Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  2. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге
  3. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  4. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  5. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  6. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь
  7. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  8. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  9. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  10. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  11. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  12. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ
  13. ВДВ РФ могли потерять в Украине до 50% личного состава, наступление под Бахмутом продолжается. Главное из сводок штабов
  14. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  15. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты


Минобороны регулярно проводит военные сборы: около месяца мужчины разных возрастов должны учиться владеть оружием, осваивать навыки, которые могут пригодиться в случае войны. Узнали, что изменилось после начала войны в Украине и как сейчас проходят военные сборы.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Все имена собеседников изменены в целях безопасности. У редакции есть подтверждение того, что они действительно были или находятся на военных сборах.

«Мы просто дешевая рабочая сила»

Анатолию 21 год. На сборах парень уже с начала августа, повестку ему вручили всего за несколько дней до их начала. Сейчас он служит в Могилевской области, на складе бронетанкового имущества.

— Мы оказываем содействие контрактникам, перебираем склады, сортируем бронетанковые запчасти, обслуживаем детали (подкрасить и переложить в другой ящик), — рассказывает мужчина про армейский быт. — Практических учений никаких не было. По большому счету мы просто дешевая рабочая сила. Сколько здесь контрактников точно не знаю, на сборы приехало 10 человек. Форму нам дали «убитую»: все заношенное, изорванное и не очень вкусно пахнущее.

Мужчина отмечает, что идеологических разговоров с ними не ведут, разговоров про войну в Украине — тоже. Зато недавно приезжали российские военные.

— Это были офицеры, я видел только двоих. Но были еще водители. Они приехали на двух машинах «КамАЗ», были здесь дня четыре. В субботу, 20 августа, мы загрузили им машины запчастями, и они уехали, — рассказывает Анатолий. — Всего увезли 10−15 ящиков полтора на полтора метра, там были расходные материалы для БТР и БМП. Потом еще один из контрактников поздравил нас, что мы поучаствовали в «спецоперации». Но это вроде как шутка была.

«Оружие советское, но все новое»

А вот 51-летний Федор проходит военные сборы в Минске с середины августа, в составе подразделения территориальной обороны. О том, что ему пришла повестка и необходимо явиться в военкомат, мужчине сказали прямо на работе. Но сам документ вручили уже в военкомате.

— Явиться нужно было на следующий день, нас переодели и отвезли в общежитие. Там готовились к принятию пополнения, — объясняет мужчина. — Основной состав прибыл в 15-х числах, и потом начались занятия по теории, получение и закрепление оружия за личным составом. Через несколько дней были стрельбы на полигоне. Потом присяга для тех, кто не принимал белорусскую (например, некоторые принимали ее в СССР или вообще не служили).

В батальоне, где проходит сборы Федор, 107 человек. Обучение проводят несколько кадровых военных. Прямо сейчас белорусы тренируются оборонять определенный объект.

Так на сборах проходили стрельбы. Фото из архива собеседника
Так на сборах проходили стрельбы. Фото из архива собеседника

— Форма у нас новая, но устаревшего образца. Оружие советское, но все новое и неиспользованное со складов, — описывает собеседник материальное обеспечение армии. — Идеологических минуток нет, но проводили анкетирование. Там были вопросы и про 2020 год, о том, что читаете, где зарегистрированы. На наши вопросы сказали, что просто бланки старые, а новых не было. Тему войны с Украиной стараются обходить стороной, затрагивают только военно-технические аспекты, например применение беспилотников и дронов.

Чем сборы теробороны отличаются от обычных собеседник сказать не смог: раньше на подобные мероприятия его не призывали. Предполагает только, что у них больше дисциплины и постоянный контроль «свыше».

«Мы косили траву, заготавливали дрова для котельной, вытирали пыль с бронетранспортеров»

Еще один наш собеседник Виктор был на сборах в июне, и очень подробно рассказал о том, как они прошли. Правда, туда он уехал только с четвертой попытки: именно столько повесток пришло мужчине с марта этого года. В итоге в начале лета Виктор провел 25 дней в небольшом населенном пункте в Минском районе.

— Еще в военкомате нас предупредили, что отправят на военные сборы, что-то типа территориальной обороны — немного «поиграть в войнушку». Сказали, что это никак не связано с «событиями в Украине», а просто планово. Уже когда мы ехали, до самой части сопровождающий ни слова не сказал о том, куда и на сколько мы отправляемся, — начинает рассказ минчанин. — На месте сразу же сказали сдать телефоны. Все стали возмущаться, но быстро написали что-то домой, выключили телефоны и сдали.

