Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  2. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  3. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  4. Белоруса уведомили про «уголовку» в VK: «следователь» спросила, вернется ли он в страну. Узнали у адвоката, что делать в таком случае
  5. Пропагандисты, силовики, провластные активисты. Опубликован состав комиссии по рассмотрению обращений уехавших белорусов
  6. Чистое горе. Вот как выглядят люди, выжившие в страшном землетрясении в Турции и Сирии
  7. Резников остается на посту министра обороны Украины
  8. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  9. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  10. Решение комиссии является окончательным. В Генпрокуратуре рассказали, о чем будут информировать желающих вернуться белорусов
  11. Пять лет назад россияне единственный раз в новейшей истории вступили в сражение с армией США. Рассказываем, чем все закончилось
  12. Посольство Беларуси в Турции выясняет судьбу двух граждан после землетрясения
  13. «Должны раскаяться, публично извиниться». Опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  14. На кадрах из Турции видно, как землетрясение за считаные секунды превращает многоэтажные дома в груды руин. Почему так происходит?
  15. Почему армия РФ торопится с новым наступлением в Украине и сколько стороны теряют людей за сутки. Главное из сводок
  16. Полуфашистский Запад и мудрые решения главнокомандующего. Как о войне и мире будут рассказывать идеологи по новой методичке
Чытаць па-беларуску


В Беларуси 24 октября началась отправка призывников в воинские части. Проходит она на фоне продолжающейся войны в Украине, мобилизации в России, развертывании региональной группировки войск Союзного государства. Поговорили с призывниками, которые уже скоро отправятся на службу, о том, каково им идти в армию именно сейчас.

Фото: пресс-служба Министерства обороны РБ
Белорусские военные. Фото: пресс-служба Министерства обороны РБ

«Надеюсь, нас все-таки не втянут в эту войну»

Виктор (имя изменено) начинает проходить срочную службу уже на следующей неделе. Молодому человеку 22 года, он из Бреста. Особым желанием идти в армию собеседник не горит, но и косить особо не пытался. Сам призыв, рассказывает Виктор, прошел спокойно.

— Каких-либо обязаловок, угроз и чего-то подобного не было. Разве что, когда мне измеряли рост в военкомате, я переспросил его — всегда был уверен, что я выше. И женщина стала кричать, что я пытаюсь ее обмануть и откосить по ИМТ (если индекс массы тела мужчины не соответствует норме, его не призывают. — Прим. ред.).

Виктор не боится плохих условий службы, основной страх сейчас — возможная отправка в Украину.

— До формирования региональной группировки войск я не верил, что белорусские военные пойдут на юг. Но чем больше появляется новостей, тем больше опасений. Надеюсь, нас все-таки не втянут в эту войну. И вроде пока нет повода использовать срочников. Будем надеяться, что все пройдет спокойно. Но думаю, если что-то начнется, найду способ избежать участия в войне во что бы то ни стало, — заявляет молодой человек.

Фото: Анастасия Шингель, «Ваяр»
Белорусские военные. Фото: Анастасия Шингель, «Ваяр»

21-летний Антон вспоминает: людей в военкомате было много, иногда в очередях можно было провести чуть ли не весь день.

— В целом призыв проходил нормально, особых инцидентов я не застал. Разве что недовольные работники военкомата громко вызванивали тех, кто не явился по повестке. Еще многие старались откосить. Не раз видел забавные ситуации, как парни хвастались в очереди своими болезнями. Понятно, что война в Украине отразилась на настроениях ребят. Очень многие шутили: вот сейчас их заберут и тут же отправят воевать. Но сомневаюсь, что они и правда в это верили: еще не видел никого, кто говорил бы об этом серьезно.

Сам Антон не очень рад тому, что на следующей неделе уже будет в части. Парню не нравится сама перспектива держать оружие. Хотя в нынешних реалиях, уточняет он, нашему государству лучше иметь армию, чем нет.

— К службе в целом я отношусь скорее отрицательно. Но в ней есть определенная необходимость при наличии соседа, у которого есть склонности «денацифицировать» «братские» народы, — рассуждает собеседник. О риске вступления Беларуси в войну говорит: Конечно, есть такая вероятность. Но я сомневаюсь, что она большая. А тем более сомневаюсь, что начнется отправка солдат-срочников на войну на официальном уровне. Но если все-таки такое случится, воевать с украинцами я, по возможности, не стану. Хорошо, что с их стороны уже есть ряд инициатив по сдаче в плен.

