Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Провластный канал подтвердил причастность экс-главы ГУБОПиК к стрельбе в «Каскаде». Говорят, на него напали подростки
  2. «Слова Басты действуют мощнее ядерного оружия. Но он молчит». Шым из «Касты» про войну, группу и протесты в Беларуси
  3. «У Вадима частично отсутствуют передние зубы». Как содержат пленных с «Азовстали» и грозит ли им смертная казнь — спросили их близких
  4. Белорусскому авторынку прогнозируют дефицит машин и рост цен на них. Чиновникам предложили вариант решения проблемы
  5. На воскресенье объявили желтый уровень опасности. Температура — до +33°C
  6. Эффективность — как у трех американских орудий вместе взятых. Рассказываем о гаубицах PzH 2000, которые Германия отправила в Украину
  7. Сто двадцать первый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  9. «Никто меня нигде не ждет». Большое интервью с дизайнером Владимиром Цеслером
  10. Сто двадцать второй день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  11. ВСУ в «Горском котле» и вероятность вторжения белорусской армии: главное из сводок штабов на 121-й день войны
  12. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  13. Бои вокруг Северодонецка и удар по цинковому заводу. Главное из сводок штабов на 122-й день войны
  14. Кто заказывал жару? Синоптики объявили желтый уровень опасности
  15. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  16. В России под Рязанью потерпел крушение военно-транспортный Ил-76. Есть погибшие и пострадавшие
  17. С 1 июля для белорусов, скорее всего, заметно подорожают товары в иностранных интернет-магазинах. Почему и на сколько
  18. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить
  19. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»
  20. Новые налоги, обновленные банкноты, изменения для работодателей, обязательные базовые счета, отмена надбавок за COVID-19. Изменения июля


В начале августа в провластных телеграм-каналах стали распространять список из более чем 350 фамилий бывших работников культуры, госСМИ и спорта, а также названий творческих коллективов. Авторы постов призывают организации не сотрудничать с этими людьми, называя их «предателями». Спросили у музыкантов, как они относятся к тому, что оказались фактически под запретом.

Фото instagram.com/naviband
Артем Лукьяненко и Ксения Жук, солисты группы NaviBand. Фото instagram.com/naviband

В прошлом году многие певцы и музыканты не остались в стороне от происходящих в Беларуси событий. После того как в августе накалилась политическая ситуация, а участники протестов подверглись репрессиям, некоторые известные артисты публично выступили против жестокости силовых органов. Более тысячи деятелей культуры подписали открытое письмо с осуждением «недопустимых в цивилизованном государстве нарушений законодательства, необоснованного насилия над мирными гражданами со стороны силовых структур и фальсификации результатов выборов президента». Теперь провластные телеграм-каналы называют этих музыкантов «предателями» и призывают организации с ними не сотрудничать. Но не только их. В список включены также музыканты и певцы, которые много лет выступали на мероприятиях, организованных государственными органами, городских и республиканских праздниках. Например, народная артистка Беларуси Инна Афанасьева, певцы Дмитрий Колдун, Алексей Хлестов, Искуи Абалян, Ольга Плотникова и другие известные артисты.

Часть музыкантов, к которым Zerkalo.io обратилось за комментарием, ответили, что не готовы высказываться публично, так как беспокоятся за свою безопасность. Одна из известных певиц сообщила о поступающих в ее адрес угрозах в социальных сетях из-за того, что она осудила насилие.

«Поняли, что всё делаем правильно»

Группа NaviBand еще до появления запретительного списка столкнулась с невозможностью выступать в Беларуси, говорит ее участник Артем Лукьяненко.

— О том, что не можем делать концерты [в Беларуси], мы знали еще зимой. Мы хотели организовать концерт в Минске, но нам дали понять, что не нужно даже подавать заявку на гастрольное удостоверение, потому что нам не разрешат провести концерт. В целом это продолжение абсурда. Мы — это группа, которая несет только созидание. Мы поем о любви, о стремлениях человека, о том, чтобы люди чувствовали мотивацию и двигались вперед. И нам непонятно, как группы и фамилии оказались в этом списке.
Мы же для себя понимаем, что делаем всё правильно, мы знаем, что огромное количество людей на нашей стороне, поэтому не принимаем это близко к сердцу.

— В творческом плане это наносит вам урон?

— Конечно, это большой урон, потому что если нет концертов, то нет и заработка. Но ситуация в Беларуси в целом нанесла урон по всем культурным событиям. Какие концерты могут быть, когда все это происходит в нашей стране?

Условия для работы группы в последний год кардинально поменялись, признает собеседник. Участники NaviBand покинули Беларусь, но продолжают писать песни, реализовывать новые проекты.

