Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  2. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  3. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  4. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  5. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  6. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  7. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  8. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  9. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  10. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  11. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  12. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  13. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  16. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  17. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  18. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  19. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  20. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ


В феврале первый замгендиректора «МедиаИзмеритель» Владимир Бобцов рассказывал газете «Белорусы и рынок» об исследовании по просмотру телевидения среди белорусов. Его итоги показали, что 58% опрошенных смотрят телевизор ежедневно. Среди новостных программ наиболее популярны «Наши новости» на госканале ОНТ, «Панорама» на «Беларусь 1», «Вести» на телеканале «Россия-Беларусь» и «Новости с Ирадой Зейналовой» на «НТВ-Беларусь». Есть люди, у которых телевидение — единственный источник информации. С чем сталкиваются их близкие и как пытаются доносить альтернативную информацию своим родным? Рассказывают наши герои.

Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

«Бабушка посмотрит сюжеты по телевизору и несколько дней ждет моего звонка, чтобы узнать, на самом ли деле в Америке голодают»

Бабушке Марины (имя изменено) — в этом году исполнится 83 года. Пожилая женщина живет в деревне Минской области — как говорит внучка, уже почти вымершей деревне — продукты покупает в автолавке, новости узнает из телевизора, который показывает всего несколько каналов.

— Есть еще какие-то газеты, но специфические, знаете, «Друг пенсионера». Новостные и дорого выписывать, и сложно читать (учитывая язык, которым написаны там материалы). Старому человеку, который плохо видит, проще слушать по радио или телевизору, ну и от родных узнавать новости. Еще в пандемию нам приходилось объяснять бабушке: в Беларуси это тоже происходит, и творится ужас, просто по телевизору это не покажут.

Сама Марина последнее время живет в США, оттуда периодически созванивается с бабушкой. Та уточняет у внучки, правду ли говорят по телевизору.

— Она больше верит родным. Обычно посмотрит новости, а потом со мной их обсуждает, чтобы самой понимать, что происходит. В последнее время ее вопросы иногда и смешно, и грустно слышать. Бабушка посмотрит сюжеты по телевизору и несколько дней ждет моего звонка, чтобы узнать, на самом ли деле в Европе или Америке все голодают. Начинает переживать, что нам тут в США нечего есть, — эмоционально рассказывает Марина.

— Я так понимаю, все эти нарративы идут на фоне усугубления экономического кризиса в Беларуси из-за войны в Украине, политических репрессий. Хотя бабушка ходит в автолавку за продуктами и следит, как там цены растут, для нее это очень ощутимо. То есть пенсионеры видят эту ситуацию в реальности, а им рассказывают, что у нас все прекрасно, как идут посевные, а весь мир голодает. Надо просто переключить фокус: а посмотрите, там еще хуже.

Спрашивает внучку бабушка и про ситуацию в Украине. Марина говорит, приходится объяснять очевидные вещи.

— Еще до войны она звонила: «Там же показывали такой страх: американские танки стоят, НАТО хочет нападать, будет война». Ну вот пугали американскими танками, а пришли российские и который месяц уничтожают Украину, — рассказывает девушка. — Сейчас спрашивает: «Показывают, что Зеленский — наркоман, Путин предлагает ему мир, а тот отказывается». Приходится буквально объяснять очевидные вещи. Но хорошо, что она задается вопросами, как такое может быть — что якобы Украина сама хочет, чтобы война продолжалась и украинцев убивали. Но ведь некоторые просто употребляют то, что показывают по телевизору, как готовый к усвоению продукт.

— Из-за новостей о войне бабушка плачет, независимо от трактовок в сюжетах. Ведь сама, хоть была совсем маленькой, помнит, как прятались по болотам и лесам от фашистов. Слава богу, у нее не сбиты основные ценности — что нельзя людей бить и убивать. Она и во время протестов, что бы ни говорили по телевизору, слушала родных и понимала, что избиения протестующих — ужасно. Сейчас бабушка иногда даже извиняется, что что-то не понимает. Но с доступным ей набором источников информации и неудивительно, что у нее возникают такие вопросы.

Так, несмотря на расстояние, девушка проговаривает все важные темы со своей бабушкой.

— Во время митингов приходилось все с нуля рассказывать, потому что по телевизору вообще не говорили об этом. Сейчас приходится объяснять, что у нас тут полки завалены продуктами, все нормально. Конечно, поднимаются цены, но ситуация несколько иная. А она насмотрится этих сюжетов и начинает переживать. Вообще, очень смешно, но в основном все новости о Беларуси доношу ей я из Америки, потому что из картинки по телевизору вообще невозможно сложить свое мнение о происходящем. Показывается мизер нужных новостей. Я иногда заменяю бабушке программу передач.

