Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  2. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  3. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  4. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент
  5. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  6. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  7. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  8. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  9. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  10. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  11. В литовском пункте пропуска «Мядининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  12. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  13. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  14. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  15. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  16. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год


В начале августа в провластных телеграм-каналах стали распространять список из более чем 350 фамилий бывших работников культуры, госСМИ и спорта, а также названий творческих коллективов. Авторы постов призывают организации не сотрудничать с этими людьми, называя их «предателями». Спросили у музыкантов, как они относятся к тому, что оказались фактически под запретом.

Фото instagram.com/naviband
Артем Лукьяненко и Ксения Жук, солисты группы NaviBand. Фото instagram.com/naviband

В прошлом году многие певцы и музыканты не остались в стороне от происходящих в Беларуси событий. После того как в августе накалилась политическая ситуация, а участники протестов подверглись репрессиям, некоторые известные артисты публично выступили против жестокости силовых органов. Более тысячи деятелей культуры подписали открытое письмо с осуждением «недопустимых в цивилизованном государстве нарушений законодательства, необоснованного насилия над мирными гражданами со стороны силовых структур и фальсификации результатов выборов президента». Теперь провластные телеграм-каналы называют этих музыкантов «предателями» и призывают организации с ними не сотрудничать. Но не только их. В список включены также музыканты и певцы, которые много лет выступали на мероприятиях, организованных государственными органами, городских и республиканских праздниках. Например, народная артистка Беларуси Инна Афанасьева, певцы Дмитрий Колдун, Алексей Хлестов, Искуи Абалян, Ольга Плотникова и другие известные артисты.

Часть музыкантов, к которым Zerkalo.io обратилось за комментарием, ответили, что не готовы высказываться публично, так как беспокоятся за свою безопасность. Одна из известных певиц сообщила о поступающих в ее адрес угрозах в социальных сетях из-за того, что она осудила насилие.

«Поняли, что всё делаем правильно»

Группа NaviBand еще до появления запретительного списка столкнулась с невозможностью выступать в Беларуси, говорит ее участник Артем Лукьяненко.

— О том, что не можем делать концерты [в Беларуси], мы знали еще зимой. Мы хотели организовать концерт в Минске, но нам дали понять, что не нужно даже подавать заявку на гастрольное удостоверение, потому что нам не разрешат провести концерт. В целом это продолжение абсурда. Мы — это группа, которая несет только созидание. Мы поем о любви, о стремлениях человека, о том, чтобы люди чувствовали мотивацию и двигались вперед. И нам непонятно, как группы и фамилии оказались в этом списке.
Мы же для себя понимаем, что делаем всё правильно, мы знаем, что огромное количество людей на нашей стороне, поэтому не принимаем это близко к сердцу.

— В творческом плане это наносит вам урон?

— Конечно, это большой урон, потому что если нет концертов, то нет и заработка. Но ситуация в Беларуси в целом нанесла урон по всем культурным событиям. Какие концерты могут быть, когда все это происходит в нашей стране?

Условия для работы группы в последний год кардинально поменялись, признает собеседник. Участники NaviBand покинули Беларусь, но продолжают писать песни, реализовывать новые проекты.

— Мы четко понимаем, что в любом случае все, что происходит, придет к своему завершению. Нашу роль и миссию в сегодняшнее время определять не нам, конечно, но нам важно поддерживать дух людей, неупадническое настроение. Мы понимаем, что сейчас большинство белорусов находится в стрессе. Но в этом стрессе рождается истина, новая нация (хотя она уже родилась). Мы ощущаем, что мы часть всего происходящего, — комментирует Артем Лукьяненко. — Этот год сделал нас сильней, сделал нас более осознанными, внимательными к творчеству, к нашим слушателям. Мы видим, как люди в интернете реагируют на то, что мы публикуем. Это для нас важнее.

«Сейчас не очень актуально веселиться или проводить концерты»

Фото со страницы музыканта в Facebook
Фото со страницы музыканта в Facebook

Для музыканта Павла Аракеляна включение в черный список не стало сюрпризом, так как это не первый раз, когда в Беларуси появляются подобные документы. Удивило его другое: то, что он включен в «список переобувшихся». «Я в одной обуви хожу уже много-много лет», — объясняет Аракелян.

