Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  2. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  3. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  4. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  5. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  6. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  7. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  8. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  9. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  10. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  11. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  12. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  13. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  14. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  15. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  16. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»


По данным правозащитного центра «Весна», самым распространенным инструментом репрессий в Беларуси является ответственность за оскорбление президента, представителей власти и судей. Чаще всего привлекают за комментарии в интернете. При этом в информационном поле развивается интересная ситуация. Ведущие программ на госканалах нередко обращаются к условной оппозиции не в самой уважительной манере — такую же тактику выбирают и работники госпрессы. Однако о последствиях употребления ими довольно спорных высказываний до сих пор не слышно. Zerkalo.io решило сравнить, как по-разному к такой публичной риторике относятся силовые органы и суды.

Фото носит иллюстративный характер

За слово ***** [мерзавец] обычному гомельчанину — 3 года колонии, Азаренку — ничего

24 июня в Гомельском областном суде состоялось заседание по уголовному делу в отношении Сергея Трещенко. Согласно обвинению, он разместил на своей странице в соцсети ссылку на видео деанона одного из силовиков с комментарием:

«Ребята, снимите деньги со всех счетов этих ****** [мерзавцев], выдайте им ссуды, а деньги перечислите в детские дома, многодетным семьям, малоимущим, всем нуждающимся. Это будет бомба!».

По версии следствия, комментарий носил побудительный характер, подстрекал к дискриминации силовиков, подрывал к ним доверие, оскорблял их честь и достоинство, усиливал нетерпимость, формируя неприязнь, отвращение и ненависть, выраженные в непристойной манере. Сергею Трещенко присудили 3 года колонии.

Теперь давайте посмотрим (на свой страх и риск) видео Григория Азаренка, опубликованное 29 сентября. В нем ведущий канала СТВ высказывался об айтишнике Андрее Зельцере, прямо называя его ******** [подонком] и ****** [мерзавцем]. Последним словом 13 сентября он называл и блогера Антона Мотолько (помимо прочих оскорблений в адрес, в терминологии Азаренка, «змарагоў»).

При этом, насколько известно, никакие санкции за возможное оскорбление или разжигание социальной вражды в отношении ведущего не применялись.

За слово ***** [бранное слово, связанное с сексуальной ориентацией] обычному бобруйчанину — год домашней химии, Азаренку — ничего

3 сентября суд в Бобруйске вынес приговор по уголовному делу Владимира Витковского. Согласно обвинению, в июне прошлого года мужчина в нетрезвом состоянии оставил комментарий «*****» [бранное слово, связанное с сексуальной ориентацией] под фотографией начальника Ганцевичского ГУВД Виталия Кулешова. Мужчине присудили год домашней химии.

А что у госСМИ? Вернемся к уже упомянутому Азаренку. 29 сентября в своей программе он охарактеризовал тем же словом блогера и администратора телеграм-каналов (признанных судом экстремистскими) Степана Путило. Однако и в этом случае о каких-либо санкциях в адрес Григория Азаренка известно не было.

Фото носит иллюстративный характер

Угроза применения насилия. Обычному мужчине — 3 года домашней химии, сотрудникам госСМИ — ничего

24 августа Дмитрия Лекомцева приговорили к трем годам «домашней химии» за смс с угрозами применения насилия в отношении милиционера.

Согласно материалам дела, они были подобного содержания: «Готовься, ***** [мерзавец], время пришло: либо суд, либо уничтожение. И бойся за свою семью и родных. Кому ты угрожал и как относился, так будет и с тобой».

Снова вернемся к Азаренку. Все в той же передаче за 29 сентября он вспоминает о блогере Сергее Беспалове и говорит следующее: «Ты, ***** [мерзавец], не умрешь своей смертью. В любой точке мира не умрешь».

Довольно спорные примеры есть и в других госСМИ. В одной из своих последних колонок Андрей Муковозчик приводит следующий абзац:

«Коль уж по-другому чистить свою страну кто-то не готов, не осознал, не повзрослел, — нужно помочь Беларуси хотя бы этим. Вниманием к интернету. К сослуживцам. К соседям. Доносить так доносить? Да. Потому что — не стрелять же в ответ? Пусть стреляют профессионалы, только надо им целеуказание дать».

Насколько известно из публичных источников, вопросов к риторике ведущего и колумниста у силовиков до сих пор не возникало.

Фото носит иллюстративный характер

200 задержанных за «разжигание вражды» в интернете. Но на ОНТ комментаторов называют «самой отвратительной частью общества» — и никаких последствий

Не будем далеко ходить и вспомним предпоследний громкий случай возбуждения уголовного дела по статье 130 УК РБ (Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни). Это произошло после перестрелки на Якубовского. Сейчас число задержанных якобы за оскорбительные слова в адрес погибшего силовика достигло 200 человек.

Вот что об этом позавчера писал Следственный комитет:

«Нашлись и те, для кого беда стала поводом для „хайпа“. В сети стали появляться комментарии и видеоролики, которые отличались своим цинизмом. Несмотря на неоднократные предупреждения представителей правоохранительных органов о даче жесткой и принципиальной правовой оценки по каждому такому факту, некоторых „комментаторов“ это не остановило, и они, полагаясь на анонимность и мнимую безнаказанность, продолжили свою травлю, оскорбления и унижения в сети Интернет».

А что насчет госСМИ?

Игорь Тур, ведущий телеканала ОНТ, в выпуске программы за 29 сентября, которая вышла после упомянутой перестрелки, рассказал о том, что ранее на него планировалось покушение. Он в том числе охарактеризовал людей, которые оставляли комментарии по этой теме в соцсетях, «самой отвратительной частью общества».

При этом, насколько известно, никаких вопросов по поводу возможного разжигания вражды к Игорю Туру от силовиков не поступало.