Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  2. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  3. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  4. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  5. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  6. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  7. Беларусские лесхозы ищут работников. Какие зарплаты предлагают
  8. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  9. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  10. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  11. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  12. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  13. Иран начал атаку на Израиль десятками беспилотников, системы ЦАХАЛ приведены в боевую готовность
  14. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата


В Литве живет около 49 тысяч белорусов. Многие из них — айтишники, которые переехали в соседнюю страну за последние два года. Devby.io спросил у экспатов о жизни в Литве, работе в литовских офисах и отношении местных жителей к белорусам.

Вильнюс, Литва. Фото: «Зеркало»

— Нармальна тут. Меней рускамоўнага асяроддзя [чым у Вільні], людзі добрыя і мілыя. Перажываюць за свой горад.

В конце 2021 года переехать в Литву было несложно — тем более у компании Александра был офис в Вильнюсе.

— Літва прапаноўвала даволі хуткае афармленне блюкард (Blue Card, paзpeшeниe нa пpoживaниe и paбoтy в ЕС высокообразованного мигранта. — Прим. ред.), а кампанія дапамагала фінансава і з усімі дакументамі. Кватэру знайшлі праз агента. Тады высокага попыту яшчэ не было. Больш за тое — працу агента аплачваў лэндлорд. Дзеці спачатку (да лета 2022-га) хадзілі ў беларускую анлайн-школу, бо пераязджалі ў сярэдзіне вучэбнага году. Усё ж хацелася захаваць нейкую сувязь з Беларуссю. Была слабая надзея, што «на паўгады і назад». З верасня ўжо пайшлі ў мясцовую школу.

Александр учит литовский язык:

— Бо адчуваю ў гэтым нейкую адказнасць, кшталту я ў Літву прыехаў і мушу валодаць мовай — хаця б на бытавым узроўні. Цяжкавата, але цікава. Калі зазірнуць у глыбіню літоўскай, то можна разгледзець троху беларускай.

Уже два года живет в Вильнюсе Ян, разработчик в игровой компании с белорусскими корнями. Основной причиной переезда в конце 2020 года он называет «события августа».

— Не было никакой уверенности, что они не повторятся.

Переезжали с женой и маленьким ребенком. Квартиру в пригороде Вильнюса нашли быстро. Сначала снимали за 480 евро, через год цена поднялась до 550. Плюс коммунальные, зимой это примерно 150 евро. Ребенок ходит в государственный детский садик, который обходится в 100 евро в месяц (80 евро из которых покрывает пособие на ребенка). Общение в садике на литовском, но воспитатели могут объясниться по-русски.

— Цены в Литве выше, чем в Польше, — говорит Ян. — По ощущениям, на 15−20% в среднем. Но не могу сказать, что Литва сильно дорогая. На основные расходы семьи хватает 1500 евро в месяц (не считая аренды).

Ян признается, что до переезда у него было два предрассудка о Литве: плохое отношение литовцев к русскоговорящим («Это не правило, а скорее исключение») и степень сложности литовского языка.

— Мне Литва нравится, жить тут неплохо.

В Беларусь Ян больше не ездит — «после того, как в Минске посадили самолет Ryanair».

А вот Оксана ездит в Беларусь регулярно — 2−3 раза в год. По ее словам, с проблемами на границе она не сталкивалась.

Оксана живет в Литве уже год и семь месяцев. Работает в маркетинговом отделе ИТ-компании с белорусскими корнями.

— Компания помогала только с оформлением документов. Денежную помощь релокантам начали оказывать только через год после начала войны. Я согласилась на переезд, потому что в Беларуси испытывала сильную тревогу, боялась, что полностью закроют границы.

Круг общения девушки — в основном коллеги-белорусы.

— С местными жителями сталкиваюсь только в магазинах, клиниках. Обычно проблем в общении нет, говорю на русском или английском.

Оксана снимает маленькую квартиру-студию в Вильнюсе за 420 евро.

— Я много путешествую и могу сравнивать. Литва — очень дорогая страна. Знаю, что сейчас цены в Беларуси тоже выросли, но на момент моего переезда был очень высокий контраст в ценах. В Польше сейчас заказываю косметику, витамины, некоторую одежду.

Вот еще несколько историй про аренду жилья в Вильнюсе в 2022 году
  • Платим 850 евро за трешку в старом районе. Ремонт средненький (не бабушатник, но несколько изношенная мебель и бытовая техника). Залог — три месячные аренды (у нас три кота и маленький ребенок). Подобные квартиры сейчас стоят около 600 евро. Скоро близится конец договора — хотим обсудить понижение цены. Хозяева адекватные.
  • В середине 2022 года искали небольшую (примерно 40 кв. м) квартиру в новом доме, с мебелью и ремонтом. Цены за такие квартиры были 650−750 евро. У нас два кота, и половина хозяев, которым я звонил, сразу отказывали. Сняли евродвушку (почти 50 кв. м) с чуть «уставшим», но аккуратным ремонтом за 700 евро (с депозитом на два месяца). Тихий спокойный спальный район. Хозяева показывали, что в прошлые годы за квартплату в самый холодный месяц отдавали не более 100 евро. Но у нас выходило 180 евро регулярно.

