Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  2. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  3. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  4. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  5. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  6. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  7. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  8. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  9. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  10. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  11. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  12. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  13. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
Чытаць па-беларуску


В последние годы милиционеры в Беларуси стали особо чувствительными — за оскорбления в их адрес один за другим отправляются за решетку фигуранты политических дел. Но вовсе не каждому, кто оскорбит сотрудника милиции, грозит срок. Нередко все ограничивается «административкой». Мы изучили постановления в банке судебных решений и выяснили, что белорусы оскорбляют милиционеров очень часто — таких дел десятки в месяц, — и почти всегда обходятся штрафом, на этот случай есть даже «стандартный тариф». Но это для обычных нарушителей порядка. А вот если фигурант «политический», все меняется.

Милиционер в суде. Фото: TUT.BY
Милиционер в суде. Фото: TUT.BY

Представим, что вы оскорбили должностное лицо — того же милиционера. Высказали негативную оценку его личности в грубой, неприличной форме, противоречащей общечеловеческой морали, унизили его честь и достоинство, используя нормативную лексику или нецензурные слова, рассчитывая на вызов чувства обиды и унижения (и другие формулировки из судебных дел). В таком случае вам грозит ответственность. Она может быть административной или уголовной. Какая выпадет вам? Казалось бы, по закону это должно зависеть только от того, что именно вы сделали. Но в Беларуси все не совсем так.

Что по закону?

Административная ответственность предусмотрена статьей 24.4 КоАП:

«Оскорбление должностного лица государственного органа (организации) при исполнении им служебных полномочий лицом, не подчиненным ему по службе, — влечет наложение штрафа в размере от 20 до 30 базовых величин».

Это первая часть статьи. Здесь важны два момента: оскорбление должно быть совершено непосредственно, при личном контакте, и в тот момент, когда должностное лицо находится при исполнении. Например, нарушитель нецензурно обругал патрульных, которые его задерживают, агрессивный водитель выругался на остановившего его сотрудника ГАИ — все подобные случаи обычно относят к ч. 1 ст. 24.4 КоАП.

Однако в этой статье есть еще и вторая часть:

«Оскорбление должностного лица при исполнении им служебных полномочий, совершенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, распространенной в глобальной компьютерной сети Интернет, иной сети электросвязи общего пользования или выделенной сети электросвязи, — влечет наложение штрафа в размере от 10 до 200 базовых величин, или общественные работы, или административный арест, а на юридическое лицо — наложение штрафа в размере от 30 до 200 базовых величин».

Таким образом, закон позволяет наказать даже за публичное оскорбление чиновника или силовика в интернете, СМИ, по телефону в рамках административной статьи.

Кодексы по уголовному праву. Фото: TUT.BY
Кодексы по уголовному праву. Фото: TUT.BY

За что же грозит уголовная ответственность? Вот статья 369 УК РБ «Оскорбление представителя власти»:

«Оскорбление представителя власти или его близких в связи с выполнением им служебных обязанностей, совершенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет, — наказывается штрафом, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет со штрафом, или лишением свободы на тот же срок со штрафом».

Сложно не заметить, что здесь речь идет о практически тех же действиях, что и в ч. 2 ст. 24.4 КоАП. Основное отличие — по УК оскорбление может быть совершено не только тогда, когда представитель власти находится при исполнении, но и в любой момент, однако должно быть связано именно с его работой.

Кроме того, в УК говорится о «представителе власти», а в КоАП — о «должностном лице». Но это синонимы, понятие должностного лица шире и включает всех представителей власти. Участковый милиционер, например, является и тем, и другим, а начальник отдела на предприятии или главврач — только должностным лицом.

Представители власти — это депутаты всех уровней, члены Совета Республики, а равно государственные служащие, имеющие право в пределах своей компетенции отдавать распоряжения или приказы и принимать решения относительно лиц, не подчиненных им по службе (статья 4 Уголовного кодекса).

Должностные лица — это:

  • представители власти;
  • представители общественности, наделенные полномочиями представителя власти;
  • лица, занимающие должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, либо уполномоченные на совершение юридически значимых действий;
  • должностные лица иностранных государств, международных организаций и так далее.

В остальном же формулировки административной и уголовной статьи одинаковы. А это значит, что фактически за одно и то же действие один человек может получить штраф в 10 базовых, а другой — реальный срок. Трактовка и выбор КоАП или УК зависит не столько от закона, сколько от желания милиции, следствия и суда.

