Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  2. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  3. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  4. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  5. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  6. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  7. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  8. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  9. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  10. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  11. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  12. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  13. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  14. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  15. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  16. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  17. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля


Александра Шакова, Медиазона,

«Минсктранс» заявляет осужденным за участие в протестах иски на большие суммы в качестве компенсации «ущерба»: из-за то, что они блокировали движение и предприятие недополучило прибыль. Иски часто предъявляют незнакомым между собой людям, а суммы не делятся поровну. Это значит, пока «ущерб» не погашен полностью, вопросы могут возникнуть и к тем, кто уже заплатил часть, пишет «Медиазона».

Иллюстрация: Ника Кузнецова / Медиазона
Иллюстрация: Ника Кузнецова / «Медиазона»

«Минсктранс» предъявляет иски тем, кого судят за участие в протестах 2020 года по обвинению в грубом нарушении порядка или массовых беспорядках — по версии следствия, они находились на проезжей части и «умышленно препятствовали движению транспорта».

Бывшую политзаключенной минчанку Татьяну задержали на одном из маршей вместе с мужем. Супруга суд отправил в колонию, саму Татьяну — на «домашнюю химию». Уже после приговора женщину вызвали на заседание, где представитель «Минсктранса» заявил ущерб на сумму около семи тысяч рублей.

«Я стала спрашивать, как так вышло, как я одна могла причинить такой ущерб. Мне повезло, попался адекватный судья, который мои вопросы поддержал. В итоге назначили какое-то пересмотрение. Я на этом заседании уже не была и ничего про это дело не слышала. А потом мне пришло письмо про новый иск, там было больше 10 тысяч рублей на примерно 10 человек».

Татьяна занялась поисками людей из списка сама. В тот момент на ней «висел» большой штраф (2500 рублей) по административной статье — за пикетирование — и в счет этого штрафа высчитывали 50% из ее зарплаты.

Бывший политзаключенный Сергей находился в колонии, когда узнал от жены, что «Минсктранс» предъявил ему иск на сумму почти на 50 тысяч рублей. Как и в случае Татьяны, сумма была заявлена к нескольким незнакомым между собой людям. Суды по искам «Минсктранса» проходили в Заводском, Фрунзенском и Московском районных судах Минска.

— І у нас пачалася блытаніна. Я даведваюся ад жонкі, што мне прыйшоў ліст, што я мушу нешта сплаціць. Жонка паведамляе: пішы ў суд, каб яны напісалі, хто колькі мусісць выплаціць з усіх людзей, што пералічаны ў спісе. Я пішу, суд адказвае, што выйшлі ўжо ўсе тэрміны. Я пішу, што мне ліст пра сплату прыйшоў пазней. Яны бяруць гэта да ўвагі, нешта там пераафармляюць. Пакуль усе гэта цягнецца, прыходзіць інфармацыя аб тым, што людзі адзін з пазоваў ужо сплацілі, — рассказывает он.

«Минсктранс» предъявляет участникам протестов иски на серьезные суммы. Например, минчанина Александра Пашкевича суд обязал выплатить предприятию более 33 тысяч рублей. Эту информацию «Медиазоне» подтвердили знакомые политзаключенного. Пятерым участникам перфоманса с сожжением чучела Лукашенко «Минсктранс» предъявил 15 тысяч рублей.

Сумма иска для блогера Эдуарда Пальчиса составила 575 тысяч рублей. Прокуратура заявила его в интересах не только «Минсктранса», но и еще несколько коммунальных предприятий. Людмиле Волковой, члену партии БСДП, «Минсктранс» предъявил иск на 152 тысячи рублей по 10 эпизодам ее участия в протестных маршах. Иск предприятия в отношении Виктора Фенчука составил более 196 тысяч рублей. В отношении экс-следователя Юрия Сенько — почти 12 тысяч рублей. Минского дизайнера Дмитрия Кубарева суд обязал заплатить более 45 тысяч рублей. И это лишь несколько примеров заявленных «Минсктрансом» исков.

Отдельное производство и непонятные расчеты. Суд

Такие гражданские иски обычно выделяют в отдельное производство, то есть рассматриваются они отдельно от уголовного дела. Так было и в случае бывшего политзаключенного Левон Халатряна, волонтера штаба Виктора Бабарико. Сначала сотрудница «Минсктранса» пришла на заседание, когда его судили по за протесты.

— Она сказала, что предприятие хочет от меня много денег, около 15 тысяч рублей. Она не смогла обосновать эту сумму, ничего пояснить. Судья решил, что иск будет выделен в отдельное гражданское производство, и там уже, мол, сами разбирайтесь. На этом все закончилось. Потом я уже поехал на «химию», и туда начали приходить бумаги. Сумма уменьшилась, иск разделили на несколько человек, с которыми я даже не был знаком, — рассказывает Халатрян.

В случае Халатряна «Минстранс» предъявил иск на сумму шесть тысяч рублей, который разделили, по его словам, на 12 человек.

— Суды по иску «Минсктранса» постоянно переносились из-за того, что в список добавляли новые фамилии. Изначально их было вроде только три или четыре, — рассказывает он.

Ни Левон Халатрян, ни Сергей на суды не попали. По делу Сергея ходила его жена, по делу Левона на одно из заседаний сходил его адвокат.

— В деле был пример расчета, откуда взялась заявленная сумма. Они взяли все маршруты, которые поблизости прилегают и должны ездить в этом промежутке времени, взяли средний поток пассажиров, умножили на цену талончика и посчитали. Это такой абсурд, как будто школьника посадили все это посчитать. Потому что не учтено ничего: ни то, что транспорт субсидируется, ни то, что есть зарплаты водителей, которые не работали в это время, ни амортизацию транспорта, расходы на бензин и электричество. Ничего. Просто вот такой расчет на коленке. На вопросы по всем этим расчетам никто ответа не давал, просто их проигнорировали. Вы виноваты и точка, — рассказывает Халатрян.

При этом в материалах дела Халатряна было указано, что он находился на улице поздно ночью, когда транспорт уже не ходил.

Способ подсчета упущенной выгоды предприятия, описанный Халатряном, подтверждают и документы, которые предоставил «Медиазоне» бывший политзаключенный Александр Добрияник. В материалах его дела содержатся таблицы, в которых указаны номера маршрутов, время простоя, средний пассажиропоток.

Сумма не делится поровну. Выплата

Суммы по искам «Минсктранса», говорит Левон Халатрян, заявляются в порядке субсидиарной ответственности. Это значит, что нельзя просто разделить сумму поровну, выплатить свою часть и считать, что ты больше не имеешь к иску отношения. Пока он не погашен, должниками считаются все те, кому он предъявлен.

Татьяна создала чат, в который собрала всех людей, указанных в иске (кроме тех, кто уже был в колонии), чтобы договориться о выплате денег. Некоторые люди наняли адвокатов.

Среди ответчиков был безработный молодой человек и семьянин, который получал на заводе около 800 рублей. Самой Татьяне тоже было непросто найти две тысячи рублей, которые пришлись на нее и мужа. С выплатой иска ей помогли знакомые, которые жили Польше.

— Нас пугали, что могут забрать имущество, если мы не выплатим. И никому, конечно, не хотелось, чтобы начали что-то высчитывать из зарплаты. Поэтому все обсудили и решили платить. Отказался только один человек, у которого был свой собственный иск на гораздо большую сумму. Некоторые люди морозились сначала, но потом все же заплатили, — рассказывает она.

Похожая ситуация была и у Левона Халатряна. Все нюансы люди обсудили в чате, но когда дошло до оплаты, начались задержки.

— Очень разношерстная публика была в этом иске. Для кого-то не было проблемой погасить всю сумму в этом иске, а для кого-то и 100 долларов внести было трудным, потому что не было чем семью кормить. В итоге большую часть внесли те, кому сильно «горело», те, у кого было арестовано в счет иска имущество, — объясняет он.

Не погасили иск — арестуют имущество

Если не выплатить иск, имущество должников может быть арестовано представителями органов принудительного исполнения. Экс-волонтеру штаба Тихановской Александру Добриянику «Минсктранс» предъявил иск почти на шесть тысяч рублей. В счет этого иска в его арендной квартире арестовали технику, компьютер, мобильные телефоны, пылесос.

— Сейчас все вещи хранятся у моей сестры. Если она что-то с ними сделает, то уже ей может грозить ответственность, — рассказывает он.

По словам Александра, при аресте имущества никто не разбирался, что в арендной квартире принадлежит ему, а что — хозяйке квартиры: «Повезло бабуле, что ее холодильник не арестовали».

После ареста имущества Добриянику пришло письмо о том, во сколько оценили его технику. Он говорит, что ноутбук, который стоил несколько тысяч долларов, оценили в 600 рублей.