Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  2. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  3. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  4. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  5. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  6. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  7. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  8. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  9. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  10. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  11. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  12. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  13. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  14. Тело Алексея Навального отдали матери
  15. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
Чытаць па-беларуску


В сентябре прошлого года Лукашенко «чуял нутром», что в Беларуси есть собственная нефть, «которую мы не видим», и мечтал нарастить добычу до 3−3,5 млн тонн в год. Недавно глава Минприроды отчитался, с каким показателем по объемам страна выйдет к концу года — удастся получить около половины этого показателя, лишь 1,8 млн тонн. Зато министр похвалился «огромнейшими запасами» других ископаемых — каменной и калийный солей, а еще золота и урана. Он уточнил, что последние еще предстоит разведать с учетом «привлечения новых технологий». Но действительно ли есть что разведывать и какая перспектива по добыче в этих месторождениях? Спросили белорусского геофизика.

Фото с сайта pixabay.com
Добыча золота в мире. Снимок носит иллюстративный характер. Фото взято с сайта pixabay.com

Станислав работал в одном из белорусских научных институтов. Мы изменили его имя и не называем детали по образованию и полученному опыту в целях безопасности.

Где в Беларуси золото?

Про добычу золота в нашей стране Станиславу известно немного. Он говорит, что еще в студенческие годы педагоги практически ничего не рассказывали об этом, и предполагает, что так вышло потому, что золотоносных месторождений промышленного или «около промышленного» масштаба не было обнаружено.

— Эта информация актуальна и сейчас, потому что у нас не проводится геологоразведка золота. Вообще оно находится в любой точке планеты в осадочном чехле или фундаменте, но количество не такое, чтобы можно было добывать, — объясняет геолог. — В Беларуси, возможно, где-то золото и есть, но его трудно достать, и я не знаю мест, где добыча была бы перспективной. Думаю, это сотрясание воздуха со стороны министра — мы не сидим на каком-то золотом чемодане.

В августе 2021 года об этом же говорили и в «Белгосгеоцентре», когда поясняли, почему остановили поиск драгоценных металлов и камней в рамках пилотного проекта.

— Проводились целенаправленные работы по поиску золота, полевые и опытные работы на карьерах. В результате был получен слиток золота весом 1 кг. Золото есть, но концентрация настолько мизерная, что добывать экономически не целесообразно, — рассказывал замдиректора предприятия Алексей Вавриш.

Замначальника главного управления Минприроды Олег Мох это подтвердил, добавив, что попытки добычи золота, как и янтаря и алмазов, не стали успешными, перспективных участков в Беларуси нет.

Полгода спустя в комментарии Onliner завлабораторией геотектоники и геофизики Института природопользования НАН Ярослав Грибик говорил, что «относительно высокие концентрации золота в четвертичных отложениях отмечены, например, в Минской и Гродненской областях». Но также добавлял: «Это еще не значит, что есть промысловый смысл». В публикации отмечалось, что «не выявлено достаточных объемов» для добычи и «кристаллического золота», хотя в нескольких комплексах пород кристаллического фундамента его обнаружили.

— В ходе последних исследований установлено содержание золота — до 500 миллиграмм на тонну породы. Говорить о самостоятельных золоторудных объектах, конечно, нельзя, но есть несколько участков с повышенным содержанием металла, — отмечала старший научный сотрудник Института геологии Марина Гуринович.

С ураном тоже все не так, как сказал министр?

С темой по добыче урана в Беларуси Станислав знаком хорошо и рассказывает, что он в нашей земле действительно есть:

— Еще в 1980-х проводились исследования «кировской экспедицией», в них участвовал наш геолог Олег Москалев. Тогда бурилась сеть скважин (сотни, а может и тысячи), брали воды на химический состав первого-второго водоносного горизонтов, строились геологические разрезы, карты, по ним и нашли уран.

Но геофизик добавляет, что большая часть его находится в глинах, аргиллитах и алевритах, откуда его достать сложно, а еще десять лет назад не было технологий, чтобы извлекать успешно. Хотя у нас также есть уран, который залегает в песчаниках, и из них элемент добыть легче — выщелачиванием.

— Насколько я знаю, у нас порядка 30 тысяч тонн урановой руды уже найдено, — и это немало, — отмечает специалист. — Чтобы вы понимали, Казахстан в год добывает 20 тысяч тон, это 40% мировой добычи. То есть цифры крупные и даже с учетом того, что не проведена разведка, а только, грубо говоря, оценочный поиск.

Геофизик добавляет: если в Беларуси решат заняться добычей урана, перспективы на это есть. Он называет пять «условно крупных площадей», среди которых самые большие — Лельчицкая, Валавская недалеко от границы с Украиной:

— В районе Лельчиц — ураноносные песчаники. На глубине 70−150 метров, грубо говоря, есть что выкачать. Насколько я знаю, есть крупные рудопроявления урана и в Забродье, на западе Беларуси, но там — в кристаллическом фундаменте, в старых породах, на глубине где-то 250 метров. В урановой руде, кстати, содержатся и другие редкоземельные элементы вроде иттрия и висмута, которые тоже стоят денег.

Недавно известный геолог Олег Москалев говорил, что добыча урана считается рентабельной, если ее себестоимость не превышает $ 80 за килограмм. Есть ли смысл сейчас белорусам браться за это дело?

— Не знаю, сколько будет стоить добыча, но когда-то подсчитывали, что по себестоимости все проходит. Это не дорого: бурится две скважины, в одну заливается специальный раствор для урановой руды, из другой потом его выкачивают, позже в центрифугах обогащают и из жидкости добывают уже сам уран. Только обогатительный комбинат находится в Украине, а там сейчас «проблемы», поэтому не знаю, куда бы мы его отправляли. Теоретически — в тот же Казахстан. Но я считаю, что это вполне рентабельно, даже если выходить в ноль. Вы же понимаете, что это будет наш уран, не придется покупать за границей. А если нарастить объемы добычи, думаю, рентабельность будет повышаться, а расходы на работы — падать, — говорит Станислав.

Фото: TUT.BY
Белорусская АЭС. Фото: TUT.BY

Он считает, что начинать заниматься ураном в нашей стране можно «хоть завтра». Его используют в атомной энергетике, а трансурановые элементы — для получения других веществ, которые применяются в медицине. Перспективно ли Беларуси продавать уран, кто потенциально мог бы его купить, если у ближайших экономических союзников, Казахстана и России, он уже есть?

— Думаю, рынки сбыта уже налажены и вклиниться в них не так просто. Опять же, если где-то что-то появляется, цена на это падает, — объясняет геолог. — То есть если мы скажем, что у нас много урана, цена на него может упасть и рентабельность при этом пострадает. Казахстан сможет закрыть падение цены за счет наращивания добычи, а Беларусь нет. Но я считаю, если такие вещи есть, можно добывать даже в убыток, если у нас есть своя АЭС.

Правда, в истории с добычей урана есть одна проблема: специалистов по нему в Беларуси практически нет.

— Раньше все по этой теме было секретно, поэтому об уране мало кто чего знает, — отмечает собеседник. — У нас все заглохло в 90-х годах. Уран, насколько я помню, раньше никого не интересовал — всем подавай нефть!