Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  2. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  3. КПП, фейерверки и более 180 мероприятий в Минске. Как в столице и областных центрах будут отмечать День независимости
  4. В Беларуси мужчин и женщин массово вызывают в военкоматы — на учения. Мы поговорили с теми, кто там уже побывал
  5. Гражданам Польши разрешили безвизовый въезд в Беларусь
  6. Теперь точно. Соцподдержка в действии: для белорусов на лето (и еще несколько месяцев) «открутили» тарифы на отопление электричеством
  7. Дмитрий Рябов: В июле нас ждет идеальное белорусское лето
  8. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  9. Выход российских войск к Лисичанску и бои за господствующие высоты. Главное из сводок штабов на 128-й день войны
  10. Путин: западные санкции ускоряют «объединительные процессы» Беларуси и России
  11. Путин назвал конечную цель войны в Украине и высказался о произошедшем в Кременчуге
  12. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  13. В Беларуси 1 июля выпустили в обращение новую банкноту. Как она выглядит (фотофакт)
  14. НАТО вступит в открытый конфликт с Россией? Вспоминаем, чем закончились предыдущие военные операции Альянса
  15. «Про Лукашенко все понятно, он исчерпан». Кинопродюсер Роднянский о войне, Бондарчуке и протестах в Беларуси
  16. Жаркая погода (а вместе с ней — оранжевый уровень опасности) сохранится до конца недели
  17. Сто двадцать восьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  18. После Литвы Россия выдвинула претензии Норвегии — из-за Шпицбергена. Рассказываем, почему Кремль вновь неправ
  19. «Жест доброй воли»? Рассказываем, почему российские войска пришли на остров Змеиный и почему теперь ушли
  20. Калининград № 2? Норвегия отказала в поставках продовольствия для российского поселения на Шпицбергене
  21. «Белпочта» вводит плату (немаленькую) за выдачу международных переводов


Эпидситуация в Беларуси стала улучшаться, пациентов с ковидом становится все меньше, а надбавки за них Минздрав пообещал врачам «трансформировать в иные стимулирующие выплаты». Intex-press поговорил с медиками из Барановичей и узнал, как им сейчас работается, как относятся пациенты и есть ли дефицит кадров.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Наконец-то закончились переодевания в защитный костюм в подъездах»

Алина (имя изменено. — Прим. ред) — молодой специалист, около двух лет работает врачом общей практики в поликлинике. График работы с 8.00 до 13.00 в кабинете и 2 часа занимают посещения пациентов на дому. Помимо этого, два дня в неделю есть смена с 15.00 до 20.00.

— Выходные у нас в субботу и воскресенье, кроме праздничных дней, если наше отделение дежурит, — уточняет Алина. — Также раз в месяц выпадает субботнее дежурство, которое никак не оплачивается. Руководство аргументирует это тем, что мы не вырабатываем какую-то норму часов. Хотя никто не учитывает, сколько бумажной работы нам приходится делать дома.

По словам девушки, «с началом войны в Украине коронавирус резко пропал», и пациентов действительно стало в разы меньше, «есть возможность выдохнуть». Бывает, что за всю смену могут прийти всего пять человек. А что касается ковидных, то в мае у Алины не было ни одного «положительного» пациента.

— Вот когда был ковид, особенно последняя волна, людей шло очень много. За семь часов, два из которых в регистратуре, я умудрялась оформить около 70 человек, а потом еще и больше ста принять у себя в кабинете. Сами понимаете, пациенту уделялась едва ли не одна минута, потому что физически не успеваешь, — рассказывает Алина. — Когда коронавирус пошел на спад, руководство забрало вызовы у врачей и организовало отдельные ковидные бригады для температурящих. Почему этого нельзя было сделать раньше — вопрос. Зато мои поездки к пациентам на дом и переодевания в защитный костюм в подъезде наконец-то закончились.

Девушка говорит, что во время пандемии, работая на полторы ставки, она могла получать 1600−2000 рублей. Теперь, на ставку и без доплат за коронавирусных пациентов, ее зарплата составляет около 1000 рублей.

— Так как я живу одна и детей нет, то раньше могла себе много чего позволить. А теперь на счету каждая копейка, учитывая нынешнее положение в стране, экономику и цены, — поясняет Алина. — Я снимаю квартиру за 70 долларов. Стало не хватать денег на уход за собой, на развлечения. К тому же хочется как можно быстрее приобрести свое жилье, ради которого у меня открыт ежемесячный вклад в банке.

Уходить из медицины девушка не планирует, так как очень любит свою профессию, ей нравится помогать людям, и в чем-то другом она себя не представляет.

— Но есть небольшой нюанс — наша работа очень неблагодарная, а пациенты нередко жестокие и не ценящие твой труд, — считает собеседница. — Многие чуть ли не с ноги дверь в кабинет открывают. Был даже случай, когда я не подписала женщине комиссию из-за плохого анализа мочи. Так она, уходя из кабинета, пожелала мне смерти. И этот человек работает учителем в одной из школ…

По словам девушки, руководство ее медучреждения за врачей не держится, «хочешь уходить — уходи».

