть люди, которые пытаются сделать хоть что-то в тех условиях, в которых могут. Хотелось это показать.

— Полагаете, украинцы видели ваше творчество?

— Да, в соцсетях мои забеги много где разошлись. Даже «Бумбокс» об этом написал. Я почитал отзывы пользователей. Только хорошие слова.

— Как думаете, почему, «рисуя» про Беларусь, вы чувствовали себя спокойнее, чем в ситуации с Украиной, когда решили уехать?

— Потому что сейчас в целом ситуация другая, ведь большая часть активистов либо сидит, либо за границей.

Фото: Instagram Вадима Симонова
Фото: Instagram Вадима Симонова

— Но ведь вы просто бегаете.

— Объясните это тем, кто забирает людей за бело-красно-белые носки или желто-синюю ленточку в волосах, — отвечает Вадим. — Мне кажется, теперь выражение гражданской позиции в любом виде может закончиться неприятностями.

— Не было мысли, что все — добегался?

— Думаю, только благодаря бегу я еще и не оказался на сутках, — отшучивается Вадим. — Как-то во время районного марша мы попали в облаву. Если бы не занятия спортом, нас бы догнали.