Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  2. Тело Алексея Навального отдали матери
  3. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  4. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  5. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  6. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  7. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  8. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  9. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  10. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  11. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  12. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  13. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  14. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  15. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  16. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
Чытаць па-беларуску


Белорусов продолжают вызывать в силовые структуры по поводу донатов в «протестные фонды». Однако, как мы выяснили, практика «возмещения ущерба» за донаты расширяется. К беседам подключается и КГК, а погасивших урон даже увольняют. Поговорили с теми, кто ходил на такие разговоры, и узнали, что было потом.

Здание КГБ в Минске. Фото: TUT.BY
Здание КГБ в Минске. Фото: TUT.BY

Имена собеседников изменены, их данные есть в редакции.

«Уволили с работы через пару дней после визита в КГБ»

Егор попал в КГБ в феврале текущего года. Он работает в государственной организации в одном из областных центров. Силовики пришли к нему на работу и увезли на допрос в областное отделение КГБ.

 — По дороге «пугали уголовным делом», — говорит собеседник. — В отделении они проверили телефон (смотрели Facebook, другие мессенджеры) и предложили «возместить ущерб» за донат денежным переводом в один из детских домов. Через пару дней после посещения КГБ пришел приказ сверху, и меня настоятельно попросили уволиться через несколько дней. После этого я уехал из Беларуси.

Похожая история случилась с Александром — тоже в феврале. Он работал на «крупном и известном» государственном предприятии в областном центре. В отделении КГБ силовики тщательно проверили телефон, изучили фото и мессенджеры. Проверку телефона снимали на камеру и составили протокол осмотра. Также ему предложили написать явку с повинной, что он и сделал.

— В КГБ дали образец, с него и писал. Я такой-то, такого-то числа сделал перевод с такого-то карт-счета в адрес BYSOL (кажется, реквизиты даже указывал из своего Facebook). Была приписка «организация в последующем признана экстремистской». Обязуюсь кратно возместить ущерб в виде благотворительного взноса. Никаких раскаяний и извинений писать не просили, — рассказывает мужчина. — Обратил внимание: в здании областного управления КГБ в коридорах и на лестнице встречал молоденьких пацанов-сотрудников лет 30−35 максимум. Спрашиваю: где ж ваши матерые седовласые полковники? Ответили: «Ну, у нас же тоже ротация кадров и все такое».

Чтобы расплатиться за донат, надо было перевести деньги в одно из «государственных заведений». Сумма оказалось внушительной — более 1500 долларов в эквиваленте.

— Семейный бюджет похудел серьезно, — вздыхает Александр.

В КГБ из-за донатов попал и начальник Александра — его заставили заплатить еще бòльшую сумму. В скором времени после посещения КГБ Александра, как и его начальника, уволили с госпредприятия. Недавно мужчину вызвали в городскую прокуратуру «на профилактическую беседу». По поводу чего, неизвестно. Беседа еще предстоит.

В феврале в одном из районных центров сотрудники КГБ пришли на работу к отцу нашего читателя Сергея. Тоже в бюджетную организацию. Сергей прописан в родном городе, но живет в Минске.

 — Сотрудники КГБ полуугрозами требовали у отца, чтобы я явился к ним на беседу, — говорит мужчина и добавляет, что с ним самим никто из силовиков так и не связался. А на беседу он не пошел.

«Задержали на границе с Россией и заставили заплатить»

В мае Андрей возвращался в Беларусь из России. По его словам, он не был готов к проверкам на границе, поэтому телефон не почистил.

 — Пограничники забрали мой паспорт и передали его двум мужчинам в штатском. Они отвезли меня в приграничный город на машине ГАИ. Там и состоялся разговор с сотрудниками КГБ, — вспоминает мужчина.

Выяснилось, что он оказался в списках донативших в BYSOL, которые были у силовиков. Компенсировать предложили в один из районных детских домов:

 — Перевод (более тысячи рублей) я сделал, когда вернулся в свой город. Обязательное условие — надо было занести квитанцию о переводе в местное отделение КГБ.

Во время разговора в РУВД сотрудник КГБ проверил телефон Андрея. В Telegram нашел подписки на заблокированные в Беларуси медиа-ресурсы, но, по словам нашего собеседника, это силовика не заинтересовало. Зато, как потом заметил Андрей, в его аккаунте появился сеанс с неизвестного устройства.

