Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  2. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  3. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  4. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  5. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  6. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  7. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  8. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  9. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  10. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  11. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  12. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  13. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  14. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  15. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями


Бывший министр внутренних дел, а ныне председатель «Белорусского общества охотников и рыболовов» Игорь Шуневич назвал Красную книгу «рудиментом» и предложил исключить из нее зубра, медведя и рысь, а также открыть охоту на аистов. Такое мнение он высказал в «Колонке председателя» в газете «Паляўнічы і рыбалоў».

Зубр. Фото: wikipedia.org
Зубр. Фото: wikipedia.org

С точки зрения Шуневича, Красная книга на сегодняшний день — это «рудимент» и «не более чем инструмент, регулирующий правоотношения человека с объектами дикой природы, позволяющий государству рационально использовать свои природные ресурсы». Впрочем, он признал, что «это мнение в современном „экологически продвинутом“ мире может быть непопулярным».

«Это всего-навсего вопрос регулирования численности животных. Если мы говорим, что есть виды, популяция которых находится в угнетенном и угрожающем состоянии, то мы закрываем охоту на них. Причем охотники здесь не должны выступать „крайними“ — мы закрываем любую деятельность, которая угрожает существованию этих видов», — объяснил он.

В качестве примера Шуневич привел зубра: «Популяция зубра в нашей стране не находится в угнетенном состоянии, более того, многие микропопуляции этого животного находятся в том состоянии, когда они уже наносят вред сельскому и лесному хозяйству, а иногда и представляют угрозу для человека. Охотиться на него при определенных условиях можно, и тем не менее он находится в списках Красной книги».

То же самое касается популяций рыси и медведя, которые, по словам Шуневича, «кое-где уже довольно проблематичны»: «Безусловно, хищник в природе должен быть. Но когда его много, когда он начинает наглеть из-за отсутствия охотничьего пресса и терять любой страх перед человеком… то такая ситуация далека от нормальной».

Также глава БООР задался вопросом, почему серые журавли, лебеди-шипуны и белые аисты не включены в список охотничьих видов: «Хотя если бы популяцию лебедей и аистов хоть немного проредили, то это бы пошло только на пользу всем остальным водно-болотным и луговым видам животных».

В этом случае, считает экс-министр с позиции не «ученого, а охотника-практика», перечисленные виды зверей и птиц должны быть причислены к охотничьим видам, а Красная книга выступает в качестве «своего рода „отягощения“ государственных природоохранных инструментов» и «мешает быстрому принятию решений в отношении тех или иных видов животных».