Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Это как пытаться посадить в самолет 5000 человек вместо 100». Медики рассказали о проблемах с подачей кислорода в 6-й больнице Минска
  2. «Это трагедия». Читатели рассказали, как COVID-19 отразился на работе предприятий и учреждений образования
  3. Заметный недобор зерна и проблемы с картошкой. В сельском хозяйстве еще больше упало производство
  4. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  5. Минздрав рассказал, сколько зарегистрировали новых пациентов с коронавирусом и сколько человек умерло
  6. Силовики месяц назад пришли к главному конкуренту госкомпании по таможне и логистике. Что известно об этом
  7. Глава предприятия по производству медкислорода рассказал о 100%-ной загрузке
  8. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  9. Министр здравоохранения: Для коронавирусных больных отдали треть больничных коек в Беларуси
  10. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко
  11. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции
  12. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  13. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»


На выходных по белорусским государственным телеканалам показали сразу несколько сюжетов, посвященных «Рабочаму руху». По версии госСМИ, организация занималась промышленным шпионажем, готовила диверсии на промышленных объектах страны, обсуждала воздействие на чиновников и силовиков. Как подтверждение этих слов были показаны фрагменты видеоконференций. Еще до показа фильмов стало известно о задержании 13 активистов рабочего движения, на этой неделе задержания и обыски продолжились. Мы связались с некоторыми людьми, фигурировавшими в сюжетах телеканалов, чтобы узнать, что за фрагменты показали на госТВ, и что они думают об атаке на «Рабочы рух».

Фото из архива zerkalo.io
Фото из архива zerkalo.io

«КДБ-шнікі проста ўзялі выпадковых публічных людзей»

Один из людей, косвенно фигурирующих в сюжете СТВ — сооснователь «Рабочага руху» Глеб Сандрос: телеканал использовал в сюжете несколько скриншотов с его сообщениями.

«Паказаныя зум-колы — гэта вырваная з кантэксту нарэзка, якая мусіць стварыць у гледача ўражанне, што сапраўды ў Беларусі былі нейкая змова, што людзі хацелі захопліваць будынкі, нешта ўзрываць, — говорит Глеб. — Насамрэч на гэтых стрымах нічога па сутнасці не абмяркоўвалася. „Рабочы рух“ — гэта платформа для аб’яднання людзей, якія бачаць выйсце з сітуаціыі ў агульнанацыянальным страйку. Па сутнасці, гэта чат-бот, з дапамогай якога працоўныя за некалькі клікаў могуць бяспечна для сябе абазначыць гатоўнасць удзельнічаць у страйку, калі гэта будзе патрэбна і калі людзей будзе дастаткова. Мы плануем сабраць 138 тысяч чалавек — гэта неабходная крытычная маса для таго, каб страйк быў удалым (цяпер у чат-боце зарэгістравалася трохі менш за 20 тысяч). Але ніякіх актыўных дзеянняў на прадпрыемствах мы цяпер не прадпрымаем і не плануем, да страйкаў у нейкую канкрэтную дату не заклікаем».

Фото: Racyja.com
Глеб Сандрос. Фото: Racyja.com

По словам Глеба, записи видеоконференций оказались у силовиков от агента КГБ, который был одним из участников созвонов (как утверждают активисты, они сознательно допустили его к обсуждениям). По мнению собеседника, именно раскрытие агента и послужило для ведомства сигналом к началу операции.

