Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз
  2. Сто двадцать седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  3. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  4. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  5. Путин назвал конечную цель войны в Украине и высказался о произошедшем в Кременчуге
  6. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  7. «Это дефолт». Чем грозит Беларуси решение расплачиваться по еврооблигациям в рублях и отразится ли это на населении
  8. В Беларуси мужчин и женщин массово вызывают в военкоматы — на учения. Мы поговорили с теми, кто там уже побывал
  9. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  10. Правительство продлило продуктовые контрсанкции против недружественных стран (но по некоторым товарам ввели послабления)
  11. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  12. Российские войска ушли с украинского острова Змеиный. Это назвали «шагом доброй воли»
  13. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  14. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге
  15. Теперь точно. Соцподдержка в действии: для белорусов на лето (и еще несколько месяцев) «открутили» тарифы на отопление электричеством
  16. Украина провела самый масштабный обмен пленными: освобождены защитники «Азовстали», в том числе и из полка «Азов»
  17. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  18. Калининград № 2? Норвегия отказала в поставках продовольствия для российского поселения на Шпицбергене


На прошлой неделе вузы подвели итоги зачисления на дневное на бюджет, и оказалось, что некоторым университетам не хватило абитуриентов. Официальной статистики по этой ситуации Министерство образования пока не публиковало. По данным, которые мы нашли в открытых источниках, получилось, что вакантными оказалось 937 мест (Минобразования не публиковал эти цифры в открытом доступе, мы вручную собрали данные по каждому вузу страны). В 2020-м их было 192. О том, почему могла возникнуть такая ситуация, Zerkalo.io поговорило с Андреем Лаврухиным, экспертом Общественного Болонского комитета, старшим аналитиком Белорусского института стратегических исследований.

Снимок используется в качестве иллюстрации

Что случилось?

На прошлой неделе мы писали о том, что на некоторые специальности на дневное на бюджет абитуриентов пришло меньше, чем планировалось. В БГУ, например, не хватало 36 человек, в БНТУ — 150, в БГТУ — 53, в Военную академию — 115. По всей стране вакантными остались 937 мест для бюджетников. В итоге после основного набора вузам пришлось объявить дополнительный. Требования к кандидатам при этом значительно снижались. Так, в БГПУ им. Максима Танка на специальность «Физика. Информатика» готовы были взять ребят, у которых русский (белорусский) язык — 10 баллов и выше, физика — 20 баллов и выше, математика — от 10 баллов. В итоге из 16 будущих педагогов, которых требовалось добрать, нашли 12. Судя по таблице мониторинга, документы на вакантное место принес человек, баллы которого попадают в диапазон от 136−140. Это из 400 возможных.

Стоит отметить, что дополнительный набор в вузах продлился до 7 августа. И некоторые университеты смогли полностью или частично закрыть «бюджетные пробелы». В Барановичском госуниверситете, например, из четырех недостающих ребят (специальность «геоэкология») нашли двух, в Могилевском госуниверситете им. А. Кулешова на специальности «математика и информатика» и «физика и информатика» из 20 нужных донабрали 10. У двоих новоиспеченных абитуриентов в копилке от 166 до 170 баллов.

Такое случается впервые?

Нет, по словам Андрея Лаврухина, ситуация, когда во время основного набора у вузов не получается набрать на дневное на бюджет нужное количество студентов, возникала и раньше. Правда, в последние годы она была не так заметна. Для сравнения: в 2020-м, по данным abiturient.by, университетам нужно было найти еще 192 парня и девушки. А в 2019-м — 86.

Опять демографическая яма?

В этом, 2021-м школу оканчивают ребята, которые родились в 2003—2004 годах. По данным Белстата, в эти годы появилось на свет 88 512 и 88 943 детей соответственно. Для сравнения: в 2002 г. в стране прибавилось 88 743 мальчиков и девочек, а в 2001-м примерно на три тысячи больше — 91 720.

Год Сколько детей родилось
2001 91 720
2002 88 743
2003 88 512 (до 2019-го это был антирекорд начиная с 1945 года)
2004 88 943

Андрей Лаврухин также советует обратить внимание на то, сколько ребят в последние годы оканчивало 11 классов. В этом году в сравнении с 2020-м отличие незначительное: в 2021-м выпускников примерно на 700 меньше. А вот если брать 2019-й, цифры разнятся заметнее: тогда 11 класс оканчивало на 3,6 тысячи больше парней и девушек, чем в 2021-м.

