Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  2. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  3. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  4. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  5. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  6. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  7. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  8. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  9. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  10. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  11. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  12. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  13. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  14. Год после закрытия неба. В Минтрансе рассказали, как белорусская авиация пытается выйти из кризиса
  15. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  16. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  17. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус


Анастасию Крупенич-Кондратьеву и Сергея Крупенича задержали в середине июля. С тех пор их уже шесть раз судили по ст. 19.11 КоАП за «распространение информационной продукции, включенной в республиканский список экстремистских материалов». Муж и жена, напомним, пересылали друг другу сообщения из телеграм-каналов, которые сейчас признаны экстремистскими. Сокамерники пары рассказали о молодых людях.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Сергею 26 лет, он, говорит его бывший сокамерник Матвей (имя изменено), окончил БГУИР и работал android-разработчиком. Анастасия — учитель русского языка и литературы. Ее контракт с учебным заведением заканчивался в августе 2021-го. В этом же месяце у нее был день рождения. 27-летие девушка встретила за решеткой.

— Мы познакомились с Настей летом, когда она отбывала свой первый срок. Ее задержали 15 июля, а 16-го после суда привели к нам в камеру, — возвращается к тем событиям Марина (имя изменено), с Анастасией они просидели две недели. — Осенью 2020-го они с мужем уехали в Польшу, но им там не понравилось. Решили вернуться, думали, тут уже все успокоилось. А в итоге получилось как получилось… Настя рассказывала, что в июле ее вызвали в РУВД, почему — не знаю. Она не говорила. Она пошла туда с телефоном. Там посмотрели ее переписки и среди сообщений мужу нашли репосты из телеграм-каналов, которые сейчас признаны экстремистскими. Сергея задержали на работе в тот же день. И теперь, видимо, за каждый репост у них новые протоколы.

Первый срок девушка провела на Окрестина. Позже ее перевели в Барановичи. Отсюда она вышла 25 августа. Марина с другими сокамерницами ездила ее встречать.

— Мы поговорили минут 15. Она хоть маленькая, худенькая, но держалась замечательно, — описывает Анастасию собеседница. — В июле, в середине срока, ей принесли второй протокол. Уже тогда она стала понимать: протоколов будет несколько.

В отличие от супруги, Сергей первые три срока провел на Окрестина, поэтому после освобождения домой они ехали не вместе.

— Из Барановичей в квартиру, которую они с Сергеем снимали, Настю привезли родители. Мама с дочкой остались в машине, а папа поднялся. Возможно, хотел взять какие-то вещи. Там его встретили два милиционера, — продолжает Марина. — Спустя какое-то время они втроем вышли на улицу и подошли к маме с дочкой. Силовики настоятельно попросили, чтобы Настя с Сергеем завтра утром снова явились в милицию. Иначе, предупредили, задержат папу.

На следующее утро муж с женой пошли в милицию, где их снова арестовали.

— Мы с Сергеем оказались в одной камере, когда у него заканчивался третий срок. Освободили его спустя 41 сутки. Помню, на прощание кто-то из мужчин сказал ему: «Смотри не оборачивайся, это плохая примета». И тут проходит часов 18, открывается дверь — а на пороге Сергей, — рассказывает Матвей, который сидел с Крупеничем в августе. — Мы все были в шоке. Мне показалось, даже сотрудники Окрестина удивились его возвращению. Почему? Потому что в камеру он пришел с сумкой из дома, а в ней еда, конфеты, печенье.

— А как Сергей отреагировал на ситуацию с очередным задержанием?

— Выглядел бодро и был уже подготовлен к "суткам": надел теплые штаны, взял три пары носков, трое трусов, — перечисляет Матвей. — Сергей рассказывал, когда их задержали первый раз, милиционеры обмолвились Насте, мол, теперь сядете на два месяца. Он надеялся, что четвертый протокол будет последним. Но, как видим, накинули еще.

По словам Матвея, летом, пока Анастасия была еще на Окрестина, их с супругом камеры находились рядом. Муж иногда мог слышать голос жены. А во время проверок краем глаза даже успевал ее увидеть. Как сейчас обстоит ситуация, собеседник не знает. Единственное, что ему известно, на пятом суде у Анастасии появился адвокат.

— Нанять его Настиным родителям помогли друзья. Возможно, он не сильно выручит на процессе, но благодаря ему мы хотя бы знаем, что с ней происходит, — слово за Мариной. — Завтра она должна была выйти после пятого срока, но вчера, оказалось, у нее прошло очередное заседание. Ей дали еще 13 суток.

У Сергея, говорят бывшие сокамерники, адвоката нет. В шестой раз ему тоже присудили 13 суток. В итоге с момента первого задержания пара в общей сложности должна провести за решеткой 84 дня.