Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  2. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  3. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ
  4. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  5. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  6. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь
  7. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  8. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге
  9. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  10. ВДВ РФ могли потерять в Украине до 50% личного состава, наступление под Бахмутом продолжается. Главное из сводок штабов
  11. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  12. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  13. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  14. Силовики задержали уже как минимум 58 белорусов, вернувшихся из-за границы: данные правозащитников


Гомельский областной суд 3 октября вынес приговор политзаключенному сотруднику EPAM, 38-летнему минчанину Сергею Киреенко, сообщает правозащитный центр «Весна». Его судили по трем статьям Уголовного кодекса за комментарии в соцсетях в связи с делом погибшего год назад при перестрелке с КГБ в собственной квартире Андрея Зельцера, который, к слову, тоже работал в EPAM.

Сергей Киреенко. Источник фото: ПЦ "Весна"
Сергей Киреенко. Источник фото: ПЦ «Весна»

Сергея Киреенко задержали сразу после гибели Зельцера, 29 сентября 2021-го, на гомельском вокзале, когда он садился в поезд, чтобы вернуться в Минск от родственников. Как рассказывали его близкие, в милиции ему сначала сказали, что он проходит свидетелем, но затем выбили из него «все пароли и логины» и просмотрели его комментарии и переписки в соцсетях. Их содержание стало поводом для уголовного дела.

С тех пор уже год мужчина находится в СИЗО. В письмах он сообщал, что при задержании его избивали и угрожали расправой, и он не отважился написать жалобу, так как воспринял угрозы всерьез.

Обвинение Киреенко было предъявлено по трем статьям УК: ч. 1 ст. 130 (разжигание вражды), ст. 369 (оскорбление представителя власти) и ст. 368 (оскорбление Лукашенко). Он писал близким, что не признавал вину.

«Не собирался я признавать надуманные обвинения. Да и не герой я никакой. Не собираюсь и не собирался им быть. Я имею право высказаться по нескольким причинам. Во-первых, это статья 33 Конституции — хоть старая, хоть новая. Во-вторых, я живу в этой стране, вкладываю в нее деньги. У меня подоходный больше зарплаты у половины страны. Эмоции? Эмоции — не преступление. Да только оправдательных приговоров не выносится», — цитата из письма политзаключенного.

Суд был закрытым, поэтому его подробности неизвестны. Судья Руслан Царук признал Сергея Киреенко виновным и приговорил его к трем с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима.