Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  2. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  3. В какую страну чаще всего уезжают белорусы работать, и из какой страны едут работать в Беларусь
  4. Источники: Влад Бумага уходит из YouTube и переходит в VK Видео
  5. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  6. Российский телеведущий и зоолог Николай Дроздов в реанимации: у него сломаны восемь ребер
  7. С 1 февраля пересмотрят некоторые пенсии. Но размер прибавки вряд ли порадует
  8. Песков назвал слова Джонсона об угрозах Путина ложью
  9. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  10. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  11. Синоптики объявили оранжевый уровень опасности на понедельник
  12. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  13. «Лукашенко очень жестоко кинул Путина». Экс-спичрайтер президента России Аббас Галлямов о войне, протестах и будущем


Расстройства пищевого поведения, к которым относится анорексия, являются одними из самых смертельных психических заболеваний. Каждый час от их последствий в мире умирает один человек. Зачем люди доводят себя до физического и эмоционального истощения и как можно им помочь, барановичское издание Intex-press узнало у девушек, переживших анорексию, а также у психолога, имеющего опыт работы с такими пациентами.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Уже не могла подниматься с кровати, но продолжала качать пресс»

Екатерина Василько, 19 лет:

— Все началось четыре года назад с небольшой диеты. Я с 10 лет занимаюсь легкой атлетикой, а там, сами понимаете, важно, чтобы вес был в норме. Когда начался переходный возраст и килограммы стали увеличиваться (при росте 172 см я весила 57 кг), тренер сказал, что для соревнований надо чуть-чуть сбросить, чтобы легче прыгалось. От тренера я отшучивалась, но, когда лучшая подруга сказала, что у меня животик виден и что я скоро ее переплюну (она девушка с формами), меня это добило. В тот же вечер я решила: буду худеть.

Началась обычная диета: вареная курочка, гречка и все такое. Я подсчитывала свой индекс массы тела, гуглила каждый продукт до такой степени, что даже сейчас я смотрю, к примеру, на хлебец, а у меня перед глазами не продукт, а циферка — 48 ккал.

Так Екатерина выглядела до того, как решила худеть. Фото из личного архива
Так Екатерина выглядела до того, как решила худеть. Фото из личного архива

Тренировок себе добавила, пресс больше качала. Мне хотелось стройное тело, тонкую талию, чтобы пресс был виден. Но ничего этого не было, только мышечная масса увеличивалась.

И как-то в один день я решила пропустить завтрак. На следующий день подумала: раз завтрак пропустила, то и обед можно. Мне понравилось чувство голода, и я решила дальше пропускать приемы пищи. Зачем они мне? Только водичка.

Я понимала, что организм надо как-то поддерживать. Но каждый раз, когда я что-то съедала, начинала себя корить: зачем ты это съела? Я много читала в интернете, как девушки теряют вес при помощи разных таблеток, но мне не хотелось настолько убивать свой организм. Поэтому после каждого приема пищи я просто шла и — два пальца в рот. Сначала было трудно, приходилось чуть ли не по локоть руку засовывать. А потом просто подносишь пальцы ко рту, и рвотный рефлекс сам срабатывает.

Я купила себе хулахуп и часами могла его крутить. Из-за того, что шипы постоянно впивались в спину, кровь начала скапливаться, образовалась шишка, я не могла дотронуться до спины. Мама меня отправила к хирургу, сделали пункцию, но никто не мог понять, что это. Спину в итоге вылечили, но я продолжила худеть и изнурять себя тренировками. При этом все тщательно скрывала: носила мешковатую одежду, подкрашивала синяки под глазами, от родителей пряталась, чтобы никто ничего не замечал.

Минимальный вес девушки составлял 43 кг. Фото из личного архива
Минимальный вес девушки составлял 43 кг. Фото из личного архива

Я начала худеть в 10 классе и к середине 11-го весила уже 47 кг. Но я все так же смотрела в зеркало и понимала, что я жирная. Дошло до 45 кг. Тело начало отказывать, ногти испортились, зубы крошились, мои длинные волосы пришлось отрезать до ушей, потому что они стали выпадать.

И вот однажды мама зашла ко мне в комнату без разрешения (хотя обычно так не делает), когда я переодевалась. И увидела одни кости, кожей перетянутые. Мы пошли к психотерапевту, но в основном мне помогла мама. Она меня, можно сказать, из гроба достала, потому что я уже не могла подниматься с кровати, но также продолжала качать пресс. Мама мне еду в блендере перемалывала, с ложечки кормила.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

К концу 11 класса я набрала вес до 51 кг. Поступила учиться в Гродно. Думала, раз я смогла с 45 кг добрать до 51-го, уже все наладится, буду нормально жить. Но — нет. Желая показать новым одногруппникам, какая я худенькая и спортивная, я продолжала тренироваться, все так же ничего не ела либо вызывала рвоту. В итоге мой вес снова упал — с 51 кг до 43. Когда я приезжала домой, мама сильно ругалась, плакала. В итоге сказала, что, если она еще раз увидит на весах 43 кг, мы заберем документы, переведемся в Барановичи и я буду под ее присмотром есть. Но до этого не дошло, я продолжаю учиться.

