Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  2. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  3. Получивший оперный «Оскар» белорусский дирижер — об отъезде из России, увольнении из Минска в 2020-м и работе в Одессе во время войны
  4. «Русские не отчаиваются — самогон у местных покупают». Поговорили с жительницей оккупированного Бердянска — о военных РФ и ожидании ВСУ
  5. Экс-министр лесного хозяйства Дрожжа получил взятку 30 тысяч долларов от представителя иностранной фирмы. Деньги передавали через сестру
  6. Путин: Только половина мобилизованных находятся в зоне «СВО». Разговоры о дополнительной мобилизации не имеют смысла
  7. Власти готовятся к наступлению российских войск на Украину? Юрист прокомментировал, о чем говорят новые дополнения в Уголовный кодекс
  8. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  9. Нацбанк исключает евро из корзины иностранных валют
  10. Путин заявил, что угроза ядерной войны в мире нарастает, но «Россия исходит из концепции ответно-встречного удара»
  11. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  12. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  13. Власти обсуждают вопрос белорусского языка и латинки в транслитерации географических названий
  14. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  15. Отца Александры Герасимени не будут судить за призывы к санкциям. Суд ошибся в расписании
  16. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  17. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  18. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  19. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  20. Зэки-дезертиры, гибель иностранных добровольцев и Путин готовит россиян к затяжной войне. Главное из сводок
  21. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
Чытаць па-беларуску


В сентябре прошлого года Лукашенко «чуял нутром», что в Беларуси есть собственная нефть, «которую мы не видим», и мечтал нарастить добычу до 3−3,5 млн тонн в год. Недавно глава Минприроды отчитался, с каким показателем по объемам страна выйдет к концу года — удастся получить около половины этого показателя, лишь 1,8 млн тонн. Зато министр похвалился «огромнейшими запасами» других ископаемых — каменной и калийный солей, а еще золота и урана. Он уточнил, что последние еще предстоит разведать с учетом «привлечения новых технологий». Но действительно ли есть что разведывать и какая перспектива по добыче в этих месторождениях? Спросили белорусского геофизика.

Фото с сайта pixabay.com
Добыча золота в мире. Снимок носит иллюстративный характер. Фото взято с сайта pixabay.com

Станислав работал в одном из белорусских научных институтов. Мы изменили его имя и не называем детали по образованию и полученному опыту в целях безопасности.

Где в Беларуси золото?

Про добычу золота в нашей стране Станиславу известно немного. Он говорит, что еще в студенческие годы педагоги практически ничего не рассказывали об этом, и предполагает, что так вышло потому, что золотоносных месторождений промышленного или «около промышленного» масштаба не было обнаружено.

— Эта информация актуальна и сейчас, потому что у нас не проводится геологоразведка золота. Вообще оно находится в любой точке планеты в осадочном чехле или фундаменте, но количество не такое, чтобы можно было добывать, — объясняет геолог. — В Беларуси, возможно, где-то золото и есть, но его трудно достать, и я не знаю мест, где добыча была бы перспективной. Думаю, это сотрясание воздуха со стороны министра — мы не сидим на каком-то золотом чемодане.

В августе 2021 года об этом же говорили и в «Белгосгеоцентре», когда поясняли, почему остановили поиск драгоценных металлов и камней в рамках пилотного проекта.

— Проводились целенаправленные работы по поиску золота, полевые и опытные работы на карьерах. В результате был получен слиток золота весом 1 кг. Золото есть, но концентрация настолько мизерная, что добывать экономически не целесообразно, — рассказывал замдиректора предприятия Алексей Вавриш.

Замначальника главного управления Минприроды Олег Мох это подтвердил, добавив, что попытки добычи золота, как и янтаря и алмазов, не стали успешными, перспективных участков в Беларуси нет.

Полгода спустя в комментарии Onliner завлабораторией геотектоники и геофизики Института природопользования НАН Ярослав Грибик говорил, что «относительно высокие концентрации золота в четвертичных отложениях отмечены, например, в Минской и Гродненской областях». Но также добавлял: «Это еще не значит, что есть промысловый смысл». В публикации отмечалось, что «не выявлено достаточных объемов» для добычи и «кристаллического золота», хотя в нескольких комплексах пород кристаллического фундамента его обнаружили.