Отношения с Литвой, признается Оксана, у нее не сложились.

— Я благодарна Литве за то, что нам разрешили легализоваться по упрощенной системе. Но мне не нравится погода в Вильнюсе, она более серая и холодная, чем в Минске. Мне не нравится язык, и я его не учу и не буду учить — он сложный. Я путешественник, и меня привлечь в Литве просто нечем. Есть море, но холодное. До любой европейской страны долго ехать на машине, а выбор лоукостов очень ограничен. В прошлом году хотела уехать в Португалию, сейчас планы поменялись — рассматриваю Польшу.

Сергея, .Net-разработчика в литовской ИТ-компании, в соседней стране все устраивает:

— Очень здесь нравится. В Вильнюсе почти все местные говорят на русском, много приезжих: белорусов, украинцев, россиян. Много тусовок: настольные игры, волейбол, бадминтон. Да, снимать жилье недешево и дорогие коммунальные платежи (особенно зимой). Но это единственный минус. Планируем много поездок по Европе. На выходные можно легко сгонять в ближайшие города Польши или Латвии.

По душе жизнь в Вильнюсе пришлась и Дарье, которая работает QA в белорусской аутсорс-компании. Она переехала в Литву в мае 2022 года с мужем и тремя котами. Тогда Дарья была на восьмом месяце беременности.

— Компания мужа объявила об уходе из Беларуси, поэтому и решили переезжать. Компания помогла с рабочими визами, мы сделали апостили и переводы документов — и уехали. В Литве тогда были самые высокие цены на жилье, а я на восьмом месяце беременности и с тремя котами. Но повезло — нашли жилье за неделю.

Дарья рожала в государственном роддоме и осталась довольна.

—  Врачи владели либо русским, либо английским языком. Персонал вежливый. Стоимость родов вместе с проживанием (4 дня в семейной палате с мужем) и питанием (для меня одной) — примерно 2300 евро. В стоимость вошли эпидуральная анестезия, индивидуальное ведение родов конкретным врачом и медсестрой (опциональная штука) и обязательные анализы для ребенка.

С тех пор Дарья с семьей обжилась в Вильнюсе. Она отмечает толерантность литовцев.

— На русский и английский местные переходят охотно, попытки говорить по-литовски воспринимают доброжелательно. От случайных людей (болтовня на заправках, в такси, в магазине) слышали негативные отзывы про приезжих украинцев, но не про белорусов. Риелтор говорила, что ни к одному ее клиенту-белорусу никто не имел претензий. Мне было приятно услышать от таксиста, что белорусы вежливые, улыбчивые — он, мол, почти всегда верно угадывает, что везет белоруса, именно по этим признакам.

Несколько раз после переезда Дарья бывала в Беларуси. По ее словам, даже «льготникам» с маленькими детьми приходилось стоять на границе по несколько часов.

— Иногда литовцы удивляются, что мы переехали именно в Литву. Мол, лучше бы в Германию, там страна лучше и богаче. Некоторые удивляются, что мы вообще уехали из Беларуси — там ведь коммуналка копеечная. Слова про то, что в Беларуси небезопасно, кажется, не понял никто из моих собеседников.

Иллюстративное фото Pixabay.com

Литовский офис

В начале 2023 года в Литве проживали почти 49 тысяч белорусов. Это вторая по численности диаспора в стране — после украинской.

Кроме того, белорусы получили наибольшее среди иностранцев количество разрешений на проживание в Литве по рабочим основаниям — 25 556.

Все релоканты, с которыми смог пообщаться devby.io, уже работают в литовских офисах, а не в белорусских компаниях.

— Пасля Беларусі дзіўна бачыць брутта ў кантракце. Адразу бачыш, колькі ты аддаеш падаткаў, — рассказывает программист Александр. — І цікавае назіранне: хутка перастаеш адчуваць сябе «прыехаўшы як бежанец», бо ведаеш, што фінансава ўдзельнічаеш, і аддаеш не 5 капеек.

Наш дырэктар, літовец, вельмі не хацеў, каб літоўскі офіс быў філіялам беларускага, каб там існавалі асобна беларуская і літоўская частка. Зрабіў шмат, каб людзі ў офісе «перамяшаліся» і інтэграваліся, каб офіс быў сапраўды міжнародным.

— Вось мы і зладзілі пару разоў оргію, вось і перамяшаліся, — шутит айтишник.

На самом деле, «перемешаться» литовцам и белорусам помогли совместные ивенты, празднования дней рождений всем офисом, участие во внутриофисных инициативах.