Год Сколько выпускников 11-классов
2019 55,4 тысячи (по данным interfax.by)
2020 52,5 тысячи
2021 51,8 тысячи

Еще из интересного. В 2020-м, пишет sputnik.by, в вузы на бюджет зачислено около 26,3 тысячи человек (тут и очники, и заочники). В 2021-м в университеты планировали набрать чуть больше «бесплатников». А именно — 27,8 тысячи (по данным sputnik.by). Общий же план приема на платное и бюджет в этом году тоже получился примерно на две тысячи человек больше.

— Мы сбалансировали эти цифры в пользу технико-технологических специальностей, специализаций химико-биологического направления, медицинских и «айтишных» специальностей и тех, что находятся на стыке информационных технологий со сферами экономики и науки. И чуть уменьшили на экономические и юридические специальности, частично — гуманитарные, — комментировал данную ситуацию в апреле 2021 года министр образования Игорь Карпенко. Глава ведомства тогда отмечал, что цифры приема в 2021-м оптимальные и «создадут определенную конкурсную ситуацию для того, чтобы отобрать лучших на специальности».

Так откуда же недобор?

По мнению Андрея Лаврухина, на то, что в некоторых вузах в этом году заметный недобор, количество выпускников повлияло не особо (если сравнивать с 2020-м). Есть куда более значимые факторы.

Снимок используется в качестве иллюстрации

Первая причина — «трудность обучения на естественнонаучных специальностях» и специальностях, где изучают точные науки.

— Если мы посмотрим на недоборы, например в БГУ или БНТУ, нередко вакантными оставались места на специальностях, где изучают точные науки, — говорит эксперт. — Учиться здесь тяжело: нужен особый склад ума и компетентность. Далеко не каждый абитуриент сможет потянуть такую программу, поэтому поступать сюда тоже не торопятся. Это глобальная тенденция, а не только белорусская. Чтобы ее преодолеть, нужно проводить дополнительную образовательную политику по привлечению такого контингента выпускников. Создавать благоприятные условия и отбирать на уровне школы. У нас же есть обратный пример. Когда «закрыли» гимназии (эксперт имеет в виду ситуацию, когда в 2018-м отменили экзамены в 5 классы гимназий, а детей стали набирать сюда по прописке. — Прим. ред.), где немалый упор был сделан на точные науки, это сократило часть детей, которые были бы готовы поступить на данное направление.

— В то же время в БГУИР есть специальность, где 12 человек на место.

— Здесь абитуриентам предлагают специальности, которые ориентированы на IT-сектор. А это в последние годы мотиватор для поступления. Если же мы посмотрим на мехмат БГУ, где в этом году недобор, то увидим, что специальности, на которых не хватает ребят, ориентированы на научную деятельность. А с развитием науки у нас есть проблемы, — отвечает эксперт и обращает внимание еще на один момент, почему мир «склоняется» к гуманитарным специальностям. — С развитием четвертой промышленной революции стала развиваться сфера услуг. А в ней задействованы те, кто владеет soft skills (или «гибкими навыками»). Сюда, например, относится знание языков, навыками коммуникации. И этот рынок довольно емкий.

Вторая причина — учеба за границей.

А можно подробнее?

Абитуриенты все чаще уезжают в Россию, Литву, Польшу, Чехию, Германию, отмечает Андрей Лаврухин. Об этом же в мае говорил и известный репетитор, соучредитель образовательного центра «100 баллов» Евгений Ливянт.

— Рост идет многие годы, я постоянно об этом пишу, — рассказал тогда в комментарии изданию Евгений Ливянт. — Дело в том, что соседние с нами страны делают все возможное, чтобы [наша] молодежь уезжала [к ним] и правильно делают.

В качестве одного из примеров Евгений Ливянт привел поступление ребят из Беларуси в Россию. В стране-соседке, отметил репетитор, для белорусов существует четыре способа поступления: по результатам олимпиад, по итогам ЕГЭ, по квотам, плюс с этого года в некоторые российские вузы берут и по результатам ЦТ.