На сборах было 20 человек разного возраста: от 47 до 21 года. По образованию состав тоже разношерстный: у кого ПТУ, у кого ВУЗ. Некоторые (как и Виктор) раньше не служили и принимали присягу на сборах.

— Здоровье тоже у всех разное, видимо набирали всех подряд. Были люди и серьезными проблемами, — рассказывает мужчина про новых знакомых. — Жили в казарме. Она человек на 70, может больше. Старая, страшненькая, советская, с металлическими кроватями и дырявыми простынями. Ну это ладно, лучше, чем в палатке.

Из плюсов, говорит собеседник, сохранение заработной платы. Еще мужчина похудел (но не по своему желанию), познакомился с многими интересными людьми и 25 дней не пил. На этом, утверждает Виктор, плюсы заканчиваются.

— Во-первых, одели в бэушное, не всем по размеру. Все берцы косые, стоптанные, вонючие. Те, кто ранее проходил срочную службу, догадались сразу взять с дома свои берцы. Но лично я ходил с мозолями: первые три дня больно, потом нормально, только воняет, — рассказывает мужчина: — Кормили нас в столовой, готовили там приемлемо. Но баланс белков, жиров и углеводов — просто ужас. «Большой кусок» мяса (прямо так в меню и написано) — 50 грамм. Каши — на всю тарелку, а мяса — с гулькин нос. Вечером всегда рыба, но это один-полтора сантиметра минтая или хека. Еще давали булку и кусочек сыра, размером со спичечный коробок и толщиной три миллиметра. Я бы сказал, белка менее 10%, чуть больше жиров и около 80% — углеводов. Так еще же и не докладывают явно! Вечером всегда выходишь из столовой голодный. И так все сослуживцы.

Фото: Анастасия Шингель, «Ваяр»
Фото используется в качестве иллюстрации. Фото: Анастасия Шингель, «Ваяр»

Другие мужчины, рассказывает Виктор, сразу после ужина шли за «роллтоном» и сосисками, сам он принципиально питался только столовской едой. Хотелось посмотреть, что из этого выйдет. В результате похудел на 6 килограммов.

— Похудели практически все. Я не представляю, как на такой еде служат срочники, а это же полтора года. Еще и ходить в столовую приходилось в одну сторону 1250 метров. То есть в день нужно пройти 7,5 километра только чтобы поесть, — заканчивает Виктор тему еды и переходит к наиболее волнующему моменту: — Зачем все это было вообще?! Собрали нас туда в помощь части. Мы должны были помогать ремонтировать автомобили, у которых пробег в районе тысячи километров: где-то помпу заменить, где-то цилиндр сцепления или тормоза. Нас сразу распределили по отделениям. Но работы мы выполняли следующие: косили траву, заготавливали дрова для котельной, ставили окна, строили забор, помогали перекладывать что-то на складе, вытирали пыль с МТЛБ (многоцелевой тягач легкобронированный, советский плавающий бронетранспортер. — Прим. ред.). Пыль, представляете, с МТЛБ!

Ради справедливости собеседник уточняет: за три недели помог заменить два цилиндрика и один радиатор. Правда, как именно это делать, никто не показывал, поэтому «как могли, так и сделали».Под конец мужчина задается вопросом: «Каких из нас сделали солдат?» И сам же дает ответ: «Никаких».

— У наших командиров такой задачи не стояло. Велись какие-то тетради, где мы якобы проходили теорию по устройству автомобиля, выезжали на какие-то полевые учения. Но это только в тетрадке. Никакой физподготовки, копаний траншей, метаний гранат и стрельбищ у нас не было, на технике мы никуда не выезжали. А самое интересное, что за этот месяц мне на работе выплатят среднюю зарплату, и потом моя бухгалтерия выставит этот счет Министерству обороны для компенсации. То есть меня отправляют за мою бешеную зарплату работать разнорабочим? Им что, некого нанять за рублей 900 — 1000 для косьбы? — с возмущением рассуждает мужчина. —  И ладно, если бы они реально готовили нас для какой-нибудь территориальной обороны. Так нет, я до сих пор не знаю, что такое затвор, одиночный выстрел, очередь и вообще с какой стороны пуля у автомата вылетает. Какой я, блин, солдат?