У меня уже не анорексия, а булимия. Хочется всего и по чуть-чуть, ты наедаешься, а желудок, как мне объяснили врачи, не вырабатывает достаточно сока, чтобы все это переварить. И ты опять бежишь в туалет. Но я хожу к психологу. Он мне пообещал, что моя темная сторона, которая пытается свести меня в могилу, пройдет, мы ее растворим.

На данный момент с Катя весит около 46 кг. Фото из личного архива
На данный момент с Катя весит около 46 кг. Фото из личного архива

Сейчас я не вижу в этом проблемы, но еще недавно даже в 100 лишних граммах на весах, которые могли появиться после обычной воды, я видела трагедию. Каждая девушка хочет, чтобы ею восхищались. И пытается придерживаться чьих-то норм, оценок. Но у всех они разные! Я тоже была подвержена чужому влиянию, но мне надоело выслушивать: «Ты жирная, тебе надо похудеть», «Посмотри, ты худая, тебе надо набрать», «А ты, наверное, больная»… Я просто хочу кайфовать от жизни!

Родителям в такой ситуации я могла бы посоветовать не паниковать, не истереть и не кричать на своих детей. А просто сесть и поговорить. Объяснить, что если дочь не остановится, ее ждет не прекрасное будущее и карьерный рост, как она планирует, а гроб, из которого нет выхода. А девушкам — иметь свое мнение и не поддаваться чужому влиянию. Потому что стандарты красоты у каждого свои и под всех подстроиться нереально.

4% — столько девушек в возрасте от 13 до 20 лет страдали в Беларуси от нервной анорексии по данным на 2019 год (более свежей статистики, к сожалению, нет). В 10 случаях из 100 девушки, страдающие от расстройства пищевого поведения, умирают от голода.

«Мне физически казалось, что курага превращается в жир»

Дарья Бурина, 28 лет:

— У меня никогда не было проблем с внешностью, прыщей, да и лишнего веса как такового у меня не было. Просто в 13−14 лет я начала формироваться как девочка, а другие мои сверстницы оставались худенькими и бесформенными. Мне казалось, что на их фоне я выгляжу толстой, некрасивой и это не норма. А тут еще мальчики начали высказываться по поводу моих форм. Это сейчас я понимаю, что с их стороны это были просто знаки внимания. Но тогда мне так не казалось.

Я решила, что хочу быть худой-худой, чтобы у меня были плоская попа и живот. Как щелчок какой-то произошел: все, надо худеть. Я стала ограничивать себя в еде, ела очень маленькими порциями. Вечером я не могла себе позволить съесть даже курагу, потому что мне физически казалось, что эта курага превращается в жир и у меня растут бока!

Дарья до анорексии. Фото из личного архива
Дарья до анорексии. Фото из личного архива

А еще я активно занималась спортом. Изнуряла себя физической нагрузкой так, что аж плохо становилось.

Конечно, срывы бывали. Когда срывалась, могла съесть большую порцию чего-нибудь, за что потом себя наказывала двойной порцией упражнений.

Контроля за тем, как я ем, со стороны родителей никогда не было. Но когда буквально за две недели я сильно скинула, мне сказали: «Хорош, Даша, остановись, ты и так худенькая». Я делала вид, что ем, а на самом деле либо выбрасывала еду, либо обратно выливала.

Когда Дарью положили на лечение в больницу, она весила 36 кг. Фото из личного архива
Когда Дарью положили на лечение в больницу, она весила 36 кг. Фото из личного архива

Когда вес стал совсем маленьким, то есть было уже видно, что я тощая, меня стали контролировать. В этот период я старалась вообще дома не появляться. Гуляла с друзьями, врала, что у них поела. А когда кто-то из родных силой заставлял меня есть, потом ходила и вызывала рвоту.

Я начала худеть в начале лета, на тот момент весила примерно 55 кг, а уже в середине сентября меня положили в больницу с весом 36 кг. Из-за резкой потери веса у меня прекратились женские дни, опустились почки и стали сильно отекать ноги. Так как я на тот момент жила в небольшом поселке, меня положили в обычную больницу, где я тоже ничего не ела, хотя у меня были полные сумки еды. Там я провела примерно неделю, но никакого результата от лечения не было, и меня перевели в Брест, где врачи поняли, что проблема моя — психологическая и меня нужно спасать. Приехали два психолога из Минска, поговорили со мной и моими родителями, и меня отправили в «новинки».