«Затрыманыя ўдзельнікі стрымаў ведалі, што за намі сочаць і што па іх рана ці позна прыйдуць. Заставацца ў Беларусі было іх свядомым выбарам, — утверждает Сандрос. — Але вялікая частка з затрыманых КДБ — гэта людзі, якія ўвогуле не маюць ніякага дачынення да „Рабочага руху“, яны не ўдзельнічалі ў абмеркаваннях і нашай працы. Многія проста былі ў свой час актыўнымі ўдзельнікамі страйкмаў на сваіх прадпрыемствах ці спрабавалі арганізаваць незалежныя прафсаюзы. Па такім прынцыпе і пачалі ўсіх „грэбсці“. Па сутнасці, КДБ-шнікі проста ўзялі выпадковых публічных людзей, якія былі працоўнымі актывістамі, і сказалі, што яны ўсе былі членамі „Рабочага руху“ і хацелі нешта дрэннае зрабіць. Пра якія выбухі і дыверсіі ці крадзёж службовай інфармацыі можна размаўляць, калі абсалютная большасць гэтых людзей ужо даўно — год ці амаль год — як звольненыя з прадпрыемстваў? Адзначу яшчэ, што ніхто з арыштаваныхне не быў зарэгістраваны ў боце „Руху“. Дадзеныя ўсіх, хто далучыўся да платформы, знаходзяцца ў шыфраваным выглядзе на серверах па-за межамі Беларусі ў бяспецы».

Наряду с разоблачением «крота» одной из причин, по которой массовые задержания активистов рабочего движения случились именно сейчас, Глеб Сандрос считает объявление лидером «Белорусского объединения рабочих» Сергеем Дылевским «предзабастовочного состояния».

«Мы абмяркоўвалі гэта на адным са стрымаў і палічылі, што прызначаць цяпер страйк на нейкую канкрэтную дату бессэнсоўна, бо людзі ў Беларусі пакуль да гэтага не гатовыя. Яны запалоханыя рэпрэсіямі, баяцца згубіць працу, — считает Глеб. — Але Сяргей з уласнай ініцыятывы абвясціў перадзабастовачны стан — і ўлада мусіла неяк адрэагаваць, напалохаць актывістаў яшчэ больш. Таму атрымалася тое, што атрымалася — невінаватых ні ў чым людзей пасадзілі за краты. Якія тэрміны ім цяпер дадуць — залежыць ужо ад аднаго чалавека. Няважна, прызнаюць яны сваю віну ў нейкай змове ці не. Але я бачу ў сітуацыі і пэўны пазітыў — з гэтых фільмаў для нас цяпер канчаткова ясна, што ўлада панічна баіцца масавых страйкаў».

«Вырвали из контекста фразы из обсуждения вопиющих действий власти»

Еще один фигурировавший в сюжетах активист «Рабочага руху» Юрий Равовой согласен с мнением, что одной из причин атаки на активистов рабочего движения стало заявление о предзабастовочном состоянии.

«Думаю, здесь сошелся ряд факторов, — говорит он. — Во-первых, после разгромов общественных организаций и СМИ просто пришла очередь активистов независимых профсоюзов и активистов с госпредприятий. А тут еще и Сергей Дылевский заявил, что мы находимся в „предзабастовочном состоянии“ — это лично нас очень удивило. Кроме того, в КГБ поняли, что их агент, внедренный к нам, „спалился“, а потому решили быстро действовать».

Скриншот видео: YouTube
Юрий Равовой слева. Скриншот видео: YouTube

Юрий также утверждает, что в «Рабочым руху» знали о том, что в чат внедрен «крот», однако не все участники видеоконференций, бывшие в Беларуси, успели нормально оценить ситуацию и уехать из страны, чтобы не быть задержанными. Один из таких случаев произошел с Александром Капшулем.

«Он выезжал очень поздно, — говорит Юрий. — То, что их агент раскрыт, в КГБ поняли 17 сентября вечером, а Александр начал отъезд только 23 числа. Нам кажется, что он для них очень ценен в плане торга в последующем, потому что это толковый человек, очень много сделавший для независимого профсоюза на „Нафтане“. Его задержали на границе России и Украины — судя по всему, после телефонного звонка от белорусских служб, так как его даже в базах невыездных не было».

Комментируя цитаты ведущих о том, что «Рабочы рух» планировал диверсии на госпредприятиях, Юрий утверждает, что это манипуляция.