Фото: Murai .hr / unsplash.com
Фото: Murai.hr /unsplash.com

«Мама начинает соглашаться, потом посмотрит вечером свою пропаганду — и приходится начинать все с чистого листа»

Людмила на фоне разногласий после выборов 2020 года и протестов развелась с мужем. Теперь женщина сражается с пропагандой за свою 67-летнюю маму, которая живет в Гродно.

— Мама не смотрит телевизор — читает «СБ. Беларусь Сегодня», подобные издания, ролики на YouTube (возможно, даже Азаренка) и всему верит: «Это наш национальный канал, газета государственная, а государство врать вроде как не должно». Я ей присылаю статьи с доказательной базой, фотографиями — она считает, что это неправда, фотошоп. Стала подбрасывать высказывания артистов, которые ей нравились и которые высказались против войны. Говорит в ответ: «Их обработали, поедут на Запад — им там тоже будут хорошо платить». Привожу ей интересные цитаты из интервью — мне кажется, такие доводы, в которые невозможно не поверить. Но в ответ — «А я видела, что это фейк, на „Азовстали“ нет никаких женщин и детей, Россия бомбит только военные объекты», — пересказывает собеседница разговор с мамой.

Непонимание из-за новостей началось между ними после белорусских протестов и обострилось сейчас, когда идет война в Украине.

— Я ходила на митинги, потому что устала молчать, а она все время просила сидеть дома: «У тебя же дети», — говорит Людмила. — Она знала, что мне за это никто не платил, но все равно считала, что часть людей проплачена, все организовано, спланировано, что пьяных и наркоманов на протестах тоже было много, как говорили по телевизору. Я объясняла: у нас на дворовых маршах — разумнейшие люди, врачи, предприниматели, ученые, ни одного алкаша или недоучки, это лучшие люди.

— Сейчас она считает, что Россия пришла убрать из Украины нацистов, — продолжает собеседница. — Что российские войска не могут причинять вред, потому что «русские — единственная нация в мире, у которой честь и порядочность заложены в крови, это светлый и чистый народ». Ну, говорит, не могут россияне заниматься мародерством, насилием, убийствами — это все фейки. Украинцы, по ее словам, тоже хорошие, но среди них много бандеровцев. Кто такие бандеровцы, она не может толком объяснить, говорит: «Это как у нас были «бэнээфовцы».

Поселок Новотошковское в Луганской области. Фото: администрация Луганской области
Разрушенный поселок Новотошковское в Луганской области. Фото: администрация Луганской области

Каждый день Людмила пытается донести до мамы другую точку зрения, пока ее попытки — безрезультатны.

— Я ей говорю: если бы протесты победили, учитывая поддержку Путиным Лукашенко, Россия бы ввела войска сюда, сказала бы, что «бэнээфовцы» притесняют тут людей, которые говорят не на белорусском. И нас бы разбомбили, а мы бы не смогли бы ничего доказать, как сейчас не могут украинцы. Она вроде бы начинает соглашаться: «Да, возможно, и на нас бы напали». А потом проходят сутки, она посмотрит вечером свою пропаганду, и приходится начинать все с чистого листа.

Женщину позиция матери очень расстраивает и порой доводит до слез. Хотя к серьезным конфликтам разные мнения пока семью не приводили.

— Думаю, нас останавливает любовь друг к другу. Есть обида, боль, что не понимаем друг друга. Она тоже расстраивается, что не может до меня донести свою точку зрения — считает, что это я читаю неправильные каналы и мне запудрили мозг. Знаю, что многие перестают обсуждать с родителями такие темы, чтобы не потерять контакт окончательно. Я маму очень сильно люблю, никогда не перестану с ней общаться, но и молчать не могу. Она рассказывает, что она прочитала за вечер: ракету сбросили на себя сами, я привожу ответные доводы. Разговор заканчивается ничем, руки опускаются. Я верю, что что-то более ужасное откроет ей глаза, но с каждым днем теряю надежду, - говорит Людмила.

«Я понимаю, насколько долго работала пропаганда. Теперь столько же мы должны с родными общаться на эти темы»

Личными наблюдениями за тем, что происходит за границей, делится с близкими белорус Антон, мужчина возит грузы по Европе. Делает он это, чтобы мама с тещей не верили, что литовцы, поляки и латвийцы, как говорит Лукашенко, просятся проехать в Беларусь, чтобы купить гречку и соль.

— Очень смешно, что Беларусь будет кормить сытые и богатые страны Европы. Но родные об этом не спрашивают — я им рассказываю сам, как тут дела, — говорит он. — Правда, стараюсь сильно не брать их напором — все-таки люди пожилые, им тяжело дается осознание, что у нас все не так хорошо, они любят страну. Им легче смотреть телевизор и верить ему. А в то, что в Беларуси экономика может ухудшиться, они не верят: мол, доллар как был, так и остался. Ага, говорю, а то, что перцы по 3 рубля и стали по 11 — ничего страшного (в декабре 2021-го он стоил около 7 рублей, в апреле 2022-го — больше 14. — Прим. Ред.). Тут уже, конечно, они огорчаются, но понимают.