Для таких девочек, как я, на тот момент была отведена одна палата в отделении, где лечатся люди с шизофренией. И когда в 13 лет ты попадаешь в такую атмосферу (там были даже женщины, которых привязывали к кровати), это очень сложно. Чтобы увидеться с родными, принять душ или сходить на прогулку, нужно было съедать всю еду. А она там была невкусная, пустая, да и осилить ее всю поначалу было попросту невозможно.

После анорексии девушка долгое время болела булимией и сильно набрала вес. Фото из личного архива
После анорексии девушка долгое время болела булимией и сильно набрала вес. Фото из личного архива

В больнице я провела 1,5 месяца. Перед Новым годом родные забрали меня под «расписку» и обещание, что я буду есть и поправлюсь. Сдержать это обещание было непросто, были скандалы, что я пообещала, а сама не выполняю. Но постепенно я набирала вес и к маю уже «подходила» к 50 кг.

А потом у меня началась булимия. И вот с этой проблемой я боролась очень долго. Случались такие импульсивные переедания, когда я за раз могла съесть кастрюлю макарон! В итоге я «допереедалась» до того, что мой вес стал 90 кг!

Я шла в 11 класс и понимала, что на выпускной не хочу надеть на себя мешок. Мне хотелось быть привлекательной, нравиться мальчикам. Но и худеть снова было страшно, потому что я боялась опять попасть в больницу. В итоге я все-таки начала худеть, активно занималась спортом, но уже не ограничивала себя так. И смогла к выпускному сбросить до 60−65 кг.

Так Дарья выглядит сейчас. Фото из личного архива
Так Дарья выглядит сейчас. Фото из личного архива

Сейчас мой вес 65−70 кг (он у меня скачет). Когда я весила 36 кг, мне казалось, что я самая красивая. Я очень собой гордилась, ведь добилась своей цели — быть худой. Но сейчас мои взгляды по поводу фигуры поменялись, психологически мне приятнее смотреть на девочек с более женственными формами.

Я пережила свою историю и возвращаться в нее не готова. Ни в булимию, ни в анорексию. Потому что и на том, и на другом этапе было сложно физически и эмоционально. Но может быть своим опытом я кому-нибудь помогу. Смогу через него объяснить, что девочку надо просто любить. Объяснять ей, что она привлекательная, и что если она хочет в себе что-то изменить, можно это делать не такими жесткими мерами.

«Смотрела на расческу, а там волосы просто клочьями оставались»

Владислава Поспелова, 22 года:

— Я всегда была пухленькой, но в детстве ты не придаешь значения внешности. А в 13 лет, когда идет перестройка организма у девушек и конституция тела меняется, при том что сверстники мужского пола остаются маленькими и щупленькими, начинаешь комплексовать. Масло в огонь добавляли постоянные оскорбления со стороны одноклассников и брата, который с детства говорил, что я полненькая. А когда тебе постоянно повторяют одно и то же, начинаешь в это верить.

В общем, в один прекрасный день я попросила маму купить мне весы. При росте около 1,6 метра я весила 74 кг. Стала смотреть в интернете, много это или мало, правы мои сверстники или нет. Они оказались правы — я была полной.

Владислава никогда не была худышкой, но до 13 лет ее это не беспокоило. Фото из личного архива
Владислава никогда не была худышкой, но до 13 лет ее это не беспокоило. Фото из личного архива

Моя диета начиналась безобидно. Я сказала маме, что хочу похудеть, и попросила записать меня в бассейн, а также урезать мою еду и кормить меня как-то «по правильному».

Около полугода я ходила в бассейн, начала самостоятельно дома заниматься спортом, питалась урезанными порциями, и вес начал падать. Но не так, как я рассчитывала: за это время я сбросила килограммов пять-семь.

Меня не устраивал этот результат. И тут я узнала про группу в соцсетях, где девочки делятся историями, как они с максимального веса добились того, что мне хотелось бы видеть в зеркале. Моментально начала смотреть диеты, а они там — просто катастрофа: до 1000 килокалорий, в то время как здоровый человек должен потреблять 2000 и больше. И я села на такую диету.

Месяц питалась вареными овощами, крупами и всем, что не содержит соль, сахар и муку. Когда настал день контрольного взвешивания, весы показали 60 кг, то есть за 8 месяцев я сбросила 12 кг. «Всего» 12 кг, как мне казалось. И в тот момент я поняла, что этого мало, и перестала есть от слова совсем, употребляя только воду.

В подростковом возрасте девушка стала изнурять себя диетами и спортом. Фото из личного архива
В подростковом возрасте девушка стала изнурять себя диетами и спортом. Фото из личного архива

Если мне становилось совсем плохо и темнело в глазах, максимум, что я могла съесть за день, это тарелка риса. Естественно, при родителях все выглядело так, будто я ем: размазывала еду по тарелке, а как только мама уходила в другую комнату, все вываливалось обратно в кастрюлю.