В прошлом году литовские офисы EPAM и Wargaming вошли в тройку главных налогоплательщиков отрасли.

Средняя зарплата айтишника-релоканта в Литве — 4900 евро. Это почти в три раза больше средней зарплаты по стране.

Но реальная айтишная зарплата «чистыми» в Литве может не сильно отличаться от белорусской.

— Літоўскія заробкі базуюцца на літоўскіх рэнжах. Рэнжы, адпаведна, адлюстроўваюць рынак. Пры распрацоўцы рэнжаў улічваюцца попыт/прапановы літоўскага рынка, статыстыка Sodra (Фонда государственного социального страхования. — Прим. dev.by) і статыстыка дзяржаўнай арганізацыі Invest Lithuania. Часта так бывае, што заробак у Літве брутта такі ж ці большы за беларускі, але рэальны — такі ж ці меншы, — говорит Александр.

Согласно анкетированию devby.io, айтишники в Беларуси получают (чистыми) в среднем 2360 долларов, а в Литве — 2830 долларов.

По его словам, Литва — не лучший выбор для джунов.

— Літва даражэйшая за ўсіх суседзяў, відавочна. У Літву едуць даволі кваліфікаваныя кадры. Джуніёру тут жыць будзе складана. Джун паедзе ў Польшчу ці Грузію.

Маркетолог Оксана говорит, что после переезда многим ее коллегам повысили зарплату, чтобы соответствовать минимальным требованиям для Blue Card (сейчас для Литвы это примерно 2700 евро).

— В нашей компании работает несколько литовцев. Основное отличие от нас: они приходят раньше, уходят раньше и не перерабатывают, — рассказывает она.

Программист Ян работает в литовском офисе белорусской игровой компании. По его словам, больших отличий от работы в минском офисе нет:

— Приоритет не на строгом графике от звонка до звонка, а чтобы задачи были сделаны вовремя и качественно. В команде есть литовцы, работать с ними отлично, прекрасно знают английский, многие говорят и по-русски. Благодаря работе с ними я заметно прокачал навыки английского.

В литовской аутсорс-компании, в которой работает программист Сергей, тоже все привычно для белоруса:

— Обычный аутсорс. Работа по желанию в офисе или дома. Компания хоть и литовская, но половина штата — выходцы из Беларуси, Украины или России. Директор, менеджеры русскоязычные. С литовскими коллегами общаемся на английском. Новогодний корпоратив тоже был на английском.

Как война изменила отношение к белорусам?

— Основной причиной роста количества иностранцев, проживающих в Литве, несомненно, является война в Украине, в результате которой в прошлом году и возник поток военных беженцев, — говорила директор литовского департамента миграции Эвелина Гудзинскайте.

В маленькой Литве (население — около 2,8 млн) с начала войны оказались около 73 тысяч беженцев. В конце 2022 года в стране проживало наибольшее количество иностранцев за весь период независимости (более 189 тысяч).

Экспаты говорят, что война и поток миграции отношение литовцев к белорусам почти не изменили.

—  На мой взгляд, отношение к белорусам не поменялось после начала войны, осталось положительным. Общаюсь примерно одинаково и с белорусами, и с литовцами. Дружу с соседями-литовцами, общаемся на русском, — рассказывает программист Ян.

Соглашается с ним и разработчик Александр.

— Да вайны адчувалася маральная падтрымка беларусаў з боку літоўцаў. І, калі шчыра, я не заўважыў, што гэтая падтрымка змянілася на нянавісць. Літоўцы, як кажуць, дарослыя і разумеюць расклады. Беларусы тут, нават ва ўмовах эміграцыі, знаходзілі рэсурсы, маральныя і фінансавыя, для дапамогі Украіне.

Бывае, канешне, адчуваецца стомленасць у літоўцаў, да і ва ўсіх — і ад вайны ў інфаполі і, нават, ад украінцаў тут. Але гэта адзінкавыя выпадкі.

Адчуў нават нейкі цікавы пушбэк. Напрыклад. Калі спрабуеш размаўляць літоўскай, табе кажуць — лупі рускай. І гэта не як «снисхождение», а (як я адчуў) «фак зэ ворд, усе людзі браты». Мілітарысцкая і анцірасійская павестка, якая ідзе ад літоўскага ўраду, атрымлівае нейкі пушбэк ад простага народу. Але ведаю выпадкі і адваротнага — калі, напрыклад, адмаўляліся абслугоўваць не па-літоўску.

Сейчас попасть в Литву из Беларуси непросто. На границе между странами действует режим чрезвычайного положения. Литовское посольство не выдает белорусам большинство типов виз. Эти меры планируют продлить и оформить как отдельный закон.

Читайте также на devby.io:

В кэше, в акциях, в банке: где хранят деньги после переезда

«В комнате 6−8 мест». Как айтишники постоянно живут в коливингах (и отелях)

«После Беларуси ничего не страшно». Как экспаты участвуют в протестах в Грузии