«Что касается представления „Рабочага руха“ как чуть ли не террористической организации, то здесь все ровно наоборот: мы видим решение политического кризиса исключительно мирным путем — через забастовку, именно такой путь выбрали белорусы летом прошлого года. Из наших созвонов вырвали фразы, которые звучали иногда на эмоциях после обсуждения каких-то вопиющих действий власти, но вот дальнейшие отрывки, в которых мы друг друга „остужаем“ на БТ не показали. Конечно, у людей накипает, но телевидении не показывает обсуждение о том, как берут в заложники родственников и каким образом давят на людей. Из таких эмоциональных фраз и „склепали“ образ платформы», — говорит Равовой.

То, что большая часть задержанных на прошлой неделе активистов — работники «Гродно Азота», Юрий, работавший на этом предприятии, объясняет просто: если с других заводов в видеоконференциях участвовало по одному-двум людям, то с «Азота» — четверо.

«При этом непонятно, почему задержали того же Валентина Тереневича с завода „Химволокно“, — комментирует активист. — Журавко, Шелест и Погерило были на наших „зумах“, но что собираются „пришить“ Тереневичу — вопрос. Думаю, его взяли под общую гребенку только потому, что у него действительно очень большой авторитет на предприятии: он возглавляет независимый профсоюз на „Химволокне“, которое является филиалом „Азота“, и люди за ним идут. При этом я бы не сказал, что „Азот“ — самое протестное предприятие. В целом можно сказать, что это какой-то „священный рандом“ — задержали многих людей, с которыми у нас не было никаких контактов».

«Не думаю, что силовики вникают в разницу между организациями»

Одной из главных героинь сюжетов телеканалов стала Владислава Чалей — белоруска, живущая в Бостоне. В роликах отдельно акцентировалось, что девушка — выпускница Эдинбургского и Оксфордского университетов, работала в Гарварде.

«То, что эти фильмы — это компиляция вырванных из контекста фактов, хорошо видно как раз на представлении моей биографии, — иронизирует Владислава. — Почему-то в одном ряду с Оксфордом забыли упомянуть, что я четырехкратный стипендиат президентского фонда по поддержке талантливой молодежи, абсолютный победитель республиканской олимпиады по биологии и олимпиады стран СНГ и Балтии, серебряный призер международной олимпиады по биологии и кандидат биологических наук, золотая медалистка музыкальной школы и Лицея БГУ, закончила университет с красным дипломом и так далее. Ну, и мое место жительства, конечно, — еще один повод для инсинуаций. На самом деле, все очень просто: еще с прошлого лета у белорусской диаспоры в Бостоне была личная связь с ребятами с „Гродно Азота“: среди нас был один парень, который там работал. И когда люди с предприятия начали уходить в стачку, мы решили с ними познакомиться и начать поддерживать ушедших в стачку и уволенных за это работников. Надеялись, что другие диаспоры захотят присоединиться к нашей инициативе, чтобы помогать другим предприятиям — так и вышло».

Скриншот видео: YouTube
Владислава Чалей. Скриншот видео: YouTube

В итоге Владислава познакомилась со многими представителями стачечного движения, а после того, как массовые забастовки были подавлены, помогала в создании Объединенного стачкома.

«Несмотря на то, что забастовки в Беларуси фактически были задушены, мы все еще уверены, что ненасильственное сопротивление возможно, — считает активистка. — Однако в условиях террора со стороны властей было ясно, что координироваться по-старому у нас не получится, и мы решили создать анонимную защищенную платформу, на которой люди могут безопасно записываться, чтобы одномоментно начать организованную стачку. Так появился „Рабочы рух“, хотя, наверное, это не очень верное название. Многие думают, что мы консолидируем только работников промышленных предприятий (в телесюжетах одной из претензий ко мне было как раз то, что я никогда в жизни не работала на заводах), хотя на самом деле мы создавали движение вообще для всего работающего населения — не только для заводчан, но и для учителей, врачей, ученых».

Сейчас Владислава, по ее словам, отвечает в «Рабочым руху» за связь с диаспорой. Девушка не считает себя лидером платформы, хоть и участвовала в ее создании.

«Ну и, конечно, никакой я не координатор от спецслужб (американских, — прим. Zerkalo.io), как это выставят на телевидении, — говорит сооснователь „Рабочага руха“. — Это полный бред».

В фрагментах видеоконференций, показанных по госТВ, участники нередко обсуждали санкции и работу по раскрытию способов их обхода. Чалей утверждает, что эта работа никогда не была для платформы основной.

«Дело в том, что во время взаимодействия с сотрудниками предприятий к нам через чат-бот начала стекаться самая разная информация. Мы все знаем, что наши предприятия давно научились жить в условиях санкций, открывают огромное количество подставных фирм, обманывают партнеров, которые покупают продукцию, подставляя себя под репутационные и экономически риски. Поэтому мы решили параллельно заняться еще и работой по выявлению таких действий. Еще к нам поступает информация про нарушения правил техники безопасности, условий труда, урезание зарплат и так далее», — поясняет собеседница.

Основополагающую причину атаки на «Рабочы рух» Владислава видит в том, что власти боятся массового мирного сопротивления с помощью забастовок. По ее мнению, рабочие — это та база, на которой держится вся экономика, и власти опасаются повторения стачек прошлого года.

«Второй аспект — это то, что Сергей Дылевский объявил о „предзабастовочном состоянии“. Я не думаю, что силовики вникают в разницу между „Рабочым рухам“, „Белорусским объединением рабочих“, независимыми профсоюзами и другими организациями — они все гребут под одну гребенку, во всем видят опасность и начали сметать вообще всех людей, до которых дотянулись», — считает активистка.

«Власти боятся и воспринимают рабочее движение очень серьезно»

Кроме самих участников «Рабочага руха» на видео с созвонов засветились и участники Офиса Светланы Тихановской. Одним из спикеров на конференциях была руководитель отдела по внешним связям Александра Логвинова.

Скриншот видео: YouTube
Александра Логвинова. Скриншот видео: YouTube

«Я пропаганду не смотрю и вообще никому не советую, — говорит о сюжетах госТВ представитель Офиса. — Хочу только подчеркнуть, что „Рабочы рух“ — это абсолютно самостоятельная инициатива, которая общается с разными структурами и, разумеется, с Офисом Светланы Тихановской. Часть этих звонков была инициирована мной как человеком, который занимается внешними связями и поддержанием отношений со всеми демократическими инициативами, которые сейчас существуют. Суть нашего общения сводилась к обмену информацией — чтобы мы как Офис понимали ситуацию на предприятиях в Беларуси, готовность людей к забастовке, знали о потребностях рабочих».

В свою очередь «Рабочы рух», по словам Логвиновой, выходил на связь с Офисом как представитель большой части белорусских рабочих. В пример она приводит эпизод с созданием платформы, когда сооснователи обратились в к команде Тихановской с просьбой помочь с ответом, что ждет людей после ухода в забастовку, и предоставить активистам какие-либо гарантии. В ответ экономическая команда Офиса во главе с Алесем Алехновичем разработала программу помощи для тех, кто уйдет в забастовку.

«Что касается обвинений по поводу подготовки диверсий и каких-то других мероприятий запугивания, то могу сказать, что Офис Светланы Тихановской не обсуждает с любыми инициативами или проектами какие-либо нелегальные действия, — говорит Александра Логвинова. — Сам факт давления на „Рабочы рух“ для нас стал очень полезным сигналом: государство бросило силы огромного ведомства, которое вообще-то должно бороться с внешними угрозами, на собственных рабочих. Это показывает, что они очень боятся и воспринимают рабочее движение очень серьезно. И видят потенциал и силу именно за „Рабочым рухам“, так что это такой своеобразный знак признания с их стороны. К счастью, платформа не останавливается, а продолжает свою работу. Мы же по-прежнему убеждены, что забастовка — это сейчас самый эффективный мирный способ протеста. Ужасно, что очередные люди незаслуженно оказались в тюрьме — их можем освободить только мы, добившись мирного разрешения кризиса».