Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  2. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  3. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  4. Пять минут вашего времени — и польская налоговая служба отправит «Зеркалу» деньги. Рассказываем о простом и безопасном способе помочь редакции
  5. Как давно появился белорусский язык и кто его главный «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  6. «Приняли решение, а почему не реализовали, почему эта мать не могла накормить этих детей?» Генпрокурор — о трагедии в Орше
  7. В Испании убит российский летчик, перегнавший вертолет Ми-8 в Украину
  8. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  9. Армия РФ снизила темп наступления на Авдеевском направлении и активизировалась на Запорожском — продвигается к Работино. Главное из сводок
  10. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  11. В Беларуси появились четыре новых генерала. Один из них прославился тем, что стрелял в подростка
  12. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  13. «Мы знаем, из-за чего конкретно Путин убил Алексея три дня назад». Жена Навального заявила, что продолжит его дело
  14. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  15. «Может не дотянуть до освобождения». Рассказываем о 13 политзаключенных, которым нужна помощь врачей прямо сейчас
  16. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов


В Гродно осудили двух местных жителей за сцепку в центре города, около Фарного костела, 9 августа прошлого года. Борис Лешкевич и Леонид Климов получили по два года так называемой химии, сообщает лишенный регистрации правозащитный центр «Весна».

Фото: t.me/Grodno_grab
Фото: t.me/Grodno_grab

Дело двух гродненцев — Бориса Лешкевича и Леонида Климова — рассматривалось в суде Ленинского района города. Мужчины обвинялись в организации или активном участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок.

Первый раз Борис Лешкевич был задержан в сентябре 2020 года по возбужденному уголовному делу за акции протеста. Его отпустили на свободу под подписку о невыезде. В феврале должен был состояться суд, однако вдруг дело закрыли. Но весной 2021 года его восстановили. 13 мая в доме матери Бориса прошел обыск. Девятого июня Лешкевича вызвали на допрос и оттуда поместили в СИЗО гродненской тюрьмы.

Борис Лешкевич признан политзаключенным.

Изначально гродненцев подозревали еще и в насилии либо угрозе применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел по статье З64 Уголовного кодекса, однако обвинение было снято еще до суда, потому что не были найдены пострадавшие.

Что касается данного дела, то 9 августа 2020 года, по версии обвинения, Климов и Лешкевич якобы были замечены в сцепке у Фарного костела в Гродно. Все происходило поздним вечером после объявления результатов голосования на президентских выборах.

Первое заседание по делу состоялось еще 27 июля, но судья Руслан Гурин несколько раз откладывал рассмотрения. Сначала необходимо было изменить данные свидетелей для безопасности, потом заболели обвиняемые, позже — прокурор. В итоге гособвинителя заменили, а 17 сентября новый прокурор уточнила обвинение.

Так, согласно ему, Леонид Климов вместе с Борисом Лешкевичем 9 августа 2020 года после 22 часов участвовали в несанкционированном массовом мероприятии, оказывали неповиновение сотрудникам милиции, вдохновляли других на противоправные действия. Негативно реагировали на призывы разойтись. Затем вместе с другими лицами образовали сцепку и перекрыли движение общественного транспорта.

Климов признает себя виновным частично.

Судья назначил гродненцам по два года ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа.