Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Они отказались вернуться в Беларусь». Узнали, что случилось в пункте пропуска «Мядининкай» на беларусско-литовской границе
  2. Эксперты рассказали, как армия РФ пользуется тем, что Запад запретил Украине наносить удары своим оружием по территории России
  3. Чиновники вводят очередные изменения по лечению зубов. Предыдущие «кардинальные» решения не помогли сбить цены
  4. СК добавил 104 фамилии в список подозреваемых по делу «Беларусов зарубежья» за празднование Дня Воли и угрожает арестом имущества
  5. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  6. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  7. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  8. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  9. На самом деле страной руководят «маленькие Лукашенко». Изучили биографии всех районных начальников Беларуси — и вот что выяснили
  10. Город, которого нет. Смотрите, как пропаганда КНДР показывает на фото Пхеньян — и как люди живут в Северной Корее на самом деле
Чытаць па-беларуску


В Минском Свято-Елисаветинском монастыре российским военным собирают помощь и пишут им письма с текстом «Дорогому солдату из Белоруссии». Об этом сообщил телеграм-канал «Хрысціянская візія». Мы позвонили монахине, которая руководит волонтерским движением, и спросили, почему церковь поддерживает войну, а не призывает ее остановить.

Фото: Пресс-служба Свято-Елисаветинского монастыря в Минске
Свято-Елисаветинский монастырь в Минске. Фото: пресс-служба обители

В монастыре открыли проект «Помощь братьям», волонтерской группой руководит местная монахиня Александра. На фото из телеграм-канала «Хрысціянская візія» видны плакаты, на которых прихожанам предлагают поддержать военных несколькими способами: принести теплые вещи из списка, перечислить деньги «в скарбонку» или купить тематическую открытку и написать письмо.

Указано также, что группу создали в августе 2022 года «с инициативы и благословения духовника монастыря протоиерея Андрея Лемешонка».

«Минский монастырь на протяжении многих лет занимался гумпомощью Донбассу: руководителем направления был назначен писатель Николай Гаврилов. Однако эти сборы декларировались как помощь „мирным жителям“. Но с августа 2022 года монастырь перестал скрывать свое участие и в сборе средств российским военным», — утверждает «Хрысціянская візія».

«В Беларуси люди еще не сильно как-то откликаются, в таком режиме спящем, кто-то — наоборот, в противодействующем режиме»

Журналистка «Зеркала» позвонила монахине Александре и попросила рассказать о проекте. Женщина сразу уточнила, что в Минске проект работает в помощь московским волонтерам из группы «Помощь братьям»:

— В Москве есть матушки, которые ездят в прифронтовую зону и помогают в основном госпиталям, ну и каким-то подразделениям, которые находятся в ДНР и ЛНР. Они с ними на связи, собирают все, что необходимо. Все выкладывается в нашем телеграм-канале — что мы покупаем, что необходимо. Там можно все почитать.

По телефону Александра не назвала название телеграм-канала проекта — пообещала сбросить ссылку в вайбере, но ее мы так и не получили. С похожим названием есть российский телеграм-канал — «Помощь братьям (спецОперация)», где упоминается помощь от Свято-Елисаветинского монастыря.

— Они [сначала] просили от нас молитвы за русских воинов — они еще списки присылают, за кого помолиться: кто ранен, кто в плену, где-то что-то еще. Мы сразу начали молиться, а потом стали передавать то, что у нас было в монастыре такое лишнее, — лекарства какие-то, вещи. А дальше как-то люди начали откликаться, и мы уже решили им передавать все что есть, — денежки, письма им пишем.

— Я сначала подумала, что это помощь мирному населению. Не ожидала, что военным.

— Ну, дело в том, что этих [московских] сестер сразу благословили ухаживать за ранеными воинами. И, знаете, когда люди выписываются оттуда, им тоже нужны какие-то вещи. А потом они раззнакомились, назад туда возвращались [на фронт] и стали им помогать. Мирному населению [помогать] — это надо организовывать отдельную группу. Я думала уже об этом, но мы не можем этим заниматься. Мы и по проекту «Помощь братьям» просто передаем сестрам в Москву то, что тут в Беларуси собрали. Это раз в две недели.

Фото из телеграм-канала "Хрысціянская візія"
Письма и передачи российским военным, которые собирают в Минске. Фото из телеграм-канала «Хрысціянская візія»

Монахиня Александра пояснила, что у монастыря нет возможности организовать отдельную группу на сбор помощи и мирному населению — «нужно человек 10 хотя бы, надо собирать эти вещи, перекомплектовывать, подписывать, находить, где хранить, нужны машины большие, чтобы это возить». И предложила, если есть желание, заняться этим направлением «мирским людям».

— Нам в монастырь гуманитарку постоянно жертвуют, но там все надо перебирать, смотреть. Естественно, [на Донбасс] нужно везти вещи по сезону — обувь на каблуках, модные куртки людям в военных условиях ведь не положишь. Мужской одежды жертвуют очень мало. Все, что к нам несут, распределяется по людям, интернатам, детским домам, подворьям, от которых у нас запросы. Их нам тоже надо обеспечивать.

Бывает, люди услышали где-то, что мы собираем что-то на фронт, и приходят: «Мы хотим передать обувь или свитера». Но в принципе в Беларуси люди еще не сильно как-то откликаются — в таком режиме спящем, а кто-то — наоборот, в противодействующем режиме. Мы хотим помочь и помогаем чем можем. Пока подключились к сестрам из Москвы, потому что мы их знаем. Они все комплектуют, подписывают: что на один госпиталь, что на второй, кому на выписку, что в прифронтовые подразделения какие-то. Нам поступают суммы, вещи по списку — мы передаем туда, — говорит Александра.

