Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  2. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  3. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  4. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  5. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  6. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  7. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  8. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  9. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  10. Поиски президента Ирана, с вертолетом которого произошло ЧП, все еще продолжаются. Собрали главное, что известно на этот момент
  11. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  12. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко


В феврале 2022 года 42-летний минчанин отозвался на призыв одного из украинских телеканалов и перевел около двух тысяч евро на помощь ВСУ. Вскоре это привлекло внимание белорусского КГБ и Следственного комитета. В августе белоруса вызвали «на опрос» в качестве подозреваемого по делу о «финансировании терроризма», после чего он бежал из страны. Эта история вызывает очень много вопросов. Например, почему белорусские спецслужбы руководствуются российскими списками террористических организаций, называют оказание помощи регулярным вооруженным силам другого государства «поддержкой терроризма», но при этом открытый сбор помощи для российской армии не привлекает внимания белорусских спецслужб и правоохранителей и поддержкой терроризма не объявляется. Попробуем разобраться.

Фото: TUT.BY
Здание КГБ в Минске. Фото: TUT.BY

Что говорит закон

Если минчанин правильно помнит подробности своей телефонной беседы со следователем перед отъездом, то его вызывали в Следственный комитет в качестве подозреваемого в совершении преступления по статье 290−1 Уголовного кодекса Беларуси «Финансирование террористической деятельности». Речь в ней идет о серьезном преступлении, за которое предусматриваются значительные сроки лишения свободы. В частности, за предоставление или сбор средств в целях использования в террористической деятельности можно лишиться свободы на срок от восьми до двенадцати лет со штрафом.

При этом в статье четко оговорено, что виновный должен заведомо знать о том, что деятельность, которую он поддерживает, является террористической. Таким образом, в стране с работающими законами для привлечения к ответственности по статье 290−1 следователи и прокуратура должны были бы доказать суду, что ВСУ являются террористической организацией, что украинские государственные органы собирают деньги для использования в террористической деятельности и что обвиняемому мужчине в конце февраля 2022 года было заведомо известно об этом.

Фото: Следственный комитет
Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь. Фото: Следственный комитет

Последний момент очень важен, ведь статья 16 Уголовно-процессуального кодекса Беларуси прямо определяет, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Наоборот, это органы уголовного преследования должны доказать его вину, в нашем случае — заведомую поддержку террористической деятельности. При этом очень тяжело представить, что минчанин, имеющий обширные родственные и деловые связи в Украине и хорошо представляющий ситуацию в этой стране считает действия защищающей свою страну армии террористическими.

Впрочем, все эти соображения были бы справедливыми в условиях реального верховенства закона. После событий 2020 года в Беларуси «терроризм» и связанные с ним статьи Уголовного кодекса (в том числе 290−1) превратились в инструмент для преследования оппонентов режима Лукашенко. Беспрецедентный рост количества уголовных дел, возбужденных по «террористическим» статьям после августа 2020 года, а также числа вынесенных по ним решений и приговоров показывают, что политический заказ на «превращение» не вписывающихся в систему людей в «террористов» и их «пособников» принят правоохранителями и судебной системой и старательно выполняется.

Но ни ВСУ в целом, ни какого-либо из подразделений украинской армии в белорусском «списке террористов» нет. С другой стороны, выставление помощи ВСУ «финансированием террористической деятельности» очень хорошо укладывается во все более тесное сближение правящих режимов и спецслужб Беларуси и России. Сотрудники КГБ в беседе с помогавшим защитникам Украины белорусом указывали ему на то, что полк «Азов» (подразделение украинской Нацгвардии) считается террористической организацией в России. Выглядит так, что белорусские спецслужбисты в своей деятельности руководствуются решениями органов российской судебной власти, признавшими в ходе вторжения самой РФ в Украину «террористическим» одно из украинских воинских формирований.

«Терроризм» в одну сторону

Пытаясь хоть как-то обосновать логику действий белорусских спецслужб и следователей, можно попробовать предположить, что они действительно пекутся о национальной безопасности государства. Угроза наказания по «террористической» статье за помощь воюющей армии другого государства с этой точки зрения может выглядеть как превентивная мера, направленная на предотвращение дальнейшего раскола белорусского общества и радикализации его частей.

