Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  2. Глава МИД Польши — о полном закрытии границы с Беларусью: «Режим может не оставить нам другого выбора»
  3. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  4. Убийства и огромные сроки. Вот что происходит с туристами, которые едут в Северную Корею (похоже, Минск нашел с ней «общие идеалы»)
  5. Аналитики рассказали о возможных проблемах российской группировки в Украине и дали прогноз по контрнаступлению ВСУ
  6. Лукашенко полетел с рабочим визитом в Россию и встретится с Путиным
  7. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  8. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  9. На рынке труда — небывалый дефицит кадров. Что о ситуации говорят чиновники и эксперты
  10. Это раскол? Что происходит в полку Калиновского, где разгорелся конфликт, — поговорили с ГУР и самими калиновцами
  11. Беларус, воюющий в батальоне «Террор»: Самым страшным казалось стать так называемым самоваром — без рук, без ног и без «краника»
  12. «Высадили беларусов, которые везли евро». В чатах по пересечению границы Литвы снова переполох — вот что рассказала «Зеркалу» таможня
  13. Единовременная премия почти 22 тысячи долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  14. С 1 августа повысят «копеечные» пенсии (чтобы прожить на них, нужно сильно постараться)
  15. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  16. Появились изменения по обмену валют


Предприниматель-дальнобойщик из Речицы в начале войны застрял в Украине на собственной фуре. В апреле его эвакуировали, но грузовика стоимостью 140 тысяч евро, на который копил 20 лет, мужчина лишился. В Беларуси он обратился в страховую компанию за компенсацией, но ему отказали, не помог и суд, пишет Sputnik.

Фуры на одном из пунктов пропуска на белорусской границе. Изображение использовано в качестве иллюстрации. Фото: "Зеркало"
Фуры на одном из пунктов пропуска на белорусской границе. Изображение использовано в качестве иллюстрации. Фото: «Зеркало»

Сергей Поплавский 22 февраля 2022 года поехал в очередной рейс в Украину на своей фуре с прицепом. Через два дня началась война. Утром 24 февраля он приехал к границе с Венгрией, но выехать из Украины ему не дали, белорус столкнулся с агрессией и угрозами вооруженных людей. Бросать машину и груз Сергей не хотел, поэтому оставался на пункте пропуска «Чоп», надеясь, что его и фуру выпустят. Спустя 42 дня его вместе с другими белорусскими и российскими дальнобойщиками эвакуировали благодаря спецоперации КГБ, которую хвалил Лукашенко. Но грузовик украинцы вынудили оставить там.

Сергей был уверен, что за тягач и прицеп сможет получить компенсацию: все 42 дня, пока его не выпускали из Украины, он был на связи со страховой компанией. Приехав в Беларусь, он и другие водители подали заявление в милицию о хищении фур, было возбуждено уголовное дело. Затем мужчина обратился в страховую. Но та внезапно отказала в выплате.

В письменном отказе говорилось, что случай не является страховым, так как с 24 февраля 2022 года в Украине введено военное положение и страна является территорией военных действий, а на такой территории страховой договор, согласно его условиям, не действует. Также страховая указала, что мужчина не предоставил официальных документов об изъятии или национализации фуры в Украине.

Сергей с этим не согласен: во-первых, на венгерской границе никаких военных действий нет, и пропуск фур там не останавливался ни на день — не давали выезжать только белорусским и российским грузовикам. Во-вторых, объясняет он, те, кто отнял фуру, никаких документов ему не дали.

После отказа Сергей Поплавский подал иск в суд. Но тот встал на сторону страховой компании. В решении было указано, что для выплаты, согласно страховым правилам, «необходимо предоставление документальных доказательств именно той страны, на территории которой страховой случай произошел».

«Судья у меня спрашивал, почему я, когда меня не выпускали через границу в Венгрию и потом, когда забрали фуру, не пошел в украинскую полицию и не написал заявление о краже. Я ответил, что не мог никуда пойти, потому что это было опасно, даже в белорусском посольстве рекомендовали не уходить за пределы стоянки. Слава богу, что оттуда живой вернулся. Там была угроза жизни нам — русским и белорусским водителям. Такие вопросы выглядели как издевательство», — вспоминает Сергей.

Судья на это сказал, что надо было обратиться в полицию в странах по дороге — в Венгрии, Словакии или Польше. Но, говорит речичанин, это было невозможно, их эвакуировали на автобусах в составе большой группы, остановок нигде не было.

Аргументы Сергея о том, что военные действия происходят в сотнях километров от украинско-венгерской границы, суд также отверг и заявил, что это «манипуляция военно-юридической терминологией», а страховая компания правильно отказала Поплавскому, так как территорией военных действий является вся Украина. Выходит, что даже если бы у Сергея был документ из полиции о краже фуры, у него все равно бы не было шансов получить страховку.

Поплавский сейчас продолжает возить грузы, но на старой фуре, на которой раньше работал его племянник. У мужчины большие долги: одалживать пришлось, чтобы быстрее погасить кредит за ту самую фуру, которую купил в 2019 году за 140 тысяч евро, ведь даже проценты по нему превышали весь нынешний заработок мужчины.

«Это была моя единственная машина и самое дорогое, что я купил за свою жизнь. Я потерял абсолютно все. И я не знаю, как мне быть», — признается предприниматель.

В феврале ему и другим перевозчикам, лишившимся фур, пришло письмо из Министерства транспорта с просьбой предоставить номера машин и прицепов, которые остались на украинской территории. Но на данный момент перевозчики из этих списков не получили никакой новой информации.

Мужчина общается с российскими коллегами-перевозчиками и отмечает, что там все водители и фирмы получили компенсации за отнятые в Украине фуры еще в прошлом году, смогли купить себе новые машины и продолжают работать.

«Их страна о них позаботилась. А в Беларуси такое ощущение, что о нас забыли. По крайней мере, если вопрос и решается где-то наверху, то очень медленно», — говорит Сергей Поплавский.