Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  2. Подготовка к насильственной мобилизации военнопленных и изменения в Минобороны. Главное из сводок штабов на 214-й день войны
  3. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  4. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  5. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»
  6. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  7. «Для призыва остаются россияне, которые продемонстрировали, что они не хотят воевать». Главное из сводок на 215-й день войны
  8. СК: после ЧП в Dana Mall за медпомощью обратились пятеро детей
  9. «Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал». Что говорят белорусы с российским паспортом, которых могут призвать на войну
  10. «Несанкционированное массовое мероприятие». Силовики задержали организатора встречи с Миланой Хаметовой в Dana Mall
  11. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  12. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь по детям. Известно о 13 погибших, среди них семь детей
  13. Лукашенко и Путин проводят переговоры в Сочи. Это их седьмая встреча с начала года
  14. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  15. Атаки российской армии и до «300 ликвидированных иностранных наемников». Главное из сводок штабов на 213-й день войны
  16. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко
  17. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  18. Бабьего лета в ближайшее время не будет


«Приговор Паша воспринял спокойно. Еще на прениях сторон, где прокурор выступал довольно сурово, брат понял, что наказание будет серьезным», — рассказала блогу «Отражение» Яна, сестра политзаключенного Павла Кучинского. Во вторник, 7 июня, суд Вилейского района приговорил молодого человека к пяти годам колонии усиленного режима. Павел инвалид второй группы — у него четвертая стадия рака.

Павел Кучинский

Суд по делу Павла Кучинского проходил в закрытом режиме. Молодого человека обвиняли в оскорблении Лукашенко, представителя власти, судьи, а также в насилии или угрозе применения насилия в отношении сотрудника милиции и Лукашенко. Все пять статей за комментарии. На оглашение приговора поддержать его приехала семья и одноклассник. Вердикт судьи, делится наблюдениями Яна, брат слушал спокойно, вздыхал.

— Затем нам дали пять минут поговорить, — описывает ситуацию Яна. — По голосу Паши было слышно, как сильно он волнуется. Чувствовалось, ему не хватает воздуха, чтобы с нами общаться. Глаза на мокром месте, старался не заплакать. Просил за него не переживать. 8 июня ему нужно попасть в Боровляны в онкоцентр на лечение. Сказал, договорился, его туда свозят.

После вынесения приговора Павла отправят в Жодино. Близкие написали заявление на свидание. Его одобрили, поэтому на следующей недели они с Павлом встретятся.

— Как Павел себя чувствует?

— Сказал, все будет хорошо, но он нам всегда это повторяет. Единственное, попросил обезболивающее, — отвечает сестра. — Мама сказала, он заметно похудел.

— Просил что-нибудь вкусное ему привезти?

— Дедушка ему постоянно возил передачи, но брат повторял, что ему особо ничего не нужно. Заказывал лишь чай, сахар, сигареты и туалетную бумагу. Говорил, чтобы мы тратили деньги на себя, а не на него, — продолжает Яна. — Сейчас тоже просил сильно не тратиться, потому что нужно будет заплатить компенсацию морального вреда пострадавшим.

Среди пострадавших начальник РОВД Молодечненского района Вадим Пригара и помощник командира взвода ППС Геннадий Филистович. Первому молодой человек должен выплатить 1500 рублей, второму — тысячу.

— Паша будет подавать апелляцию?

— Да, хотя он понимает, что это вряд ли что-то изменит. Но, если ничего не сделаешь, не узнаешь, поэтому лучше сделать.

— А как семья восприняла приговор в пять лет?

— Мама очень тяжело, все это время она потерянная. Дедушка старался держаться, но, когда услышал пять лет, сказал: «Это же пять лет, я Пашу уже, наверное, не увижу». Дедушке за 80.