Судья возле зала суда. Фото: TUT.BY
Судья возле зала суда. Фото: TUT.BY

Мы убедились в этом, изучив административные и уголовные дела. Фактически за одни и те же действия люди «вне политики» получают штрафы, а вот если вы имели неосторожность «засветиться» как противник властей, то вам грозит «уголовка».

Вот как это выглядит на практике.

Выпили, не сдержались

В банке судебных решений мы обнаружили множество постановлений по статье 24.4 КоАП за оскорбление должностного лица. С начала марта 2023 года суды по всей Беларуси вынесли уже 117 таких решений — и это только за два с половиной месяца, до середины мая, потому что более поздние протоколы пока не опубликованы.

Из 117 дел лишь шесть не связаны с силовыми и правоохранительными структурами (потерпевшие по ним — врачи, чиновники, контролеры транспорта). А конкретно оскорбления милиционеров касаются 107 случаев.

За что наказывают белорусские суды по статье 24.4 КоАП? Чаще всего это ситуации, когда нарушитель порядка вступает в прямой конфликт с милицией. Например, патрульные поймали кого-то за распитием алкоголя в общественном месте, начали административный процесс, а человек выругался на них матом. Нередко милиционеров оскорбляют в служебных авто по дороге в РОВД или даже в самом отделении. Еще чаще оскорбляют патрульных, когда те приезжают разбираться на вызов, или участковых, когда приходят проверять заядлых нарушителей. Бывает, достается сотрудникам ГАИ, которые остановили машину, и судебным исполнителям, которые пришли взыскивать долг.

Большая часть тех, кого судят по этой статье, — это нетрезвые и (или) неработающие люди, те, кто ранее уже привлекался к административной ответственности. Но иногда не сдерживаются и «добропорядочные граждане».

Мы перечитали всю сотню с лишним дел — и большинство очень похожи. Вот несколько примеров.

  • Минск, суд прошел 3 мая. Оператор некоего предприятия нетрезвым ехал в автобусе и нарушил порядок. Там же находился замначальника Главного управления собственной безопасности МВД, он потребовал прекратить нарушение. Мужчина его оскорбил. Ему назначили штраф 925 рублей.
  • Орша, суд состоялся 18 апреля. Женщина, лишенная родительских прав, работающая продавщицей и, как обязанное лицо, задержанная за уклонение от работы, в опорном пункте правопорядка оскорбила милиционера. Штраф 740 рублей.
Милиционер идет по коридору. Фото: TUT.BY
Милиционер идет по коридору. Фото: TUT.BY
  • Рогачев, 5 апреля. Горожанка, работающая музыкальным руководителем в детском саду и не привлекавшаяся ранее к ответственности, была задержана днем пьяной и доставлена в больницу на медосвидетельствование. Там она оскорбила двух милиционеров. Штраф 740 рублей.
  • Неработающий житель Гродно оскорбил в своей квартире милиционера, приехавшего по вызову, неприличными словами. Штраф выписали 26 апреля — 740 рублей.
  • Неработающий сельчанин в Столинском районе, задержанный за распитие алкоголя в общественном месте, в служебном авто оскорбил участкового. 10 мая он получил штраф 740 рублей.
  • Гомель, суд прошел 17 апреля. Неработающая местная жительница с высшим образованием была задержана за мелкое хищение и оскорбила милиционера. Штраф 740 рублей.
  • Гродно, суд был 13 апреля. Неработающая женщина вечером была задержана на улице за нанесение легких телесных повреждений, при этом оскорбила оперуполномоченного. Штраф 740 рублей.
  • Пенсионерка в Климовичах возмутилась тем, как рабочие грейдировали дорогу возле ее дома, и высказала оскорбление в адрес женщины — инспектора ГАИ. Суд был 29 марта, штраф составил 740 рублей.
  • Большие штрафы давали в поселке Октябрьском в конце апреля — начале мая. Один нетрезвый мужчина, задержанный и привезенный на медосвидетельствование, оскорбил милиционера в больнице и получил штраф 925 рублей. Второй оскорбил сотрудника РОВД, когда его, задержанного за распитие алкоголя, везли в милицию в служебном авто, — штраф 1110 рублей.

Во всех этих случаях постановления были вынесены по части первой ст. 24.4. И к ней относится абсолютное большинство дел. Часть вторая встретилась лишь в трех случаях за весну, а за весь 2022 год по ней опубликовано 11 судебных решений.

