Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  2. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  3. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  4. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  5. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  6. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  7. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  8. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  9. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  10. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  11. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  12. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  13. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы


Каждую весну семья Алексея Египцева, который живет в деревне Уза под Гомелем, ждет с волнением. Все дело в том, что их дом находится в низине. И если в регионе случается паводок, их двор превращается в «море». В 2013-м — это море зашло в дом, 2022-й, говорит мужчина, выдался полегче — вода поднялась на 50 сантиметров и до дверей не дотянулась. Историю Алексея рассказывает блог «Отражение». Мы перепечатываем этот текст.

Фото: Instagram Алексея
После паводка в 2013-м Алексей существенно подсыпал земли на территории вокруг дома. Фото: Instagram Алексея

В Гомельской области есть две деревни с названием Уза. Одна в Буда-Кошелевском районе, другая — в Гомельском. Алексей рассказывает, что их часто путают, а вот его дом находят легко. Достаточно спросить у местных, где двор, который по весне затоплен водой, — и вам тут же покажут, куда пройти.

— Когда мы покупали этот участок, хозяева не предупредили, что во время паводка его топит. А мы сами и не подумали спросить: он ведь не на окраине, — возвращается к событиям 2009-го Алексей. — Позже, оказалось, наш дом один из немногих в Узе находится в низине, и, если уровень воды в округе повышается, мы и дачники, которые живут у реки, оказываемся в воде. Сразу нам об этом сказали соседи, а уже в 2010-м мы и сами это почувствовали: тогда в некоторых частях участка воды мне было выше пояса, а где-то по грудь, но в доме оставалось сухо.

Участок семьи Египцевых — 21 сотка. Нынешний паводок стал для них третьим.

— Местные знают: ждать ли паводок — понятно по зиме. Если не особо снежная, как в 2022-м, все должно быть в порядке. В феврале, когда мы увидели, что лед сошел, выдохнули. Оказалось, напрасно, — описывает ситуацию собеседник. — В конце марта — начале апреля у нас, считай, на месяц зарядили дожди. Уровень воды в реках вырос, плюс к этому пришел паводок из России. У нас метрах в 300−400 от дома есть поле. Рядом с ним речка Уза и канал с очистными отходами. В какой-то момент мы заметили: оттуда к полю начинает подступать вода. Поняли: скоро она будет и на наших сотках.

Фото: Instagram Алексея
Так выглядел двор семьи Египцевых 1 мая. Фото: Instagram Алексея

Понимая, что надвигается беда, семья стала готовиться. Тем более опыт у них уже был: в 2013-м вода стояла в их доме две недели, а во дворе — вообще месяц.

Первое, что сделали, — отвезли детей в Гомель к бабушке. Второе — подняли холодильники. Один — на доску между двумя покрышками, второй — на журнальный столик. Третье — купили новые резиновые сапоги: рыбацкие, которые лежали у Алексея на чердаке с прошлого паводка, за сухие годы сгрызли мыши.

— А еще у нас есть коза. Мы строили ей новый сарай, он расположен на более высокой части участка. В связи с надвигающимся паводком работы пришлось ускорить, — рассказывает собеседник и отмечает: сами же они с женой решил не переезжать. — Подумали, пока вода не придет в дом, жилье покидать не будем.

С поля до двора Египцевых вода дошла за четыре-пять дней. Случилось это в конце апреля.

«Страшно было лишь однажды, когда в 2013-м я проснулся, поставил ноги на пол, а там вода»

Сейчас большая часть их двора — это грязь из воды и песка: несколько дней назад паводок стал уходить. А тогда за три дня уровень воды возле дома вырос примерно до 50 сантиметров, а в некоторых частях — и до метра. То, как это происходило, семья наблюдала по колышкам, которые установили для личных замеров. Проверяли их с утра и вечером, так и понимали: пока все относительно в порядке. Для подтверждения днем заглядывали в сводки МЧС.

