Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  2. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  3. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  4. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  5. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  6. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  7. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  8. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  9. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  10. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  11. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  12. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  13. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  14. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  15. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  16. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  17. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  18. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  19. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит


На прошлой неделе вузы подвели итоги зачисления на дневное на бюджет, и оказалось, что некоторым университетам не хватило абитуриентов. Официальной статистики по этой ситуации Министерство образования пока не публиковало. По данным, которые мы нашли в открытых источниках, получилось, что вакантными оказалось 937 мест (Минобразования не публиковал эти цифры в открытом доступе, мы вручную собрали данные по каждому вузу страны). В 2020-м их было 192. О том, почему могла возникнуть такая ситуация, Zerkalo.io поговорило с Андреем Лаврухиным, экспертом Общественного Болонского комитета, старшим аналитиком Белорусского института стратегических исследований.

Снимок используется в качестве иллюстрации

Что случилось?

На прошлой неделе мы писали о том, что на некоторые специальности на дневное на бюджет абитуриентов пришло меньше, чем планировалось. В БГУ, например, не хватало 36 человек, в БНТУ — 150, в БГТУ — 53, в Военную академию — 115. По всей стране вакантными остались 937 мест для бюджетников. В итоге после основного набора вузам пришлось объявить дополнительный. Требования к кандидатам при этом значительно снижались. Так, в БГПУ им. Максима Танка на специальность «Физика. Информатика» готовы были взять ребят, у которых русский (белорусский) язык — 10 баллов и выше, физика — 20 баллов и выше, математика — от 10 баллов. В итоге из 16 будущих педагогов, которых требовалось добрать, нашли 12. Судя по таблице мониторинга, документы на вакантное место принес человек, баллы которого попадают в диапазон от 136−140. Это из 400 возможных.

Стоит отметить, что дополнительный набор в вузах продлился до 7 августа. И некоторые университеты смогли полностью или частично закрыть «бюджетные пробелы». В Барановичском госуниверситете, например, из четырех недостающих ребят (специальность «геоэкология») нашли двух, в Могилевском госуниверситете им. А. Кулешова на специальности «математика и информатика» и «физика и информатика» из 20 нужных донабрали 10. У двоих новоиспеченных абитуриентов в копилке от 166 до 170 баллов.

Такое случается впервые?

Нет, по словам Андрея Лаврухина, ситуация, когда во время основного набора у вузов не получается набрать на дневное на бюджет нужное количество студентов, возникала и раньше. Правда, в последние годы она была не так заметна. Для сравнения: в 2020-м, по данным abiturient.by, университетам нужно было найти еще 192 парня и девушки. А в 2019-м — 86.

Опять демографическая яма?

В этом, 2021-м школу оканчивают ребята, которые родились в 2003—2004 годах. По данным Белстата, в эти годы появилось на свет 88 512 и 88 943 детей соответственно. Для сравнения: в 2002 г. в стране прибавилось 88 743 мальчиков и девочек, а в 2001-м примерно на три тысячи больше — 91 720.

Год Сколько детей родилось
2001 91 720
2002 88 743
2003 88 512 (до 2019-го это был антирекорд начиная с 1945 года)
2004 88 943

Андрей Лаврухин также советует обратить внимание на то, сколько ребят в последние годы оканчивало 11 классов. В этом году в сравнении с 2020-м отличие незначительное: в 2021-м выпускников примерно на 700 меньше. А вот если брать 2019-й, цифры разнятся заметнее: тогда 11 класс оканчивало на 3,6 тысячи больше парней и девушек, чем в 2021-м.

Год Сколько выпускников 11-классов
2019 55,4 тысячи (по данным interfax.by)
2020 52,5 тысячи
2021 51,8 тысячи

Еще из интересного. В 2020-м, пишет sputnik.by, в вузы на бюджет зачислено около 26,3 тысячи человек (тут и очники, и заочники). В 2021-м в университеты планировали набрать чуть больше «бесплатников». А именно — 27,8 тысячи (по данным sputnik.by). Общий же план приема на платное и бюджет в этом году тоже получился примерно на две тысячи человек больше.