Практически во всех случаях нарушителей по ч. 1 ст. 24.4 КоАП наказывают штрафом. Самая частая «ставка» — 20 базовых величин, сегодня это 740 рублей. Это минимальный размер штрафа по данной части. Изредка взыскание бывает больше — до 1110 рублей.

Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: Генпрокуратура
Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: Генпрокуратура

В исключительных случаях судьи могут назначить штраф ниже низшего предела по статье. Так было 16 марта в Дрибинском районе. Судили женщину, которая у себя дома оскорбила участкового, когда тот пришел разбираться по ее вызову о краже банковской карточки. «Не сдержалась», — объяснила она. Суд принял во внимание, что единственный доход женщины — пенсия 460 рублей, у нее много заболеваний, она признала вину и раньше не привлекалась к ответственности. Ей дали штраф «всего» в три базовых — 111 рублей.

Обидные звонки

Однако есть здесь еще одна категория дел — это звонки в милицию, в основном на линию 102, с оскорблениями в адрес дежурных, принимающих звонок, либо других милиционеров. С начала марта мы нашли 23 постановления по таким делам, которые были квалифицированы по ч. 1 ст. 24.4 КоАП. Почти во всех случаях штрафы составили также 740 рублей, но были и больше.

И вот здесь у милиции и судов начинается сплошная путаница. В некоторых случаях — три за весну, а за прошлый год семь — такие звонки квалифицировали по второй части статьи 24.4 КоАП. Что вполне логично, ведь именно в ней говорится об оскорблении с использованием «глобальной компьютерной сети Интернет, иной сети электросвязи общего пользования или выделенной сети электросвязи» — то есть телефона. И штрафы по части второй давали обычно меньше — по 10−15 базовых величин. В то же время эти дела ничем не отличались от тех, что были отнесены к первой части статьи. При изучении судебных решений складывается впечатление, что выбор первой или второй части — чистая случайность.

Милиционеры в коридоре суда. Фото: TUT.BY
Милиционеры в коридоре суда. Фото: TUT.BY

Вот несколько «обидных звонков», которые квалифицировали по первой части ст. 24.4 КоАП.

  • Житель Витебска, не привлекавшийся к ответственности ранее, позвонил в милицию и в разговоре с начальником смены оскорбил его, вину признал. 5 апреля назначен штраф 740 рублей.
  • Житель Орши позвонил на 102 и оскорбил дежурного. 12 мая назначен штраф 925 рублей.
  • Житель Чашников дважды позвонил в милицию из дома и при каждом звонке «умышленно нанес оскорбление помощнику дежурного старшему прапорщику милиции, выражался в его адрес оскорбительными словами, используя нецензурную брань и обидные прозвища, на просьбы успокоиться не реагировал, чем оскорбил должностное лицо при исполнении служебных полномочий». Затем позвонил третий раз и оскорбил уже старшего дежурного, и даже «словесно угрожал ему физической расправой». Все это отнесли к ч. 1 ст. 24.4, мужчине 2 марта дали штраф в 30 базовых, или 1110 рублей.

Сравните с делами, квалифицированными по второй части.

  • Житель Лоева, неработающий и ранее привлекавшийся к ответственности, позвонил на линию 102 и оскорбил милиционера. 3 апреля назначен штраф в 10 базовых величин — 370 рублей.
  • Работающая жительница Смолевичей днем из дома, будучи нетрезвой, позвонила на 102 и оскорбила милиционера, 2 марта ей назначили штраф в 12 базовых — 444 рубля.
Женщина с телефоном в руках. Фото МВД, использовано в качестве иллюстрации
Женщина с телефоном в руках. Фото МВД, использовано в качестве иллюстрации

Обидные сообщения

На звонках путаница не заканчивается. Оскорбить можно еще и через смс-сообщения и интернет. Это тоже должны относить к части 2 ст. 24.4 КоАП, но иногда относят и к первой части без всякой закономерности.