Если сам молодой человек уверен, что риск его участия в войне в Украине минимальный, то родные переживают больше. Все они предпочли бы, чтобы Антон не шел в армию. Но больше всего переживает бабушка.

— Она очень волнуется и часто плачет, разговаривая со мной по телефону. Бабушка много смотрит ролики на YouTube, поэтому различных теорий о планах Лукашенко и Путина наслушалась будь здоров. Говорит, в любое другое время служи хоть 10 лет, а сейчас опасно.

«Если решат задействовать срочников, значит, опасно будет уже везде»

А вот Кирилл, которому 22 года, из-за призыва и вероятного вступления белорусской армии в войну переживает не так сильно. Уверен: в нынешней политической ситуации небезопасно практически везде.

— Учитывая недовольство тем, что в России используют срочников на войне, я думаю, у нас это маловероятно. А если все будет настолько плохо, что решат задействовать нас, то будут в опасности все, даже те, кто не в армии, — рассуждает он. — Вообще серьезные опасения за жизнь у меня есть еще с августа 2020 года и без призыва. В моем случае «срочка» наоборот поможет пораньше отсюда свалить.

Собеседник уточняет: он закончил университет и, если бы не служил, отрабатывал бы два года. А так время в армии зачтется за оставшийся год распределения. И после демобилизации можно будет спокойно уехать за границу — по крайне мере, так сейчас планирует Кирилл.

Молодой человек отправляется в часть уже через неделю. Его родные к призыву относятся с тревогой, переживают, «но без фанатизма». Сам собеседник подходит к вопросу значительно спокойнее и даже находит в нем плюсы.

— Первая повестка пришла летом, о том, что нужно пройти медицинское освидетельствование. Поэтому было время все обдумать. Уже в военкомате понял, что настроения у всех примерно одинаковые: парни считают службу потерей времени. А я наоборот думаю, что она мне его сэкономит. Например, я смогу бесплатно с нуля сдать на права категории С. Ну и опять же, после армии не придется отрабатывать оставшийся год за обучение в вузе.

Фото: TUT.BY
Присяга новобранцев в военной части в Печах, 10 декабря 2016 года. Фото: TUT.BY

Еще один призывник, 26-летний Андрей (имя изменено), тоже не беспокоится из-за войны. Правда, у него другая причина — у молодого человека проблемы со здоровьем, и он уверен, что получится это доказать и не служить.

— Всегда был не годен [в мирное время]. Но в этом году разыскали — неудачно ответил на телефон. В итоге две комиссии сказали, что я могу служить, хотя есть множество проблем: удален желчный пузырь, проблемы с давлением, сбит сердечный ритм и не только. На последнем обследовании обнаружили увеличение печени, плохие анализы крови. И при всем этом наборе даже речи не идет об отсрочке!

Собеседник рассказывает: два раза пытался обжаловать решение. Но в городском военкомате, вспоминает он, врачи закрывали глаза на проблемы, показывали на документы и говорили: «Смотрите, вас обследовали, вы можете служить».

— В областном военкомате дела обстояли чуть лучше. Применялся совершенно другой подход, потому что это было рассмотрение жалобы. Они сразу нашли ошибки городского военкомата и отправили на дополнительное обследование. Но закончилось все не так хорошо, как мне казалось — в итоге они подтвердили, что я годен. Единственный путь, который есть сейчас, идти в суд, — заключает Андрей.

Споры и разбирательства отвлекают собеседника от опасений из-за того, что его призывают во время войны России с Украиной.

— Страхи из-за войны и того, что могут отправить в Украину, конечно, есть. Не хотелось бы попасть в данную ситуацию. Знаю ребят, которые служат на границе в Гомеле — такое себе чувство, конечно, — рассказывает он. — Но вот что буду делать, если все же окажусь в армии и будет приказ ехать на войну, пока не знаю — так далеко в мыслях не заходил. Я все еще надеюсь, что суд рассмотрит дело и меня отпустят. Надеюсь на справедливость, хотя ее у нас в государстве почти нет.