Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  2. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  3. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  4. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  5. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  6. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  7. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  8. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  9. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  10. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  11. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  12. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка


В последнее время посольства и консульства до минимума урезали выдачу белорусам виз. Most. media cобрал несколько историй о том, как белорусы все же добились своего и покинули родину.

Фото используется в качестве иллюстрации. Фото: «Зеркало»

«Я вас пропущу, но имею право развернуть»

У Кати был план: получить визу в Польшу, поездить по работе туда-сюда, устроиться, а потом перетянуть мужа с сыном. Человека, который бы помог с рабочей визой, женщина нашла через Facebook. При этом она знала, что оформляет липовый документ: на работе, которая была обозначена в приглашении, в действительности трудиться никто не собирался.

— Все сделала, несколько раз проехала в Польшу и назад без проблем. В третий раз пограничник сказал: «Я вас пропущу, но имею право развернуть. Следующий раз, если попадете на мою смену, — так и сделаю». У меня внутри сжалось все… Потом, когда позвонила мужчине, который делал визу, тот вообще накричал, мол, проблемы сейчас будут у всех и «какого черта я ездила через польскую границу?!».

Оказалось, что Катю не предупредили о важном нюансе: по приглашению на работу без актуального договора нельзя постоянно ездить туда-сюда. Иначе трюк с липовой работой становится очевидным, и в таком случае пропустить человека или нет — вопрос доброй воли пограничника.

Кроме того, по логике человека, который делал Кате визу, ездить ей лучше было бы через границу Беларуси и Литвы. Литовских пограничников, мол, интересует только виза, и про работу в Польше они не расспрашивают, а вот поляки, наоборот, задают много разных вопросов, к которым нужно быть готовым.

— После этой истории я в Беларусь на всякий случай больше не рыпалась. А с тем мутным типом не общалась. Мужу и сыну визы делали осенью 2022-го уже через других людей.

Муж, со слов Кати, когда ехал, нервничал: перед ним двух парней из того же автобуса на польской границе развернули: те не смогли внятно объяснить, где будут работать, кем и в каком городе. С ребенком повезло: ему четыре года, и необязательно предоставлять на границе документы в садик, зато понадобился актуальный договор на аренду квартиры.

Сейчас семья живет в Гданьске.

«Муй монж седзи в вензеню…»

Ирина говорит, что никогда в жизни не хотела надолго выезжать за границу. Все изменил арест мужа в 2022-м (бывший политический активист, в последние годы он занимался бизнесом, сейчас — в СИЗО). Было решено, что оптимальный вариант — получить гуманитарную визу через польское консульство:

— Надо было пойти к консулу, все объяснить. Я ведь ничего не выдумывала: говорила как есть.

Визу, говорит Ирина, сделали за полторы недели. Однако «было два страха»:

— Главный — что не выпустят белорусы. Ну и второй, что моего польского не хватит, чтобы объяснить ситуацию полякам. Ничего — держалась. Документы, какие могла, взяла с собой: копию протокола обыска, постановление о взятии под стражу, ну, вот это все — ворох бумаг. Но они на русском. А вдруг поляки не поймут?

В результате на белорусской границе у Ирины ничего не спросили. Поляки тоже молчали, а Ирина крутила в голове фразу: «Муй монж седзи в вензеню…» («Мой муж сидит в тюрьме…»). Она не понадобилась, но крепко засела в голове.

Ирина с ребенком сейчас живут в Белостоке, дочь ходит в школу. Подали документы на международную защиту.

Граница Польши с Беларусью. Фото: twitter.com/Straz_Graniczna

«Сделай нормальное и поезжай в следующий раз»

Павел и Таня хотели уехать еще в 2021-м. Он — бывший журналист независимого СМИ, она — работник сферы культуры. Лично Павла «не забирали», но в редакции прошел обыск, работа накрылась, большинство бывших коллег — за границей. Отъезд все время откладывался, тем временем ситуация с визами постепенно ухудшалась.

— Хотели гуманитарные попробовать. Я списался с редактором: не получилось. Оказалось, что можно гуманитарную сделать за деньги — я в шоке был. Но если за деньги, то уж лучше рабочую. Безопаснее, что ли… — рассказывает Павел.

Однако гарантий даже после оплаты никто не дает: мол, обязуемся «поспособствовать в получении визы…», а не «получить». То есть теоретически приглашение на работу может быть «паленым» — и тогда на границе развернут.

— Была такая история у знакомых. На границе им польский пограничник говорит: «Ты понимаешь, что твое приглашение — липовое?..» Он молчит. «Просто сделай нормальное и поезжай в следующий раз». Развернул, и все. Мы как раз опасались похожей ситуации.

Ребята признаются, что потратили много времени в поиске знакомых в Польше, которые сделали бы «железное» приглашение на работу. В результате нашли вариант по сарафанному радио — работу на рыбном производстве на берегу Балтики, хотя ни в тот город, ни на рыбзавод никто из них не собирался.

В итоге им удалось попасть в Польшу через Литву. Сейчас молодые люди живут в Белостоке, сняли жилье, ищут реальную работу. Планируют подаваться на международную защиту как форму легализации.