— В ходе последних исследований установлено содержание золота — до 500 миллиграмм на тонну породы. Говорить о самостоятельных золоторудных объектах, конечно, нельзя, но есть несколько участков с повышенным содержанием металла, — отмечала старший научный сотрудник Института геологии Марина Гуринович.

С ураном тоже все не так, как сказал министр?

С темой по добыче урана в Беларуси Станислав знаком хорошо и рассказывает, что он в нашей земле действительно есть:

— Еще в 1980-х проводились исследования «кировской экспедицией», в них участвовал наш геолог Олег Москалев. Тогда бурилась сеть скважин (сотни, а может и тысячи), брали воды на химический состав первого-второго водоносного горизонтов, строились геологические разрезы, карты, по ним и нашли уран.

Но геофизик добавляет, что большая часть его находится в глинах, аргиллитах и алевритах, откуда его достать сложно, а еще десять лет назад не было технологий, чтобы извлекать успешно. Хотя у нас также есть уран, который залегает в песчаниках, и из них элемент добыть легче — выщелачиванием.

— Насколько я знаю, у нас порядка 30 тысяч тонн урановой руды уже найдено, — и это немало, — отмечает специалист. — Чтобы вы понимали, Казахстан в год добывает 20 тысяч тон, это 40% мировой добычи. То есть цифры крупные и даже с учетом того, что не проведена разведка, а только, грубо говоря, оценочный поиск.

Геофизик добавляет: если в Беларуси решат заняться добычей урана, перспективы на это есть. Он называет пять «условно крупных площадей», среди которых самые большие — Лельчицкая, Валавская недалеко от границы с Украиной:

— В районе Лельчиц — ураноносные песчаники. На глубине 70−150 метров, грубо говоря, есть что выкачать. Насколько я знаю, есть крупные рудопроявления урана и в Забродье, на западе Беларуси, но там — в кристаллическом фундаменте, в старых породах, на глубине где-то 250 метров. В урановой руде, кстати, содержатся и другие редкоземельные элементы вроде иттрия и висмута, которые тоже стоят денег.

Недавно известный геолог Олег Москалев говорил, что добыча урана считается рентабельной, если ее себестоимость не превышает $ 80 за килограмм. Есть ли смысл сейчас белорусам браться за это дело?

— Не знаю, сколько будет стоить добыча, но когда-то подсчитывали, что по себестоимости все проходит. Это не дорого: бурится две скважины, в одну заливается специальный раствор для урановой руды, из другой потом его выкачивают, позже в центрифугах обогащают и из жидкости добывают уже сам уран. Только обогатительный комбинат находится в Украине, а там сейчас «проблемы», поэтому не знаю, куда бы мы его отправляли. Теоретически — в тот же Казахстан. Но я считаю, что это вполне рентабельно, даже если выходить в ноль. Вы же понимаете, что это будет наш уран, не придется покупать за границей. А если нарастить объемы добычи, думаю, рентабельность будет повышаться, а расходы на работы — падать, — говорит Станислав.

Фото: TUT.BY
Белорусская АЭС. Фото: TUT.BY

Он считает, что начинать заниматься ураном в нашей стране можно «хоть завтра». Его используют в атомной энергетике, а трансурановые элементы — для получения других веществ, которые применяются в медицине. Перспективно ли Беларуси продавать уран, кто потенциально мог бы его купить, если у ближайших экономических союзников, Казахстана и России, он уже есть?

— Думаю, рынки сбыта уже налажены и вклиниться в них не так просто. Опять же, если где-то что-то появляется, цена на это падает, — объясняет геолог. — То есть если мы скажем, что у нас много урана, цена на него может упасть и рентабельность при этом пострадает. Казахстан сможет закрыть падение цены за счет наращивания добычи, а Беларусь нет. Но я считаю, если такие вещи есть, можно добывать даже в убыток, если у нас есть своя АЭС.

Правда, в истории с добычей урана есть одна проблема: специалистов по нему в Беларуси практически нет.

— Раньше все по этой теме было секретно, поэтому об уране мало кто чего знает, — отмечает собеседник. — У нас все заглохло в 90-х годах. Уран, насколько я помню, раньше никого не интересовал — всем подавай нефть!