— Ладно, если бы медперсонала было в достатке! Многие увольняются, переезжают в другие города, меняют поликлиники, свою специальность, а кто-то вообще уходит из медицины и открывает ИП, — говорит Алина. — У меня тоже были мысли поехать работать врачом за границу, но из-за семейных обстоятельств и финансовых трудностей осуществить это пока сложно.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Многие уволились во время пандемии»

Валерия (имя изменено. — Прим. ред) около трех лет работает врачом в реанимации, из них полтора — с коронавирусными пациентами. Говорит, что какого-то стабильного графика работы у нее нет: «где есть нехватка врачей, туда и ставят». В среднем у нее в месяц получается «наработать» около 200 часов, нередко бывают рабочие смены и в выходные.

По словам Валерии, пациентов после пандемии стало намного меньше, соответственно, стало и спокойнее. Также она заметила, что многие просят оставить их лечиться на дому, а не госпитализировать, хотя раньше было наоборот.

— Теперь, работая с не коронавирусными пациентами, мы можем одеваться в обычную форму медиков — халат и маску. Наконец-то «ушли» эти защитные костюмы, от которых, особенно в жару, я уставала больше, чем от самой работы с людьми, — говорит девушка. — Конечно, зарплата стала намного меньше, зато на работе стало комфортнее и в плане своего здоровья намного безопаснее. В последние пару месяцев я получаю 1200−1300 рублей, а вот раньше бывало, что выходило и до 3000 рублей. Но свое здоровье важнее каких-то доплат к зарплате.

Валерия не считает, что медиков «как-то обделяют деньгами», но на жизнь и какие-то свои «хотелки» ей сейчас не хватает.

— Я снимаю квартиру за 100 долларов, плачу за коммуналку, езжу на личном авто и трачу много денег на его обслуживание и топливо. На себя, на уход за собой и какие-то развлечения аппетит пришлось поубавить, — поясняет она. — Но сейчас важнее, чтобы коронавирус быстрее ушел из нашей жизни, а люди перестали бы от него болеть и умирать. Деньги не главное — главное здоровье.

Валерия отмечает, что ее руководство ценит своих сотрудников, потому что «остро чувствуется нехватка врачей»:

— Много медиков уволилось во время пандемии или по каким-то своим личным причинам, кто-то ушел на пенсию, кто-то уехал работать за границу, а молодых специалистов я вообще у нас давно не встречала.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Нагрузка по-прежнему большая и койки пустыми не бывают»

Ирина (имя изменено. — Прим. ред) работает анестезиологом. Говорит, что в среднем за месяц у нее на ставку получается «выработать» около 170 часов. Часто бывают ночные смены и суточные дежурства.

— Одна смена иногда может длиться целых 32 часа! — отмечает специалист.

Точный размер оклада Ирина не знает. Но к этому окладу, по ее словам, начисляют разные надбавки.

— Премии, материальную помощь, надбавки за вредные условия труда и прочее, — перечисляет медик. — Доплаты за коронавирусных пациентов у моих коллег, на сколько я знаю, не убрали. Но я с такими пациентами и в «красной зоне» больше не работаю.

Ирина говорит, что ее зарплата с затишьем ковида сильно упала. Во время пандемии она, бывало, получала и 3500 рублей, а сейчас — в пределах 1300−1500 рублей. Хотя нагрузка «по-прежнему большая и койки пустыми не бывают».

— Конечно, хотелось бы получать больше, учитывая интенсивность труда и тяжелые ночные смены. Но учитывая, что медицина у нас бесплатная, еще чудо, что платят хоть такие зарплаты, — считает собеседница. — Скажу честно, мне хорошо живется и на получаемые сейчас деньги. А во время ковида даже удалось скопить большую сумму. Может быть, это потому, что у меня нет детей.

Ирина снимает себе жилье, платит коммуналку и уверяет, что денег ей хватает на все, даже на то, чтобы «в любой момент взять и полететь на отдых за границу». Свои расходы после ухода пандемии девушка, по ее словам, пока не урезала, так как большую часть ковидных доплат она всегда откладывала.

Хоть в ее медучреждении и наблюдается текучка кадров, про увольнение, говорит Ирина, она никогда не задумывалась.

— У нашего начальства такая позиция: если человек хочет уволиться — пусть увольняется. У нас никто ни за кого не держится. Но лично ко мне относятся с уважением, и проблем с руководством никогда не возникало, — отметила специалист.

Читайте также на Intex-press:

Сколько мешков сахара потеряли в зарплате жители Барановичей за один месяц и за год

В каком состоянии находятся парки Барановичей и какие развлечения для детей и взрослых там есть

«Теперь вожу „Коммунарку“ в Казахстан». Что изменилось у белорусских дальнобойщиков после ограничения на въезд в ЕС