Но эта мысль опровергается реальностью, в которой в Беларуси безо всякого противодействия со стороны властей собирается помощь для другой участвующей в войне армии — российской. Наверное, наиболее известным сборщиком такого рода пожертвований является Свято-Елисаветинский монастырь БПЦ, с августа 2022 открыто поддерживающий вооруженные силы страны-агрессора. Волонтерская группа «Помощь братьям» была создана по инициативе духовника монастыря протоиерея Андрея Лемешонка и занимается сбором средств на нужды российских военнослужащих.

В декабре 2022 года сбор помощи для российских военнослужащих Свято-Елисаветинским монастырем открыто поддержала провластная художница Светлана Жигимонт, известная своими попытками дискредитации участников мирного протеста 2020 года и лидеров белорусского гражданского общества. По словам художницы, в рамках рождественского фестиваля «Радость» в духовно-просветительском центре «Ковчег» при монастыре собиралась помощь воинам «специальной военной операции» (так в России принято называть вторжение в Украину).

В начале декабря 2022 года украинский Центр национального сопротивления со ссылкой на «белорусское подполье» сообщал, что к сбору средств для закупки снаряжения и обмундирования российским военным якобы привлечено Белорусское общественное объединение ветеранов боевых действий на территории других государств, тесно аффилированное с Министерством обороны. Деньги, по утверждениям этого источника, собираются у сотрудников государственных предприятий, причем якобы обманным путем: официально заявляется, будто получателями помощи будут белорусские военнослужащие.

Примерно в это же время пропагандист Григорий Азаренок в своем телеграм-канале объявлял сбор денег, медицинских препаратов и оборудования для помощи медицинским учреждениям на оккупированной россиянами территории Украины. Указанный в сообщении список необходимого медицинского имущества прозрачно намекает на вероятных конечных получателей этой помощи — военнослужащих, получивших ранения в ходе боевых действий.

Еще один провластный телеграм-канал, «Белорусский силовик», в сентябре прошлого года в открытую участвовал в организации денежного сбора для помощи армиям России и «ЛДНР».

При этом ничего неизвестно о том, что Свято-Елисаветинский монастырь со Светланой Жигимонт, Григорий Азаренок, Общественное объединение ветеранов боевых действий на территории других государств или владельцы канала «Белорусский силовик» получили обвинения со стороны белорусских спецслужб или правоохранителей за финансирование террористической деятельности.

Однобокий «миротворец»

Ситуация с минчанином, подвергшимся преследованию со стороны спецслужб и Следственного комитета за помощь, оказанную ВСУ, стала еще одной яркой иллюстрацией официальной позиции режима Лукашенко по отношению к российскому вторжению в Украину. Она была сформулирована еще в самом начале войны и опирается на два взаимоисключающих суждения политика, который не стесняясь употребляет их рядом друг с другом.

Александр Лукашенко у картины "Последний день Помпеи" Карла Брюллова в Русском музее в Санкт-Петербурге. 27 декабря 2022 года. Фото: пресс-служба Кремля
Александр Лукашенко у картины «Последний день Помпеи» Карла Брюллова в Русском музее в Санкт-Петербурге. 27 декабря 2022 года. Фото: пресс-служба Кремля

С одной стороны Лукашенко всеми силами старается выглядеть миротворцем и твердит о необходимости поиска мирного разрешения конфликта и о том, что «белорусский народ никакой войны и никакого конфликта и противостояния не приемлет». С другой — политик постоянно напоминает себе и окружающим об особых союзнических отношениях с государством-агрессором и обещает находиться «вместе с Россией <…> в любой ситуации».

Такой взаимоисключающая риторика не могла не отразиться на событиях внутри страны. Именно благодаря ей помощь одной из сражающихся армий в «миролюбивом» государстве может объявляться «поддержкой террористической деятельности», а материальная поддержка другой — проводиться открыто и с содействием со стороны государственного пропагандистского аппарата.