Поддержать команду Zerkalo.io
  1. В МИД Франции прокомментировали отъезд своего посла из Беларуси и рассказали об ответных мерах
  2. Желтый уровень опасности, сильный ветер, дожди и первый снег (мокрый). Все о погоде в среду
  3. Больше 390 тысяч белорусов живут за чертой бедности. В каком регионе их больше всего
  4. У бюджетников падают зарплаты. Чиновники придумали, как их поднять. Но работникам это может не понравиться
  5. «Зачем же вы издеваетесь над людьми?» Помните про обязательный масочный режим и возможные штрафы? Их не будет
  6. Стало известно, где будет работать бывший министр юстиции Олег Слижевский
  7. Неурожай зерна и рост цен в России. В ЕАБР прогнозируют двузначную годовую инфляцию в Беларуси
  8. Каким будет курс доллара в этом и 2022 годах. Прогноз чиновников и экспертов
  9. В Беларуси — новый глава Минюста. Им стал замглавы МВД
  10. Пиневич: ситуация с коронавирусом в Беларуси контролируемая
  11. Минздрав пояснил, почему приостановил оказание плановой медпомощи
  12. Лукашенко ожидает «попытки революции» во время проведения референдума
  13. Чем опасен дельта-вариант и кому не стоит делать прививку? Вопросы и ответы о коронавирусе
  14. Бизнесмен Александр Зайцев покинул исполком федерации футбола. Он считает, что его команду засудили


Героев «Нашай Нівы» склоняют заявлять, что журналисты им платили за интервью и за участие в политических акциях. А в помещение, где располагалась редакция, 15 июля снова приходили силовики.

Фото: архив «Нашай Нівы»
Фото: архив «Нашай Нівы»

Редакция «Нашай Нівы» сообщает, что героев их публикаций склоняют к тому, чтобы те заявили, что получали от журналистов деньги за интервью и участие в акциях.

— Як стала вядома, сілавікі схіляюць герояў публікацый «Нашай Нівы» да таго, каб яны сказалі, што супрацоўнікі плацілі. Мы ўжо бачылі такога кшталту матэрыялы ў дзяржаўнай прэсе і ў тэлеграм-каналах адносна журналісткі «Белсату» Валярыны Куставай. Штосьці падобнае могуць рыхтаваць у адносінах НН, каб прыпісаць затрыманым работнікам тое, чаго яны насамрэч ніколі не рабілі. Гэта абсалютна надуманная нагода, «Наша Ніва» ніколі не плаціла героям публікацый і не вымушала іх займаць тую ці іншую палітычную пазіцыю, выданне не з’яўляецца палітычным гульцом, наша задача — праўдзіва асвятляць падзеі ў краіне і за мяжой, — рассказала Zerkalo.io директор издания Анастасия Ровдо.

Директор издания заявляет, что «Наша Ніва» следует своим принципам.

— Мы ні рубля не плацілі нашым героям. У нас пазіцыя была такая: калі хтосьці з герояў казаў, што яму патрэбныя грошы за інтервью (ёсць такая практыка ў замежных выданнях), мы заўсёды казалі, что тады нам не патрэбны такі герой. Таму ніякіх доказаў такім выпадкам быць не можа. Калі хтосьці кажа адваротнае, то гэта абсалютная хлусня, якая можа быць сказанай толькі пад ціскам. Альбо свядома выказаная чалавекам, але ж я не думаю, што калі нашыя калегі знаходзяцца ў зняволенні, хтосьці з герояў стане хлусіць наконт таго, як і што было, разумеючы, што такім чынам можа пагоршыць стан нашых калег.

Директор «Нашай Нівы» сообщила, что в помещении, где располагалась редакция, 15 июля повторно приходили силовики. Сегодня там провели осмотр.

Напомним, 8 июля органы внутренних дел провели обыск в редакции «Нашай Нівы». Оттуда забрали технику и документы. После этого помещение, где располагалась редакция, было опечатано.

Тогда же, 8 июля, задержали главного редактора «Нашай Нівы» Егора Мартиновича, главного редактора журнала «Наша гісторыя» Андрея Дынько, начальника отдела рекламы и маркетинга Андрея Скурко и главного бухгалтера Ольгу Ракович. Они проходят подозреваемыми по статье по ч. 1 ст. 342 УК (Организация или подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо участие в них). Сейчас они находятся на Окрестина.

При задержании Егора Мартиновича избили, во время допроса к нему в СК приезжала скорая. Сейчас состояние главреда «Нашай Нівы» улучшилось.

— Мы не ведаем, у якім зараз стане Вольга Раковіч, ведаем толькі, што ў яе камеры вялікі холад, з-за якога яна не можа спаць. У нас ёсць магчымасць перадаваць за краты інсулін Андрэю Скурко (у него сахарный диабет — Прим. ред.), спадзяемся, што гэтае пытанне будзе вырашацца рэгулярна, бо гэта жыццёва неабходная рэч для яго. Андрэй Дынько таксама, нібыта, нядрэнна сябе адчувае. Але ўсе яны скардзяцца на кепскія ўмовы ўтрымання. Кажуць, што для іх створаныя тыя ж умовы, якія ствараліся і раней для палітзняволеных. Гэта адсутнасць матрасаў, падушак, бялізны, голыя металічныя ложкі, на якіх складана спаць. Таму некаторыя нашыя калегі спяць на падлозе. У камерах Ягора, Андрэя і Андрэя вельмі душна, таму яны мусяць аблівацца, каб не спрэць у невыноснай спёцы.

Правозащитники признали задержанных сотрудников «Нашай Нівы» политзаключенными.