  • Гомельчанин в феврале 2022 года прислал смс с оскорблениями главному специалисту отдела идеологии горисполкома. По ч. 2 ст. 24.4 ему присудили арест на пять суток.
  • Брестчанин в январе прошлого года отправил обращение через сайт Генпрокуратуры, в конце которого оскорбил сотрудника Управления собственной безопасности МВД и всех милиционеров (и это сочли оскорблением сотрудника при исполнении). Обращение было спущено в УВД Брестского исполкома тому самому милиционеру, он подал в суд. Брестчанину присудили огромный штраф в 4800 рублей, потому что он уже привлекался по ст. 24.4 КоАП ранее.
  • А вот действия жителя Рогачева отнесли к ч. 1 ст. 24.4. Он прислал голосовые сообщения на телефон замглавы райисполкома, в которых оскорбил его самого, а также главу отдела идеологии и главного редактора районной газеты. Ему дали штраф в 925 рублей.
Милиционер в коридоре суда. Фото: TUT.BY
Милиционер в коридоре суда. Фото: TUT.BY

Более того, под статью 24.4 КоАП иногда относят даже публичные оскорбления в интернете — впрочем, это как раз соответствует ее формулировке.

  • Житель Ушачей ночью разместил в публичном Viber-чате оскорбительное сообщение об инспекторе ДПС. Это отнесли к ч. 2 ст. 24.4, мужчине дали штраф в 320 рублей (дело было в декабре 2022 года).
  • Житель Кобрина, учащийся колледжа, в октябре прошлого года ночью нетрезвый на своей странице во «ВКонтакте» опубликовал публичную историю, в которой оскорбил начальника отделения по наркоконтролю РОВД. Парню дали штраф в 640 рублей (тогда это было 20 базовых).

Таким образом, мы видим, что милиция оформляет протоколы по статье 24.4 КоАП, выбирая ее первую или вторую часть произвольно, даже когда суть правонарушения противоречит пункту статьи. Четких правил по этому вопросу нет, в практике — сплошной разнобой. Но судам это никак не мешает вынести обвинительное решение.

Опасные преступники

Но если одним за такие действия достается административная статья, то другим за те же самые поступки грозит уголовная ответственность. Определяющим фактором становится наличие у дела «политического» оттенка.

Статуэтка слепой богини правосудия Фемиды. Фото: TUT.BY
Статуэтка слепой богини правосудия Фемиды. Фото: TUT.BY

Именно по статье 369 УК «Оскорбление представителя власти» (как мы отмечали выше, она почти идентична ч. 2 ст. 24.4 КоАП) очень многие белорусы осуждены за комментарии в интернете. Людей держат за решеткой в СИЗО, потом кого-то отправляют в колонию, кого-то на «химию» или «домашнюю химию». Это обязательно сопровождается штрафом, как правило, очень большим — несколько тысяч рублей. В лучшем случае грозит трехмесячный арест или только штраф. Иногда приходится еще и выплачивать компенсацию морального ущерба оскорбленным.

Правозащитный центр «Весна» ведет список осужденных по «политическим» уголовным делам. В нем сейчас более 3200 записей. Из них по статье 369 УК осуждены 762 человека. У части эта статья единственная в обвинении, у других — одна из нескольких.

Лишь в двух случаях судьи ограничились штрафами — по несколько тысяч рублей. 280 человек получили «домашнюю химию» — чаще всего те, у кого был лишь один пункт обвинения. Еще 186 получили «химию» с направлением в исправительное учреждение. Два человека были отправлены на принудительное психиатрическое лечение, семеро получили арест, в основном на три месяца.

В колонию за оскорбление представителей власти попали 255 человек. В основном колония выпала тем, кого судили по нескольким статьям. Но много там и тех, у кого статья 369 — единственная.

Обвиняемый в камере в зале суда. Фото: TUT.BY
Обвиняемый в камере в зале суда. Фото: TUT.BY

Так, в Могилеве Александра Гавриленко осудили за три комментария по «делу Зельцера» по ст. 369 на 2 года лишения свободы и штраф в 100 базовых величин. По такому же делу такой же срок и штраф получили Олег Корзун из Пинска, Иван Кузюр из Бреста. Александра Селицкого из Докшиц за один комментарий про милиционера осудили на 2 года и 3 месяца колонии. Виктору Хлебцу из Белоозерска, несмотря на инвалидность и диабет, по «делу Зельцера» дали 1,5 года колонии.

Но даже если человека приговорили к наказанию, не связанному с лишением свободы, это ничего не гарантирует. Нередко после суда прокуратура оспаривает приговор как «необоснованно мягкий» и добивается того, что людей лишают свободы. Например, житель Глубокого дважды, с большой паузой, оскорбил милиционеров в интернете. Ему дали 2 года «домашней химии» со штрафом. Но прокуратура оспорила приговор, и наказание изменили на 2 года колонии. В банке судебных решений немало итогов таких оспариваний, и суд обычно соглашается ужесточить наказание.

