Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  2. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  3. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  4. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  5. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  6. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  7. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  8. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  9. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  10. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года


В Беларуси у мошенников новая схема, мы уже о ней писали: пенсионерам звонят, говорят, что их дети в опасности, и просят через курьера передать большую сумму для их спасения. Напуганные родители, к сожалению, ведутся на уловку и отдают деньги незнакомцам. Неделю назад в такую ситуацию попала и мама минчанки Марины. Семья лишилась $ 15 тысяч, которые копила на квартиру. Девушка рассказала, как злоумышленники проворачивали схему. Говорит, в этой ситуации у нее есть вопросы и к мобильным операторам.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

В пятницу 20 мая Марина (имя изменено по просьбе собеседницы) с 11 часов дня не могла дозвониться своей маме — ни на мобильный, ни в мессенджере Viber.

— Либо было ожидание вызова, либо занято. Она тоже со мной связаться не могла. Услышала маму я только после 21 часов вечера, и то с телефона мужа. Уже потом она пожаловалась, что ей все время звонили незнакомые номера — литовские, латвийские. Они звонили на протяжении дня постоянно, не знаю, для чего, — рассказывает девушка.

В это время мошенники обманывали ее маму и выносили из ее дома деньги.

— Маме позвонили, сказали, что я в больнице. Что я попала в ДТП, когда переходила на красный дорогу, и сейчас лежу в реанимации, у меня разорвана губа, черепно-мозговая травма и переломаны ребра, — говорит Марина. — Мол, водитель, который меня сбил, тоже якобы пострадал. И деньги нужны были на «примирение», чтобы на меня не завели уголовное дело. Причем, как потом выяснилось, мама якобы со мной разговаривала — голос был один в один, как мой.

Марина говорит, аферисты звонили ее маме на городской номер. По словам девушки, у них была информация о том, что Марина в Могилеве, хотя она поехала туда всего лишь на день.

— Знали, что я с ребенком — еще ее успокоили, что с ним все хорошо. Знали, что в квартире есть деньги — не у каждого человека такая сумма хранится дома, — объясняет наша собеседница. —  Сказали моим голосом, что мне якобы нужно 15 тысяч. Мама до сих пор старается со мной об этом не говорить, поэтому не знаю, что именно та «я» сказала: в долларах или белорусских рублях. Но мама отдала в долларах. Положила в пакетик и отдала.

Курьер за деньгами пришел через час после звонка. Женщина рассказывала дочери, что он был одет в яркую зеленую куртку, сложил деньги в рюкзак.

Обо всем сама Марина узнала около 18 вечера, когда ей позвонил брат, спросил, все ли у нее в порядке, и все рассказал.

— Я сразу позвонила в милицию из Могилева. Хотя у нас в подъезде и в лифтах есть видеокамеры, никто не был найден. Как мне сказали во Фрунзенском РУВД, в этот день было несколько подобных случаев, один — на соседней станции метро, — говорит девушка.

Фото: Pixabay.com
Фото: Pixabay.com

По словам минчанки, мошенники после инцидента снова звонили ее маме от ее имени — 24 мая, по той же схеме. Та положила трубку. Женщине — 66 лет, ее дочь больше всего переживает, что эта ситуация сильно ее потрясла.

— У мамы была истерика, естественно, давление поднялось до 170. Но она больше разволновалась не из-за денег, а из-за того, что со мной что-то могло случиться, — добавляет Марина. — Понятное дело, что она себя ругает до сих пор, но она не хочет об этом говорить. Для нее важнее, что со мной все хорошо. А деньги — понятное дело, что это большая сумма. Мама у меня на пенсии, папа тоже не очень много зарабатывает, копили на квартиру.

О том, откуда у мошенников была информация о ее поездке в другой город и о том, что дома у семьи хранятся деньги, девушка не знает.

— Многие близкие люди знали, что есть деньги на покупку квартиры. О том, что они лежат дома, — некоторые знали, но это очень узкий круг, я даже не буду думать на них. Накануне мы с мамой разговаривали, я говорила, что поеду с мужем и сыном в Могилев в этот день. Может, прослушивался телефон. В компании А1 не смогли мне пояснить, по какой причине я не могла связаться с мамой. Сказали, что я была недоступна. Но это однозначно не так. Я разговаривала с другими людьми в тот день, как и мама. Я еще узнаю у МТС, почему произошла блокировка моего номера, когда мама мне звонила. У нее этот мобильный оператор.

Марина надеется, что деньги найдут и вернут семье. Хотя надежды все меньше.

— Я знаю, что наличными такую сумму перевести очень тяжело. Но если за сутки-двое ребят не нашли, думаю, уже и не найдут. Обещали, естественно, но я в это не верю, — говорит она. — Печально, что показывают новости, как милиция нашла велосипед, что это круто. А то, что пенсионеров разводят таким образом… Слава Богу, она просто отдала деньги. А если бы что-то случилось со здоровьем. Я просто хочу, чтобы люди прочитали мою историю и донесли до родителей, что это обман, чтобы они перестали на них вестись. Нельзя так брать и верить. И к мобильным операторам у меня тоже вопрос, что происходило с нашими номерами. Пока от них толку не добиться.

Мы запросили комментарии у пресс-служб мобильных операторов А1 и МТС о том, насколько защищены их абоненты от внешнего воздействия, проводится ли проверка по этому случаю. Опубликуем их, как только (и если) получим.