Точную статистику о том, сколько наших парней и девушек в этом году поступили в иностранные вузы, собрать сложно. По данным sputnik.by, в конце мая 2021-го только в российских университетах училось порядка 12 тысяч белорусов. На 2021−2020 учебный год, пишет издание, в вузах этой страны-соседки выделили 700 квот для обучения наших граждан. Это значит, столько ребят университеты готовы принять через собеседование со специальной комиссией. Стоит отметить, что это число в три раза больше, чем было год назад. К тому же нужно понимать: поступать в российские вузы белорусы могут и самостоятельно. Для этого, например, нужно сдать ЕГЭ, а с этого года куда-то подходят и результаты ЦТ. Больше белорусов в 2021-м поступает и в ЕГУ.

— На 2021−2022 учебный год к зачислению на первую ступень обучения (бакалавриат/непрерывную программу) в основном наборе рекомендован 241 белорус. Для сравнения: год назад к нам поступило 123 абитуриента из Беларуси, а в 2019-м — 154, — описывает ситуацию в своем вузе Анастасия Родионова, временно исполняющая обязанности руководителя отдела коммуникации и развития Европейского гуманитарного университета (Литва). — Стоит отметить, что 241 абитуриент — это количество основного набора. Сейчас в нашем вузе идет еще дополнительный набор, который продлится до 22 августа.

— Дополнительный набор у вас также связан с тем, что не нашлось нужное количество абитуриентов?

— Нет, для нас это нормальная практика. Учебный год у нас начинается в октябре, поэтому мы делаем окно возможностей для абитуриентов, которые, например, в последний момент понимают, что не хотят учиться в вузах своей страны, и поступают к нам, — поясняет собеседница. — Или, допустим, кто-то из абитуриентов поступил в вуз своей страны и параллельно хочет получить второе образование у нас. Тогда во время дополнительного набора он также может подать документы к нам на заочное.

Так почему же ребята уезжают?

Потому что качество белорусского высшего образования неконкурентоспособно в сравнении с зарубежным, говорил ранее Евгений Ливянт.

— Образование, которое получают в университетах, порой не соотносится с тем, что специалисту нужно на практике. Это не только белорусская проблема: она глобальна, — дополняет мысль репетитора Андрей Лаврухин. — Но в развитых странах и даже в России это понимают и стараются делать университеты более открытыми и гибкими. Например, чаще допускать к преподаванию специалистов, у которых нет академической степени, зато есть практические навыки. Или, предположим, отправлять ребят на практику в крупные компании, чтобы они увидели, как строится бизнес. В Высшей школе экономики (Москва), насколько мне известно, будущие менеджеры, например, проходят практику в «Яндексе». В Беларуси тоже есть примеры для подражания, но из-за того, что вузы у нас неавтономны, университеты много не могут себе позволить. Плюс тех, кто учится на бюджете, ждет обязательное распределение. А ехать куда-то на отработку устраивает не всех.

Кроме того, продолжает Андрей Лаврухин, в этом году на желание ребят учиться за границей повлияла еще политическая ситуация. «Она стала триггером, что обострил все проблемы и заставил обратить внимание на те факторы, на которые в другой ситуации, возможно, можно было бы закрыть глаза», — говорит собеседник и отмечает, что в связи с нынешней политической ситуацией некоторые родители стали бояться за будущее детей в Беларуси и хотят, чтобы дочка или сын уехали из страны.

А нужен ли вообще диплом?

И, наконец, еще одна причина недобора в том, что нынешние абитуриенты стали более серьезно относиться к выбору будущей профессии. Это значит, считает Андрей Лаврухин, желающих поступить, только чтобы получить «вышку», становится меньше.

— Абитуриенты и их родители все чаще задумываются о том, что делать со знаниями, которые ты получишь. Кем после университета ты будешь работать? Какие перспективы в профессии тебя ждут? — объясняет эксперт и останавливается на примере: — Не один год подряд остаются вакантные места на бюджет в сельхозакадемию в Горках. Перспектива карьерного роста и жизненного плана здесь покрыта неизвестностью. Куда тебя направят — в город или деревню, в нормальное хозяйство или стагнирующее. Эти факторы делают данное направление непривлекательным для самореализации.

Кроме того, отмечает специалист, сейчас ребята нередко задумываются: «А зачем мне вообще высшее образование?». В некоторых профессиях, например в сфере IT, человеку, чтобы работать, не обязательно пять лет учиться в вузе. Порой достаточно курсов и самообуча. И теперь это тоже причина, почему абитуриенты отказываются от «вышки».