Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  2. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  3. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  4. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  5. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  6. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  7. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  8. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  9. С 1 июня белорусов ожидает изменение оплаты некоторых жилищно-коммунальных услуг
  10. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  11. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  12. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  13. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  14. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  15. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение


Минчанин Андрей Суша, на которого завели два уголовных дела, решил покинуть Беларусь и пересечь границу по воздуху — на мотопараплане. Он пролетел на нем 60 километров и сдался литовской полиции. Сейчас он живет в лагере для мигрантов, рассказывает «Наша Ніва».

Фото: nashaniva.com
Андрей Суша справа. Фото: nashaniva.com

Андрей работал дефектоскопистом в Минской лаборатории. Причиной, по которой он решил покинуть страну, стали два уголовных дела по статьям «Оскорбление государственного служащего» за комментарии, адресованные сотруднику Октябрьского РОВД Минска, и «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел».

 — В январе этого года ко мне сначала пришли на работу, потом домой — я дверь не открывал. На неделю поехал на дачу, спрятался, но потом вернулся. В начале февраля меня забрали в Управление собственной безопасности, угрозами заставили записать видео с извинениями на камеру. Провели обыск, забрали технику и отпустили, — рассказывает мужчина. После этого они получили доступ к моим записям в соцсетях. Каждую неделю меня вызывали на беседу по новому эпизоду. А 15 марта задержали на 72 часа и отправили на Окрестина. Когда я выходил, адвокат сказал, что мне еще одну статью сверху «повесили» — угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел. На 25 марта меня снова вызвали в Следственный комитет. Было опасение, что меня закроют. Поэтому 24 марта, перед Днем Воли я решил убежать.

Вариант перейти границу пешком Андрей посчитал ненадежным: слышал про случаи, когда беглецов разворачивали обратно белорусские пограничники. Поэтому выбрал другой способ.

Дело в том, что Андрей служил в Марьиной Горке и там впервые попробовал прыжки с парашютом. Понравилось. Сейчас на его счету уже 1,3 тысячи прыжков.

После этого захотел освоить что-то новое и заинтересовался мотопарапланом или парамотором, на котором уже летает два года.

На нем и решил перелететь через границу. Полет занял один час и 20 минут.

 — Стартовал километрах в 20 от границы. Летел на север, чтобы как можно дальше оказаться. Летел специально на низкой высоте, над деревьями, чтобы быть незамеченным. Видел, что пересек границу (заметил контрольную полосу), потом повернул на запад, спустился ближе к земле. По дорожным знакам на латинице понял, что точно в Литве. Пролетел еще километров 40, выбрал какой-то городок и площадку для приземления. Еще и топливо подходило к концу. Сразу позвонил родителям, жене, что я живой-здоровый. И пошел к жителям просить, чтобы те вызвали полицию. Они приехали через 10 минут. В отношении меня было возбуждено уголовное дело за незаконное пересечение границы. Конфисковали мое оборудование, но через месяц дело было приостановлено и мне все вернули. Литовский следователь рассказывал, что делал запрос белорусским пограничникам по факту пересечения границы на парамоторе. Там ответили: все нормально, у нас ничего не зафиксировано.

С того времени Андрей сменил несколько адресов. Первые 10 дней жил на погранзаставе, после — в лагерях для беженцев. С конца апреля его перевели в Руклу, где вместе с ним живут еще семь белорусов.

— Тут есть кухня, стиральная машина. Как общежитие в университете. Нам выдают небольшую сумму на месяц на еду — 88 евро. В комнате нас четыре человека — три белоруса и один армянин, — рассказывает об условиях проживания мужчина.

Сейчас мужчина ожидает ответа от миграционных служб: ранее он подал документы на получение статуса беженца.