Фото: Instagram Алексея
Уровень воды во дворе 1 мая. Фото: Instagram Алексея

Небольшую панику за это время мужчина поймал лишь однажды. Когда как-то, проснувшись в четыре утра, вышел на улицу и понял: нужно вывезти со двора машину, которая стояла тут на относительной возвышенности. Решил, что к утру к ней не подступишься.

— После 2013-го во дворе мы провели существенную мелиорацию: прилично подсыпали земли у дома, сделали отмостку, выкопали пруд и траншеи, — перечисляет Алексей и продолжает: несмотря на подготовку, со сложностями пришлось столкнуться и в этом году. — Выгребную яму затопило, возможности пользоваться канализацией пока нет, поэтому дом остается без воды. Мыться приходится в спартанских условиях. Вместо обычного туалета используем биотуалет. А за питьевой водой ездим в Гомель. Набираем сразу бутылей по двадцать. Хорошо, есть машина.

С авто тоже пришлось решать вопросы. На время ЧП Египцевы договорились припарковать ее у соседей. А еще в салон положили сменную обувь. Проходишь со двора в резиновых сапогах, затем переобуваешься — и едешь по делам.

— Не страшно жить в таком доме?

— Страшно мне было лишь однажды, когда в 2013-м я проснулся, поставил ноги на пол, а там вода. Семья на тот момент уехала к маме в Гомель. Я сразу хотел остаться, но после все же решил присоединиться к ним, — улыбается мужчина. — Помню, мне тогда по ночам снилась вода. А сейчас, когда в доме сухо, бояться нечего.

То, что вода в дом не пойдет, Алексей понял после того, как уровень воды стал расти медленнее. Если за прошлые три дня он достиг 50 сантиметров, то в следующие дни прибавлялось по 6−8 сантиметров, затем три сантиметра, а позже вода стала уходить.

— Так что на днях я уже даже машину во двор вернул, — оптимистично говорит мужчина.

В то же время часть участка Алексея, а точнее огород, который находится за домом, все еще в воде. Ее там выше колена. А как же быть с посадками, сезон-то уже начинается?

— Будем сажать, когда высохнет, — отвечает собеседник и шутит, что рассада огурцов и помидоров на окнах скоро достигнет верхнего откоса. — Жаль саженцев граната, которые я высадил до паводков, их затопило. Виноградники (они у нас крутые, например, кишмиш), хорошая плантация клубники — все тоже в воде. Не знаю, отойдет ли.

— Больше ничего не пострадало?

— Вода вокруг нашего дома на этот раз была не так долго, как девять лет назад, да и отмостка, которую мы сделали, защищает фундамент. В 2013-м ситуация оказалась значительно хуже, — вспоминает собеседник. — На полах у нас тогда было ДСП, оно вздулось. Перекладывать было проблематично, поэтому мы все лето сушили пол. Потом постелили линолеум. Кухню тоже пришлось заменить. В общем, домой мы вернулись ближе к осени.

Фото: Instagram Алексея
Двор 3 мая. Фото: Instagram Алексея

— Все это нужно восстанавливать за свои деньги?

— Нет, это страховой случай. В 2013-м райисполком выделил нам на восстановление где-то в районе 500−700 долларов, и 3000 долларов — страховая, — отвечает Алексей. — Сейчас, когда все высохнет, мы тоже вызовем специалистов из страховой. После паводка у нас покосился забор. Хочу, чтобы они приехали и оценили проблему.

— Можно ли хоть что-то сделать с вашим домом, чтобы раз и навсегда спасти его от воды?

— Все, что могли, мы сделали. А в остальном… Дом состоит из двух половин, одна из них обложена кирпичом, вторая — пристройка. Поднять его невозможно, иначе мы бы усилили фундамент, — рассуждает Алексей. — А так ситуация патовая: либо все полностью сравнивать с землей и строить заново, на что у нас нет ни денег, ни возможностей, либо жить, как есть. Вот мы и живем. Дважды появлялись люди, которые хотели дом купить, но не срослось. Потом мы провели газ и поняли: никуда переезжать отсюда не стоит. Как в мультике говорили, такая корова нужна самому.

— Кстати, а как коза пережила паводок в новом сарае?

— С ней все хорошо, — улыбается собеседник.