Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  2. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  3. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  4. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  5. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  6. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  7. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  8. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  9. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  10. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  11. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  12. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  13. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  14. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  15. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО


В понедельник в суде Центрального района Минска вынесли приговоры по уголовному делу за восстановление граффити с «диджеями перемен». Суд квалифицировал это как злостное хулиганство, совершенное группой лиц (ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса). 37-летний политзаключенный Василий Логвинов был приговорен к двум годам «химии», 29-летняя Диана Каранкевич — к двум годам «домашней химии». Подробности дела сообщает лишенный регистрации ПЦ «Весна».

Фото: spring96.org
Василий Логвинов и Диана Каранкевич. Фото: spring96.org

Согласно версии обвинения, в ночь с 7 на 8 мая этого года Каранкевич, Логвинов и другие неустановленные лица «по мотивам политической и идеологической враждебности из хулиганских соображений, сопряженных с грубым нарушением порядка и очевидным неуважением к гражданам», взяли в руки два трафарета и нанесли эмалью белого и черного цветов рисунок на паркинге Червякова, 60.

Своими действиями обвиняемые нанесли ущерб товариществу собственников «Паркинг на Сморговском» на сумму 334 рубля и 1 копейку. Обвиняемые полностью возместили ущерб до суда еще в мае.

И Василий Логвинов, и Диана Каранкевич вину признали частично — то, что нанесли рисунок. Однако с квалификацией своих действий не согласились, заявив, что произошедшее стоит квалифицировать как административное правонарушение.

Государственный обвинитель Артем Цветков в судебных прениях заявил, что действия Логвинова и Каранкевич квалифицированы правильно. Он просил признать Каранкевич и Логвинова виновными по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса (Злостное хулиганство) и назначить Каранкевич два года «домашней химии», Логвинову — два года «химии».

Адвокаты подсудимых заявили, что в действиях их подзащитных нет состава преступления, и просили оправдать их.

«Рисунок был красивым и всем нравился. Никто не выражал недовольства. Никто не воспринимал его как циничный», — отметил адвокат Дианы Каранкевич.

В итоге судья Центрального района Минска Дмитрий Карсюк назначил именно такое наказание, которое запрашивал прокурор: Диане Каранкевич — два года «домашней химии», Василию Логвинову — два года «химии». Политзаключенного освободили в зале суда: три месяца он содержался под стражей.

Напомним, недавно был вынесен приговор жителю «Площади перемен» Степану Латыпову. Его задержали возле мурала и обвинили по трем статьям Уголовного кодекса: мошенничество в особо крупном размере (это связано с обработкой территорий от борщевика), организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок, и сопротивление милиции во время задержания. Суд приговорил Латыпова к 8,5 года лишения свободы в условиях усиленного режима и штрафу в 300 базовых.