Таксист Дмитрий Иванов из Петрикова, который за протесты несколько раз получал штрафы и «сутки», оскорбил в комментариях одного милиционера, за что был задержан в сентябре 2022 года. Мужчина признал вину, извинился перед потерпевшим, выплатил ему 1000 рублей компенсации. Суд дал Дмитрию 1,5 года «домашней химии», и его освободили из-под стражи: как раз в тот день у него родился сын. Но прокуратура обжаловала решение, и Дмитрию изменили приговор на 1,5 года колонии со штрафом в 100 базовых величин. Этой весной он уехал отбывать наказание.

Обвиняемый в камере в зале суда. Фото: TUT.BY
Обвиняемый в камере в зале суда. Фото: TUT.BY

Но и итоговый приговор суда не является окончательным. Часто осужденным «химию» уже во время отбывания наказания за якобы нарушения режима заменяют остаток срока на лишение свободы.

Например, Сергей Баньков из Могилева летом 2021 года был осужден по ст. 369 за оскорбление милиционера в комментарии в «Одноклассниках» на 3 года «химии». Но уже во время отбывания, в конце 2022-го, ему изменили наказание на лишение свободы и отправили в колонию.

Так было и с Олегом Грудиновым. За комментарии ему дали 1,5 года «химии» по ст. 369, а потом остаток наказания заменили на колонию. Марину Колоскову за оскорбление в комментариях милиционера из Ганцевичей приговорили к 1,5 года «химии», но потом заменили наказание на 7 месяцев лишения свободы. Ивану Киве из Могилева: дали 2 года «химии», а затем отправили в колонию. Такая же ситуация была у блогера Дмитрия Тимофеева из Барановичей, у Владимира Сушко из Жлобина, Алексея Федоркевича из Солигорска, Александра Игнатовича из Минска, Артема Шелегина из Осиповичей. Многие из них уже отбыли наказание и вышли на свободу. А вот Александр Семенов из Витебска, которому 2,5 года «химии» спустя год заменили на колонию, еще за решеткой.

Во всех этих случаях статья 369 была единственной в обвинении, и «преступление» подсудимых заключалось в оскорбительных комментариях в интернете.

Как мы показали в примерах выше, такие действия вполне можно квалифицировать не по уголовной, а по административной статье, и белорусская милиция нередко этим ограничивается. Но когда речь заходит о «политических» делах, людей судят по «уголовке» и отправляют за решетку.

«Отпустите, п***ры!»

Более того, под статью 369 УК при желании можно подвести даже не интернет-оскорбление, а самое обычное, брошенное в лицо. Яркий и абсурдный пример здесь — дело Дмитрия Левковича из Петрикова. Он оскорбил милиционеров непосредственно при исполнении — когда те его задерживали. Но вместо «административки» Дмитрия осудили по уголовной статье 369.

Милиционеры выводят мужчину из автозака. Фото: TUT.BY, использовано в качестве иллюстрации
Милиционеры выводят мужчину из автозака. Фото: TUT.BY, использовано в качестве иллюстрации

В ноябре 2021 года к брату Дмитрия пришли с обыском силовики. Он приехал во двор брата и стал снимать происходящее на камеру, требовал от милиции объяснений. Те применили к мужчине силу, распылили перцовый газ, повалили его на землю, а когда он пытался поднять голову с земли, один из милиционеров бил по голове ногой, а еще достал пистолет и угрожал собравшимся родственникам. Все это попало на видео, которое потом было размещено на YouTube-канале Дмитрия. Мужчину увезли в больницу с сотрясением мозга и множеством гематом, но как только он немного пришел в себя, забрали на 15 суток в ИВС за неподчинение.

Во время этого жесткого задержания Дмитрий выкрикнул: «Отпустите, п***ры!» Как сам мужчина рассказал в YouTube, после того как он подал заявление на двух милиционеров о нанесении тяжких телесных повреждений, они написали на него заявление об оскорблении. Против Дмитрия было заведено уголовное дело по ст. 369 УК.

Левковича осудили на 2 года «домашней химии». Более того, вскоре на Дмитрия завели второе дело по той же статье и теперь уже дали 1,5 года колонии.

А ведь банк судебных решений полон постановлений типа «оскорбил милиционеров при задержании» со штрафом по стандартной ставке в 740 рублей — мы приводили примеры выше. Чем от этого отличается поступок Левковича? Ничем, кроме того, что он попытался привлечь милицию к ответственности за чрезмерное применение силы — то есть пошел против власти.