Фото: pixabay.com
Иллюстративный снимок. Фото: pixabay.com

Новости маме и теще Антон пересказывает вместе с супругой — их сбрасывают в общий семейный чат раз в несколько дней, чтобы те могли почитать информацию из других источников. Обеим женщинам по 67 лет, обе поддерживали протесты в 2020-м году, но телевизор их мнение поменял.

— Мама даже в самом начале выходила на какой-то из массовых маршей, а потом постепенно стала верить пропаганде, — объясняет мужчина. — Дальше у них с тещей все «замылилось», они погрязли в этом всем. Мы с женой потихоньку пытаемся их переубеждать. Но, если моя мать еще склоняется в адекватную сторону, то теща — нет. Говорит: «Русские не могут бомбить, я в это не верю, это все ваши телеграм-каналы». Ее позиция такая: когда бомбят аэропорты — да, это россияне, когда дома — это уже не могут быть русские, это украинцы по своим стреляют. Я стараюсь приводить им аргументы еще с самого начала — когда Россия забрала Крым, как развивалась ситуация потом.

Антон продолжит переубеждать близких. Говорит, что пропаганда работала долго, поэтому считает, что столько же теперь должны общаться с родными и они.

—  Мама и изначально говорила, что война — это плохо, что, какие бы цели Россия перед собой ни ставила, нужно все быстрее заканчивать. Украинцев ей жаль. Теща все время сомневается, в предметном разговоре ей нечего сказать, и она начинает злиться, ругаться — такой характер. Но это еще ладно — у товарища мама говорит: «Я тебе не верю. Вот когда мне по телевизору скажут об этом, тогда я поверю». У этих людей осталась вера в великую Россию еще со времен Советского Союза, — заключает он.

«Прошу брата: подумай сам, почитай независимые источники, сформулируй свое мнение»

А вот мама Анастасии заметно моложе, ей 43, женщина живет в Бресте. В семье после работы смотрят телевизор, рассказывает девушка. Поэтому Настя постоянно пересказывает маме новости, альтернативные тем, что показывают по госканалам. Начались такие обсуждения тоже из-за войны.

— Стали разговаривать с мамой, что Россия напала на Украину, — она считает наоборот: Россия спасает Украину. Раз Путин так сказал, то так и есть, потому что он ей нравится и врать он не может, — рассказывает девушка. — Меня это удивляет, потому что у мамы на работе есть много свободного времени, она сидит в интернете, у нее хороший телефон. Она могла бы почитать новости в независимых источниках, но, к сожалению, этого нет. Еще у них есть рабочая группа, куда им сбрасывают какую-то пропаганду — многие новости она узнает оттуда.

Иллюстративное фото. Источник: Рexels.com
Иллюстративное фото. Источник: Рexels.com

Помимо мамы, Анастасия пытается переубедить еще и своих братьев. Оба молодые люди до 25 лет.

— Одному 22 года. Я вначале пыталась сбрасывать ему новости в Telegram — он попросил перестать: «Настя, вдруг взломают, увидят и будут проблемы. Ничего знать не хочу, это политика — не лезь». Это позиция всей моей семьи: это политика — не лезь. Второму брату 17 лет, он пономарь в церкви, а позиция православной церкви всем известна. Думаю, это тоже имеет влияние на него. Он говорит: «Зеленский мог прекратить конфликт, но не сделал этого, еще когда пришел к власти. Почему?» Но он хотя бы еще прислушивается ко мне. Я его прошу: подумай сам, почитай независимые источники, у тебя же есть интернет, сформулируй свое мнение.

Так семья общается уже два месяца. Из-за такой позиции близких девушка стала реже созваниваться с мамой.

— Я уже реже, но все равно рассказываю им новости. Почему я их переубеждаю? Да потому что обидно, когда такое происходит, а люди не хотят ничего анализировать, так легко поддаются пропаганде. Такая несправедливость происходит, все люди должны это осознавать, и, если не пытаться помочь, хотя бы не поддерживать режим, который творит такой ужас. А они верят. Самое обидное, что это твои близкие, — руки опускаются, — ответила Анастасия и через несколько часов после нашего разговора прислала сообщение: — Я долго думала, почему мне так важно, чтобы мои родные знали правду. Сначала постеснялась сказать честно, но весь день думаю об этом. В фильмах про войну я всегда осуждала тех, кто поддерживал фашизм. Всегда думала: «Ну как так можно?!» И считала, что частично эти люди виноваты в произошедшем. А сейчас «эти люди» — мои близкие родственники. Не хочу, чтобы в своей поддержке они тоже были частью зла.