— На текущий момент даже сохранившие нейтралитет медийные личности оказались в таких списках. Чтобы не иметь запрета на профессию, в Беларуси надо не просто быть нейтральным или не против, а надо быть конкретно «за».

После выборов музыкант занял определенную позицию: он не скрывал свое отношение к происходящему в стране, выступал для жителей дворов Минска. Джазмен понимал, что это может иметь неприятные последствия. На одном из таких выступлений его задержали, а потом осудили на 15 суток за то, что он «пикетировал, играя на музыкальном инструменте».

— Я понимаю, что в текущих условиях это риск не просто запрета на профессию, а вплоть до физического уничтожения. Но на другой чаше весов — принципы. Если человек засовывает язык в … (молчит. — Прим. ред.) просто потому, что боится или пытается достичь каких-то материальных выгод, для меня это неприемлемо, — говорит Павел Аракелян. — Я выступаю не за что-то, а против чего-то. Мне точно так же не нравятся так называемые лидеры оппозиции, которые на текущий момент этим (политикой. — Прим. ред.) занимаются. Но это не значит, что я могу поддерживать пытки, насилие, убийства и что могу молчать в такой ситуации.

Сейчас творческая деятельность музыканта поставлена на паузу: он не пишет и не притрагивается к инструментам.

— Невозможно провести какое-либо публичное мероприятие. Разумеется, немногочисленные заказчики с осторожностью к этому относятся, потому что можно провести корпоративную вечеринку и только из-за выступления неугодного артиста всем дружно сесть на «сутки». Но положа руку на сердце я считаю, что на текущий момент не очень актуально веселиться или проводить концерты, поэтому, возможно, запрет совпадает с текущим мироощущением, — объясняет музыкант.

«Будем играть всегда и везде, где будет такая возможность»

Фото: jmors.by
Фото: jmors.by

Лидер группы «J:Морс» Владимир Пугач говорит, что спокойно воспринял включение коллектива в черный список.

— В стране уже целый год пожар, но такое ощущение, что кто-то только сейчас заметил, что у него начинают нагреваться подошвы. Эти списки — это пример информационной войны, которая ведется с теми, кто публично высказывает мнение, отличающееся от официальной позиции госСМИ, не более того. И появляться они стали с осени прошлого года. Я тоже в таких списках периодически появляюсь. Так как это далеко не первый список такого плана, то он ничего не меняет, и я не вижу в нем новую точку отсчета, когда мне нужно садиться и принимать какие-то решения. Мы в таком режиме живем почти год, и то, что у нас в Беларуси нет билетных публичных концертов, это не потому, что мы себя на паузу поставили (как и большинство белорусских артистов и музыкантов), — рассуждает Владимир Пугач.

Он вспоминает, что группе удалось организовать несколько публичных выступлений в начале 2021 года, а потом на разных площадках, где планировались концерты, стали возникать какие-нибудь «технические сложности».

— Но останавливать деятельность мы не собираемся. Осенью мы издали новый альбом, хотя мы сомневались, уместно ли его издавать. В апреле вышел новый сингл, посвященный годовщине трагедии в Чернобыле, сейчас работаем над новым материалом и будем играть всегда и везде, где будет такая возможность.

Последний год в целом сильно изменил жизнь всей страны, всех белорусов, и творческие люди здесь не исключение, признает собеседник. Происходящее вокруг, вынужденный отъезд из страны друзей и близких угнетает.

— Но вдохновляют нас белорусы, которые ярко, мощно, красиво проявили себя как гражданское общество, нация в прошлом году и уже в этом. Так что мы продолжаем заниматься музыкой. Когда болит душа, когда хочется высказываться — все это выливается в музыку. Как выяснилось, людям очень важна эмоциональная поддержка, терапия, которая есть в музыке. Поэтому есть ощущение важности и нужности того, что делаем мы и другие белорусские артисты. В связи с этим, наверное, на нас лежит какая-то ответственность.