Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  2. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  4. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  5. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  6. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  7. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  8. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  9. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  10. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  11. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси


На прошлой неделе в итальянском Неаполе по запросу белорусских властей с целью экстрадиции задержали 27-летнего белоруса Владислава Гириса. После этого в редакцию «Зеркала» обратилась белоруска Елена. Она рассказала об аналогичной истории, произошедшей тоже в Италии, но в 2021 году. Ее муж провел в римской тюрьме целый год, но все же избежал экстрадиции на родину. Рассказываем подробнее, как это произошло.

Фото: lombardianotizie.online
Итальянская полиция. Фото носит иллюстративный характер. Фото: lombardianotizie.online

Имена героев публикации изменены. Их данные есть в редакции

«Арестовали в Риме прямо в отеле»

— Очень отозвалась история про задержанного молодого парня в Неаполе. Возможно, наш опыт будет полезен. Потому что абсолютно по любым обвинениям может быть экстрадиция из Италии в Беларусь, — объясняет минчанка Елена.

По ее словам, «вопросы у властей» к ее мужу были давно. Несколько лет назад, еще до событий 2020 года, Дмитрия обвинили по ст. 243 УК (Уклонение от уплаты налогов) якобы за помощь в уклонении от уплаты налогов.

— На мужа завели уголовное дело, он отбыл срок в местах заключения, освободился. Надеемся, когда приедем в новую Беларусь, это дело пересмотрят. Когда в 2020 году все началось, муж сказал: «Все это отношение к задержанным было и раньше, просто сейчас в других масштабах, и все увидели, как оно есть», — рассказывает наша собеседница.

В 2015 году Дмитрий уехал жить в Польшу, а в 2017 году к нему перебралась и Елена. Пара спокойно строила жизнь на новом месте, путешествовала по Европе, получила со временем польское гражданство. Елена подчеркивает, что свою позицию в отношении белорусской власти не скрывала и после отъезда — ходила на протестные митинги в Варшаве и высказывала мнение в соцсетях. Летом 2021 года белорусы отправились в очередное путешествие — на выходные в Рим.

— Италия — это такая страна, в которой, когда ты заселяешься — неважно, в апартаменты или отель, — сканируют паспорта, ID-карты. Вот и мы спокойно заселились в отель, вечером пошли гулять, поужинать. А когда вернулись — мужа сразу арестовали с целью экстрадиции по запросу белорусской стороны, по новому уголовному делу по статье 243 УК. При заселении он показывал польский паспорт, но данные ведь те же, мы ничего не меняли, живем не скрываясь, — вспоминает день задержания мужа Елена.

В такой стрессовой ситуации, по словам белоруски, она не растерялась и сразу начала искать пути решения проблемы. Так как у пары на тот момент было два гражданства, Елена не раздумывая обратилась в польское консульство. Там ей быстро помогли с поиском адвоката.

— Мы сразу начали работать по делу. Стоит понимать, что итальянцы экстрадируют практически всегда. У них просто такое отношение к праву. Если уважаемая организация Интерпол запросила экстрадицию, то значит, это имеет основания, доказано и проверено, — поясняет Елена.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Римская тюрьма — почти санаторий»

Процесс аргументации того, что Дмитрия нельзя экстрадировать в Беларусь, занял целый год. Все это время он провел в римской тюрьме, где содержатся осужденные по уголовным делам. С июля 2021 по июль 2022 года у Дмитрия было три заседания суда. И сначала, вспоминает Елена, итальянская прокуратура склонялась к тому, что экстрадиция будет справедливым решением.

— Мы не знали даже, с какой стороны подступиться. Первым крючком стало то, что в белорусских тюрьмах заключенных вынуждают работать, — рассказывает белоруска. — В Европе такой принудительный труд запрещен, и мы на это ссылались. То есть совершенно неважно, в чем человек виноват, а важно то, что в Беларусь по гуманитарным причинам нельзя отправлять. Также итальянский Верховный суд обратился с запросом в МИД Италии, и они получили ответ от посла Италии в Беларуси. Он присутствовал, когда Алексиевич пытались задержать, а также навещал в заключении Виктора Бабарико. На него белорусские тюрьмы произвели сильное негативное впечатление. И он подписался под тем, что моего мужа нельзя туда экстрадировать.

Условия в римской тюрьме Елена описывает фразой «почти санаторий». По ее словам, там было хорошее питание, соблюдались права, были разрешены видеозвонки по 20 минут в неделю и встречи на 2−3 часа с родными.

— Мы не из какого-то «криминального слоя», но белорусский жизненный опыт есть, поэтому было с чем сравнить, — признается белоруска. — Но все равно это тюрьма. И находился он с итальянскими преступниками. Я была без пяти минут готова обратиться в СМИ, потому что угроза экстрадиции была очень близка. Итальянцев не очень сильно интересует, что происходит в Беларуси. Даже после начала войны ничего не изменилось.

Елена говорит, что ее мужа во время всего процесса очень поддержало консульство Польши в Риме. Они сразу подготовили ноту протеста против экстрадиции. Также, по ее словам, консул купила теплую одежду и передала Дмитрию в тюрьму, а культурный атташе приносила книги.

— Вот так государство вступается за своих граждан, — говорит белоруска.

«Увидели, как работает настоящее правосудие»

Дмитрия задержали в июле 2021 года, а первое заседание по его делу состоялось только в конце января 2022 года, второе — в конце марта. Все это время итальянская сторона направляла различные запросы в Беларусь: в МИД, прокуратуру и другие госорганы. Они в свою очередь присылали аргументы за экстрадицию. Однако, когда им поставили вопрос «Нарушаются ли права человека в Беларуси?», от нашей страны никакого ответа не последовало. Он уже был очевиден для итальянского суда к третьему заседанию в июле, говорит Елена.

— 5 июля суд вынес решение не экстрадировать моего мужа в Беларусь, и его отпустили. Теперь мы работаем над тем, чтобы связаться с Интерполом и чтобы не возникало такой ситуации впредь. Если кто-то вдруг столкнется с аналогичной проблемой в Италии, то сейчас уже есть наше выигранное дело, на которое можно опереться, — говорит Елена. — На нас в целом произвела огромное впечатление работа итальянских адвокатов. Мы им очень благодарны, они переубедили прокуратуру Италии, это совсем непросто. И мы увидели, как работает и должно работать настоящее правосудие.

Суд. Фото носит иллюстративный характер. Фото: pixabay
Суд. Фото носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Напомним, Беларусь не может заявить на человека в Интерпол по полностью «протестной» статье о массовых беспорядках. Однако с неуплатой налогов или хулиганством это намного легче, объяснял «Зеркалу» член Адвокатской палаты Чехии Алесь Михалевич:

— Маскирование политических преступлений под общеуголовные происходит, и Интерпол будет как-то реагировать. Особенно если человек не «гуглится», если это не Светлана Тихановская или Павел Латушко.

По его словам, правильными действиями будет сообщить в прессу, искать адвокатов на экстрадиционный процесс и заявлять о высокой вероятности пыток в отношении всех заключенных в Беларуси.