— Мы сбалансировали эти цифры в пользу технико-технологических специальностей, специализаций химико-биологического направления, медицинских и «айтишных» специальностей и тех, что находятся на стыке информационных технологий со сферами экономики и науки. И чуть уменьшили на экономические и юридические специальности, частично — гуманитарные, — комментировал данную ситуацию в апреле 2021 года министр образования Игорь Карпенко. Глава ведомства тогда отмечал, что цифры приема в 2021-м оптимальные и «создадут определенную конкурсную ситуацию для того, чтобы отобрать лучших на специальности».

Так откуда же недобор?

По мнению Андрея Лаврухина, на то, что в некоторых вузах в этом году заметный недобор, количество выпускников повлияло не особо (если сравнивать с 2020-м). Есть куда более значимые факторы.

Снимок используется в качестве иллюстрации

Первая причина — «трудность обучения на естественнонаучных специальностях» и специальностях, где изучают точные науки.

— Если мы посмотрим на недоборы, например в БГУ или БНТУ, нередко вакантными оставались места на специальностях, где изучают точные науки, — говорит эксперт. — Учиться здесь тяжело: нужен особый склад ума и компетентность. Далеко не каждый абитуриент сможет потянуть такую программу, поэтому поступать сюда тоже не торопятся. Это глобальная тенденция, а не только белорусская. Чтобы ее преодолеть, нужно проводить дополнительную образовательную политику по привлечению такого контингента выпускников. Создавать благоприятные условия и отбирать на уровне школы. У нас же есть обратный пример. Когда «закрыли» гимназии (эксперт имеет в виду ситуацию, когда в 2018-м отменили экзамены в 5 классы гимназий, а детей стали набирать сюда по прописке. — Прим. ред.), где немалый упор был сделан на точные науки, это сократило часть детей, которые были бы готовы поступить на данное направление.

— В то же время в БГУИР есть специальность, где 12 человек на место.

— Здесь абитуриентам предлагают специальности, которые ориентированы на IT-сектор. А это в последние годы мотиватор для поступления. Если же мы посмотрим на мехмат БГУ, где в этом году недобор, то увидим, что специальности, на которых не хватает ребят, ориентированы на научную деятельность. А с развитием науки у нас есть проблемы, — отвечает эксперт и обращает внимание еще на один момент, почему мир «склоняется» к гуманитарным специальностям. — С развитием четвертой промышленной революции стала развиваться сфера услуг. А в ней задействованы те, кто владеет soft skills (или «гибкими навыками»). Сюда, например, относится знание языков, навыками коммуникации. И этот рынок довольно емкий.

Вторая причина — учеба за границей.

А можно подробнее?

Абитуриенты все чаще уезжают в Россию, Литву, Польшу, Чехию, Германию, отмечает Андрей Лаврухин. Об этом же в мае говорил и известный репетитор, соучредитель образовательного центра «100 баллов» Евгений Ливянт.

— Рост идет многие годы, я постоянно об этом пишу, — рассказал тогда в комментарии изданию Евгений Ливянт. — Дело в том, что соседние с нами страны делают все возможное, чтобы [наша] молодежь уезжала [к ним] и правильно делают.

В качестве одного из примеров Евгений Ливянт привел поступление ребят из Беларуси в Россию. В стране-соседке, отметил репетитор, для белорусов существует четыре способа поступления: по результатам олимпиад, по итогам ЕГЭ, по квотам, плюс с этого года в некоторые российские вузы берут и по результатам ЦТ.

Точную статистику о том, сколько наших парней и девушек в этом году поступили в иностранные вузы, собрать сложно. По данным sputnik.by, в конце мая 2021-го только в российских университетах училось порядка 12 тысяч белорусов. На 2021−2020 учебный год, пишет издание, в вузах этой страны-соседки выделили 700 квот для обучения наших граждан. Это значит, столько ребят университеты готовы принять через собеседование со специальной комиссией. Стоит отметить, что это число в три раза больше, чем было год назад. К тому же нужно понимать: поступать в российские вузы белорусы могут и самостоятельно. Для этого, например, нужно сдать ЕГЭ, а с этого года куда-то подходят и результаты ЦТ. Больше белорусов в 2021-м поступает и в ЕГУ.