Фото из телеграм-канала "Хрысціянская візія"
Фото открыток и баннера, на котором указан и Свято-Елисаветинский монастырь, из телеграм-канала «Хрысціянская візія»

«Украинский солдат, русский солдат, белорусский солдат — это все одно и то же. Разве для вас нет?»

— Церковь ведь должна не поддерживать войну, а, наоборот, пытаться ее остановить. А вы помогаете российским военным.

— Ну, понимаете, церковь всегда была… Что значит поддерживаем или не поддерживаем? Мы тоже не поддерживаем войну — просто помогаем сестрам, которые занимаются именно помощью нуждающимся сейчас людям. Мы же не поддерживаем какие-то военные действия или что-то еще — мы же об этом ничего не говорим и не делаем, понимаете? Церковь всегда была за свой народ. Русский народ сейчас находится, наверное, в стадии какой-то обороны или войны. И церковь, естественно, помогает, делает нуждающимся все, что они просят. Понимаете, мы помогаем тем, кто у нас просит.

— Русский народ мог просто оставаться дома и не идти в Украину. Тогда не нужно было бы никому помогать.

— Сестричка, мы сейчас эти вопросы обсуждать не будем (смеется). Я даже не буду задумываться. Это вопрос к русским людям — он не наш. Мы знаем конкретную группу, которая помогает в госпиталях, прифронтовых местах на территории России. Они делают большое дело, потому что там условия достаточно жесткие, людям нужна помощь. И мы помогаем именно сестрам, которые помогают этим людям. Они же не войне там [помогают] — вы немножко уже утрируете эту ситуацию.

— Вы ведь украинским военным не собираете помощь, а они тоже там страдают.

— Ну, если бы была возможность, мы бы отправляли, наверное, любому человеку, который нуждается. Украинский солдат, русский солдат, белорусский солдат — это все одно и то же. Разве для вас нет? Русь, Украина, Беларусь — разве не одни и те же люди? Если, конечно, украинский солдат нуждался бы в какой-то обуви, свитере, мы бы ему передали. Мы же не передаем автоматы или что-то еще одной или другой стороне. Понимаете, военные — они люди, у них такая профессия. Мы выполняем свой долг, а они выполняют свой долг. Просто когда человек босой, голодный или холодный, мы всем, конечно, помогаем. Украинская сторона же к нам не обращается за помощью!

— Почему бы вам не призвать российских военных остановить войну?

— Церковь всегда призывала и призывает решать все мирным путем. Мы к этому всегда призываем, понимаете? Я же говорю: если у вас есть знакомые со стороны Украины и вы можете туда передать какие-то вещи теплые, лекарства, — пожалуйста, приезжайте, мы все дадим, что у нас будет. Для нас нет разницы: русский, украинский или белорусский солдат. Все — наши родные люди. Что там между ними происходит — сейчас это очень сложно, мы в это не [влезаем], пускай сами разбираются. Мы молимся, чтобы эти военные действия прекратились, и хотим всем помочь.

— Вы на письмах пишете «дорогому солдату». Если бы не поддерживали войну, вы, наверное, не писали бы так. Они же там убивают людей.

— (пауза) Людей убивают с одной и с другой стороны. Понимаете, вы приедьте, может, в монастырь, мы с вами здесь поговорим. По телефону очень сложно это говорить — очень длительный разговор. Надо время какое-то на это, у вас очень много вопросов.

— У меня очень простой вопрос. Я удивлена, что церковь поддерживает войну.

— Мы не поддерживаем войну — это ваша версия. Мы помогаем нуждающимся людям. Мы не собираем на какое-то оружие, не хотим, чтобы они воевали. С одной и со второй стороны — это наши братья. И украинцы, и русские. Там есть белорусы. Мы не поддерживаем войну — где об этом говорится?

В телеграм-канале «Помощь братьям (спецОперация)» пользователь, подписанный как монахиня Евгения, в начале октября выложил фото собранных денег и поблагодарил за пожертвование сестер Свято-Елисаветинского монастыря: «Сейчас у нас в планах покупка нескольких тепловизоров (без прицела). Никак без них не обойтись ребятам. Война технологий идет».

Также в группе выложили видео (его можно посмотреть ниже), где мужчина в военной форме благодарит за переданные вещи, лекарства, пожертвование на «средства бронезащиты» и каску. В этом посте тоже упомянут минский Свято-Елисаветинский монастырь — его благодарят за оказанную помощь (как и Соловецкий мужской монастырь).

— Направляя деньги российским солдатам, вы поддерживаете то, чтобы они и дальше продолжали убивать украинцев, которые на этой войне защищают свою землю.

— Я еще раз говорю: мы не собираем на оружие — мы собираем на голых, босых, нуждающихся в лекарствах людей, понимаете? И то, что сейчас на прифронтовой территории мирские люди тоже нуждаются, эта помощь в том числе идет и им. Потому что любой русский солдат, не важно, украинец он по национальности, белорус, россиянин, — он все равно, если что-то у него будет лежать в аптечке, [отдаст мирным]. Вот представьте: приходит к нам человек, просит покушать или дать одежду. Может, он у вас что-то украл или кого-то убил — мы же это не спрашиваем у него. Человек босой и голодный — мы что, не должны его кормить или не должны одевать?

— Вы говорили, что молились за военных. Только за российских?

— Конечно, мы молимся за всех. Все имена, которые присылают, — мы не выясняем, кто это, и молимся за всех. Молимся за то, чтобы люди перестали убивать друг друга, чтобы закончилась война. Пожалуйста — пишите списки, — предложила Александра. — Если вам нужна помощь или солдатам, которые находятся с украинской стороны, — приезжайте, пишите. Для нас нет разницы. Мы не помогаем ничем военным, оружием, а одеть, обуть, накормить — это пожалуйста.