Еще в тот момент я начала усердно заниматься спортом, просто до изнеможения. Через месяца полтора или два такого ритма жизни родители стали замечать, что что-то не так: жизнерадостный ребенок, который ходил в музыкальную школу и увлекался творчеством, отказался от всего. Я стала бледной, похудела с 60 кг до 51, у меня начали постепенно выпадать волосы: смотрела на расческу, а они там просто клочьями оставались! Но я не придавала этому значения, считала, что это не предел, и надо продолжать дальше.

Прошло еще недели две, я встала на весы, а там — 45 кг. То, чего я хотела. Я обрадовалась: все, финал! И решила отпраздновать это событие, поев нормально. Но поесть нормально не получилось: вся еда попросилась наружу. Так было и на следующий день. Грубо говоря, даже вода в моем организме не задерживалась.

А потом мы поехали с родителями в другой город и по пути назад я просто отключилась. Родители были в панике. Стали мерять давление, а оно у меня — 50 на 40. Еще чуть-чуть, и можно было бы умереть от голода! Когда меня откачали, врачи сразу же спросили про диеты. Я, конечно, в отказ, но мама уже не выдержала и сказала, что было такое.

Так Владислава выглядит сейчас. Фото из личного архива
Так Владислава выглядит сейчас. Фото из личного архива

Меня положили в больницу, начали постепенно кормить. А когда меня вылечили, я стала налегать на еду еще сильнее, чем было до анорексии. Лет в 16 у меня началось жесткое компульсивное переедание. Это когда человек весь день ходит голодный, а вечером съедает весь холодильник. При этом я не ходила очищать желудок, а просто эмоционально себя травила.

И хотя со стороны родителей я получила огромную помощь — они отвели меня в частную клинику, дали новое увлечение и стали контролировать мое питание, пока я не закончила школу и не переехала — я до сих пор не могу подружиться с пищей, она для меня — враг номер один.

В данный момент я вешу 101 кг. Я стараюсь не зацикливаться на весе, но в целом, я думаю, вся эта история еще долго не закончится. Я повзрослела и не придаю такого значения отражению в зеркале, как это было раньше. И когда люди увидели, что я стала уверенной в себе, критики в мой адрес сейчас не поступает вообще никакой.

Наше общество жестокое. Если люди видят слабого человека, они нападают. Поэтому родители, пожалуйста, не относитесь к детям так, будто их проблемы не имеют значения. Замечайте изменения в поведении ребенка и обязательно реагируйте на то, как он отзывается о самом себе.

А девушкам единственный совет: мода всегда меняется, люди взрослеют и забывают о том, что они когда-то что-то сказали. И ваше здоровье, ваше время и годы, потраченные на борьбу с самим собой, не стоят того, чтобы доказывать кому-то, что вы можете быть худее, стройнее, выше и т.д.

«Через тело сообщают, что у них что-то не так»

Катерина Новицкая, психолог:

— В психологии есть такой термин как «адикция» — навязчивое стремление к объекту зависимости, сопровождаемое потерей контроля и саморазрушением. В классификации адикции есть и такая зависимость, как нарушение пищевого поведения, в которому относятся анорексия и булимия.

Анорексию можно условно разделить на несколько видов. Первичная — это когда просто утрачивается чувство голода. Она связана, скорее, с гормональными дисфункциями или физиологическими нарушениями в организме человека.

Лекарственная анорексия — когда девушки начинают принимать всевозможные препараты, чтобы притупить в себе чувство голода.

И социальная (нервная) анорексия — это расстройство пищевого поведения, в основе которого лежат какие-то психологические трудности.

Когда я работала с девочками, которым был поставлен диагноз «анорексия», у каждой была внутренняя боль по поводу того, что их не замечали мамы или замечали не так, как им того хотелось. Но объективно человека, болеющего анорексией, невозможно не заметить, он виден своей болезненной худобой, обтянутым черепом. Это и есть послание, этих девочек: заметьте меня, иначе я исчезаю. Через тело они сообщают миру, что у них что-то не так, и они хотят, чтобы на них обратили внимание.

У всех девушек с анорексией, как правило, тонкая душевная организация и очень проницаемые границы. Проще говоря, их легко обидеть, а постоять за себя им сложно. Таким образом через телесную оболочку они показывают то, о чем не могут сказать словами: «Я очень чувствительная и не хватает сил противостоять этому миру. Я хочу заботы и защиты. Я хочу, чтобы меня заметили. Я хочу быть любимой».

Читайте также на Intex-press:

«Камеры заработали — стали активнее приезжать». Что происходит на станциях диагностики в Барановичах

Так и живем. Мастер о своих доходах и расходах. «Не скажу, что богато живу, но многое могу себе позволить»

Налог на собак повышается в 2023 году в Беларуси