— На 2021−2022 учебный год к зачислению на первую ступень обучения (бакалавриат/непрерывную программу) в основном наборе рекомендован 241 белорус. Для сравнения: год назад к нам поступило 123 абитуриента из Беларуси, а в 2019-м — 154, — описывает ситуацию в своем вузе Анастасия Родионова, временно исполняющая обязанности руководителя отдела коммуникации и развития Европейского гуманитарного университета (Литва). — Стоит отметить, что 241 абитуриент — это количество основного набора. Сейчас в нашем вузе идет еще дополнительный набор, который продлится до 22 августа.

— Дополнительный набор у вас также связан с тем, что не нашлось нужное количество абитуриентов?

— Нет, для нас это нормальная практика. Учебный год у нас начинается в октябре, поэтому мы делаем окно возможностей для абитуриентов, которые, например, в последний момент понимают, что не хотят учиться в вузах своей страны, и поступают к нам, — поясняет собеседница. — Или, допустим, кто-то из абитуриентов поступил в вуз своей страны и параллельно хочет получить второе образование у нас. Тогда во время дополнительного набора он также может подать документы к нам на заочное.

Так почему же ребята уезжают?

Потому что качество белорусского высшего образования неконкурентоспособно в сравнении с зарубежным, говорил ранее Евгений Ливянт.

— Образование, которое получают в университетах, порой не соотносится с тем, что специалисту нужно на практике. Это не только белорусская проблема: она глобальна, — дополняет мысль репетитора Андрей Лаврухин. — Но в развитых странах и даже в России это понимают и стараются делать университеты более открытыми и гибкими. Например, чаще допускать к преподаванию специалистов, у которых нет академической степени, зато есть практические навыки. Или, предположим, отправлять ребят на практику в крупные компании, чтобы они увидели, как строится бизнес. В Высшей школе экономики (Москва), насколько мне известно, будущие менеджеры, например, проходят практику в «Яндексе». В Беларуси тоже есть примеры для подражания, но из-за того, что вузы у нас неавтономны, университеты много не могут себе позволить. Плюс тех, кто учится на бюджете, ждет обязательное распределение. А ехать куда-то на отработку устраивает не всех.

Кроме того, продолжает Андрей Лаврухин, в этом году на желание ребят учиться за границей повлияла еще политическая ситуация. «Она стала триггером, что обострил все проблемы и заставил обратить внимание на те факторы, на которые в другой ситуации, возможно, можно было бы закрыть глаза», — говорит собеседник и отмечает, что в связи с нынешней политической ситуацией некоторые родители стали бояться за будущее детей в Беларуси и хотят, чтобы дочка или сын уехали из страны.

А нужен ли вообще диплом?

И, наконец, еще одна причина недобора в том, что нынешние абитуриенты стали более серьезно относиться к выбору будущей профессии. Это значит, считает Андрей Лаврухин, желающих поступить, только чтобы получить «вышку», становится меньше.

— Абитуриенты и их родители все чаще задумываются о том, что делать со знаниями, которые ты получишь. Кем после университета ты будешь работать? Какие перспективы в профессии тебя ждут? — объясняет эксперт и останавливается на примере: — Не один год подряд остаются вакантные места на бюджет в сельхозакадемию в Горках. Перспектива карьерного роста и жизненного плана здесь покрыта неизвестностью. Куда тебя направят — в город или деревню, в нормальное хозяйство или стагнирующее. Эти факторы делают данное направление непривлекательным для самореализации.

Кроме того, отмечает специалист, сейчас ребята нередко задумываются: «А зачем мне вообще высшее образование?». В некоторых профессиях, например в сфере IT, человеку, чтобы работать, не обязательно пять лет учиться в вузе. Порой достаточно курсов и самообуча. И теперь это тоже причина, почему абитуриенты отказываются от «вышки».