— Мы четко понимаем, что в любом случае все, что происходит, придет к своему завершению. Нашу роль и миссию в сегодняшнее время определять не нам, конечно, но нам важно поддерживать дух людей, неупадническое настроение. Мы понимаем, что сейчас большинство белорусов находится в стрессе. Но в этом стрессе рождается истина, новая нация (хотя она уже родилась). Мы ощущаем, что мы часть всего происходящего, — комментирует Артем Лукьяненко. — Этот год сделал нас сильней, сделал нас более осознанными, внимательными к творчеству, к нашим слушателям. Мы видим, как люди в интернете реагируют на то, что мы публикуем. Это для нас важнее.

«Сейчас не очень актуально веселиться или проводить концерты»

Фото со страницы музыканта в Facebook
Фото со страницы музыканта в Facebook

Для музыканта Павла Аракеляна включение в черный список не стало сюрпризом, так как это не первый раз, когда в Беларуси появляются подобные документы. Удивило его другое: то, что он включен в «список переобувшихся». «Я в одной обуви хожу уже много-много лет», — объясняет Аракелян.

— На текущий момент даже сохранившие нейтралитет медийные личности оказались в таких списках. Чтобы не иметь запрета на профессию, в Беларуси надо не просто быть нейтральным или не против, а надо быть конкретно «за».

После выборов музыкант занял определенную позицию: он не скрывал свое отношение к происходящему в стране, выступал для жителей дворов Минска. Джазмен понимал, что это может иметь неприятные последствия. На одном из таких выступлений его задержали, а потом осудили на 15 суток за то, что он «пикетировал, играя на музыкальном инструменте».

— Я понимаю, что в текущих условиях это риск не просто запрета на профессию, а вплоть до физического уничтожения. Но на другой чаше весов — принципы. Если человек засовывает язык в … (молчит. — Прим. ред.) просто потому, что боится или пытается достичь каких-то материальных выгод, для меня это неприемлемо, — говорит Павел Аракелян. — Я выступаю не за что-то, а против чего-то. Мне точно так же не нравятся так называемые лидеры оппозиции, которые на текущий момент этим (политикой. — Прим. ред.) занимаются. Но это не значит, что я могу поддерживать пытки, насилие, убийства и что могу молчать в такой ситуации.

Сейчас творческая деятельность музыканта поставлена на паузу: он не пишет и не притрагивается к инструментам.

— Невозможно провести какое-либо публичное мероприятие. Разумеется, немногочисленные заказчики с осторожностью к этому относятся, потому что можно провести корпоративную вечеринку и только из-за выступления неугодного артиста всем дружно сесть на «сутки». Но положа руку на сердце я считаю, что на текущий момент не очень актуально веселиться или проводить концерты, поэтому, возможно, запрет совпадает с текущим мироощущением, — объясняет музыкант.

«Будем играть всегда и везде, где будет такая возможность»

Фото: jmors.by
Фото: jmors.by

Лидер группы «J:Морс» Владимир Пугач говорит, что спокойно воспринял включение коллектива в черный список.

— В стране уже целый год пожар, но такое ощущение, что кто-то только сейчас заметил, что у него начинают нагреваться подошвы. Эти списки — это пример информационной войны, которая ведется с теми, кто публично высказывает мнение, отличающееся от официальной позиции госСМИ, не более того. И появляться они стали с осени прошлого года. Я тоже в таких списках периодически появляюсь. Так как это далеко не первый список такого плана, то он ничего не меняет, и я не вижу в нем новую точку отсчета, когда мне нужно садиться и принимать какие-то решения. Мы в таком режиме живем почти год, и то, что у нас в Беларуси нет билетных публичных концертов, это не потому, что мы себя на паузу поставили (как и большинство белорусских артистов и музыкантов), — рассуждает Владимир Пугач.

Он вспоминает, что группе удалось организовать несколько публичных выступлений в начале 2021 года, а потом на разных площадках, где планировались концерты, стали возникать какие-нибудь «технические сложности».

— Но останавливать деятельность мы не собираемся. Осенью мы издали новый альбом, хотя мы сомневались, уместно ли его издавать. В апреле вышел новый сингл, посвященный годовщине трагедии в Чернобыле, сейчас работаем над новым материалом и будем играть всегда и везде, где будет такая возможность.

Последний год в целом сильно изменил жизнь всей страны, всех белорусов, и творческие люди здесь не исключение, признает собеседник. Происходящее вокруг, вынужденный отъезд из страны друзей и близких угнетает.

— Но вдохновляют нас белорусы, которые ярко, мощно, красиво проявили себя как гражданское общество, нация в прошлом году и уже в этом. Так что мы продолжаем заниматься музыкой. Когда болит душа, когда хочется высказываться — все это выливается в музыку. Как выяснилось, людям очень важна эмоциональная поддержка, терапия, которая есть в музыке. Поэтому есть ощущение важности и нужности того, что делаем мы и другие белорусские артисты. В связи с этим, наверное, на нас лежит какая-то ответственность.