Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Таиланде в детском саду убили 22 ребенка. Это сделал бывший полицейский
  2. Минздрав попытался объяснить, какая в Беларуси ситуация с медкадрами и почему страна теряет врачей (вышло не очень убедительно)
  3. Блестяще проводимая операция в Херсонской области, распри в РФ из-за мобилизации. Главное из сводок на 224-й день войны
  4. Россияне ударили по Запорожью, ракеты попали в семь жилых многоэтажек. Также снова обстрелян Харьков (обновлено)
  5. Путин «финализировал» аннексию украинских территорий — он подписал поправки в Конституцию
  6. «Контрнаступление активно продвигается. Путин нашел „главного виновника“ неудач в Украине». Главное из сводок на 225-й день войны
  7. «Я был в шоке». Врач-стоматолог спустя три года после выпуска решил узнать, где сейчас его однокурсники, и провел мини-исследование
  8. «Гражданственность и патриотизм» навязали и вузам. Теперь там тоже будет упор на идеологию — постановление Минобра
  9. В ISW рассказали, почему России нет смысла применять ядерное оружие и куда может быть нанесен первый удар, если это случится
  10. От четырех до 14 лет колонии. В Минске огласили приговор по делу БелаПАН
  11. В парламент поступил законопроект об амнистии ко Дню народного единства
  12. «Если это Adidas, Nike или Zara, ладно». Лукашенко лично возьмется за рекордную инфляцию. Еще он анонсировал новые ограничения и наказания
  13. Путин открыто восхищается идеологом русского фашизма. Рассказываем, о ком идет речь
  14. Чиновники взялись за владельцев агроусадеб. Для них ввели новые ограничения и наказания
  15. Власти приняли решение забрать Красный костел у верующих
  16. ГУБОПиК задержал главного инженера «Милкавиты»
  17. Теперь официально. В Беларуси ввели мораторий на повышение цен и тарифов на внутреннем рынке


«Вы верите, что со стороны Беларуси могут стрелять? — Никогда в жизни!» Так еще прошлой осенью говорили в украинских селах на границе с Беларусью. В здешних местах между двумя народами всегда были тесные родственные связи, а люди часто ездили друг к другу в ближайшие райцентры — кто за покупками, кто по работе. Многие украинцы восхищались «крепким хозяйственником» Лукашенко и белорусскими колхозами. Через пять месяцев после российского вторжения, в том числе со стороны Беларуси, журналисты интернет-канала «Громадське» приехали в село на украинско-белорусской границе и сняли репортаж о том, как изменилось отношение местных к Лукашенко, продолжают ли они общаться с родными в Беларуси и верят ли в повторное нападение с территории нашей страны.

Фото: Reuters

В село Днепровское Черниговской области, что неподалеку от белорусской границы, российские солдаты в марте зашли всего на сутки — провели одну ночь в местном клубе и отправились дальше.

— Мне один черт, — лаконично отвечает пожилой мужчина на вопрос журналистов, опасается ли он возвращения российских войск.

Возле одноэтажного административного здания люди толпятся в очереди — стоят за гуманитаркой, которую в село начали привозить из-за войны.

— Мы в облози булы 33 дни, — объясняет одна из женщин. — Тут летали страшно: самолеты, ракеты пускали. Вот з Беларуси летало через наш двор.

— У нас було видно, як над головами пускають самолеты и ракеты, и чутно, як воны гудуть. Це страшно, — добавляет другая.

Рассказывают сельчане и о том, как встречали российские войска — по их словам, это случилось 22 марта.

— Мы бачимо — танк иде. Так мы с соседкой сначала захавалыся, а потом: «Не, давай выйдем», — вспоминает местная жительница, первой заметившая чужаков. — Я почала заикатыся, а вона трохи молодша — и отвечала им. Воны почали по хатах бигаты, пытаты, де оружие — да яке тут оружие? Стоять такие молодые…

— Вони молодцы булы, хорошие булы! — высказывается за кадром пенсионерка. Ее односельчане машут рукой: «Хорошие? Просто молодые дети».

— Один сказав, что билорусов жде, — добавляет еще одна собеседница.

Очередь за гуманитаркой в Днепровском. Скриншот видео "Громадське"
Очередь за гуманитаркой в Днепровском. Скриншот видео «Громадське»

Тем не менее, говорят они, солдаты не проявляли агрессии, не угрожали и никого не обижали, хотя и просят друг друга российских военных «не хвалить». Одна из местных жительниц вспоминает, что предложила им «молочка и сього-того», но те не взяли — боялись, что их хотят отравить. А еще искали в домах пилы, с помощью которых сельчане валили на дорогу деревья, пытаясь задержать продвижение российских войск.

Женщина вспоминает, что тогда они пришельцев не испугались — страшно стало «после Бучи и Ирпеня, что могут такое робыть».

Еще одна пенсионерка признается, что до войны не просто поддерживала Лукашенко — «любила так, что была без ума»:

— Сяду [перед телевизором]: о, Лукашенко! — и бегом скорей бяжу. Такой был толковый, так раскаже все. А теперь его показывают — так телевизор бы разбила.

Жители Днепровского подтверждают, что «Лукашенко любили — це правда. Но после того, что он зробыв — ох його дуже люблять». Впрочем, один пенсионер все-таки заявляет, что даже сейчас относится к Лукашенко хорошо, потому что «он справедливый и честный, за народ, а ракеты он не пускае — його нихто не пытае». Продолжить мысль не удается — его тут же обступают разгневанные односельчанки: «Ты шо — тю-тю? Лукашенко — нормальный мужик?! Ты что нас позоришь?».

Больше поклонников Лукашенко в селе нет, уверяют местные: «Хай открыють рот — кирпичиной хтось по голове стьобне».

Взорванный мост через Днепр неподалеку от села. Скриншот видео "Громадське"
Взорванный мост через Днепр неподалеку от села. Скриншот видео «Громадське»

Одна из женщин говорит, что с родственниками в Беларуси не общается — те ее рассказам о войне не верят. Хотя раньше часто ездили друг к другу в гости.

— Продажный человек, — высказывается еще один сельчанин о Лукашенко. — Он продал Беларусь России. Такие пироги.

До 24 февраля, говорит он, не верил, что с территории Беларуси Украину могут обстреливать. Его двоюродный брат живет в Минске — «сначала не верил, что идет война, потом извинялся».

— Вы его переубедили? — спрашивает журналист.

— Я его послал — как русский катер.

Мост через Днепр неподалеку от села (и в 5 километрах от белорусской границы) ВСУ взорвали — чтобы с территории Беларуси сюда больше не смогли зайти ничьи войска.