Теперь донатами занимается не только КГБ, но и КГК

Два читателя «Зеркала» побывали на беседах насчет донатов — только не в КГБ, а в КГК. Один из таких случаев произошел в мае в областном центре с Владимиром. Его вызывали в местное отделение КГК три раза, чтобы найти доказательства доната. Владимир говорит, что не переводил никаких денег. Но в Госконтроле утверждали: его фамилия якобы засветилась в одном из списков. На первой встрече сотрудники КГК проверяли платежи в Facebook на телефоне мужчины — и ничего не нашли.

— На вторую встречу попросили принести распечатки с банковских счетов за август 2020 года. На третью — снова распечатки со счетов, но за более обширный период. Ничего не нашли и очень этому удивлялись, — говорит Владимир. На этом все и закончилось.

Второй читатель — Антон — этой весной побывал в отделении Департамента финансовых расследований КГК в Минске. И тоже из-за донатов.

— Там говорили, мол, отправлять вас в тюрьму никто не хочет, но вы должны понимать, что этим вопросом занимаются и найдут всех, — пересказывает парень слова силовиков.

Во время разговора сотрудники ДФР упомянули, что в их отдел пришел список из 200 человек, которые делали донаты. Их всех вызвали на допрос.

Телефон Антона в ДФР тоже проверили: смотрели Telegram, Instagram, поисковые запросы в браузере, фото. В Facebook нашли информацию о переводе денег.

— Дали подписать явку с повинной, «мол, после этого уголовное дело будет закрыто». Предложили перевести деньги в государственный медицинский центр (в сто раз больше, чем небольшая сумма доната), — объясняет собеседник. — Я поинтересовался, что будет, если не заплачу. «Будет уголовка или тюрьма», — ответили мне.

После посещения ДФР Антону пришло письмо из Следственного комитета. В нем говорилось об отказе возбуждать уголовное дело по ст. 361−2 УК (Финансирование экстремистской деятельности).

Причину отказа обосновали со ссылкой на примечание по ст. 361−2, в которой говорится, что «лицо, совершившее финансирование экстремистской деятельности, освобождается от уголовной ответственности по настоящей статье, если оно своевременно заявило о содеянном и (или) иным образом способствовало предотвращению или выявлению этого преступления».

Комитет госконтроля. Фото: TUT.BY
Комитет госконтроля. Фото: TUT.BY

Куда заставляли платить компенсацию?

Наши читатели называли несколько учреждений, в которые от них требовали перевода денег. Это:

  • РНПЦ онкологии и медицинской реабилитации;
  • Минский городской центр медицинской реабилитации детей с психоневрологическом заболеваниями;
  • Весновский дом-интернат для детей-инвалидов (и подобные дома-интернаты в других городах);
  • Богушевский дом-интернат для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития.

Когда и как в Беларуси стали преследовать за донаты

В январе 2023 года стало известно, что в белорусские IT-компании начали приходить списки людей, которые донатили в фонды BYSOL и ByHelp в 2020-м. Людей из списка (и не только айтишников) приглашали на допрос в КГБ, где предлагали компенсировать донат в «протестный» фонд (часто в десятикратном размере).

Компенсация направлялась в один из государственных детских домов или медицинских центров. За компенсацию обещали выдать решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Но при этом документы о заведенном уголовном деле людям не показывали.

Точной цифры тех, кто может быть в списках силовиков, нет. По словам сооснователя BYSOL Андрея Стрижака, силовики называли цифру в 5000 человек, но с 2020-го в фонд перечисляли деньги более 100 тысяч человек.

Позже выяснялось, как силовики вычисляют людей, которые донатили в фонды. Большинство таких донатов в 2020 году совершалось через Facebook. Силовики получили через белорусские банки списки тех, кто перечислял деньги с белорусских карточек. То есть они знают о факте платежа в сторону соцсети, но не о том, куда именно пошли деньги. Чтобы это выяснить, силовики проверяют приложение Facebook на телефонах во время допросов.

Проблема в том, что удалить информацию о платеже из своего аккаунта в Facebook сложно (радикальный вариант — удалить аккаунт полностью). Однако по крайней мере одному белорусу это удалось. Для этого он отправил несколько запросов в службу поддержки Meta и объяснил ситуацию. О том, что идут переговоры по поводу того, чтобы скрывать информацию о донатах, «Зеркалу» в марте говорил и сооснователь BYSOL Андрей Стрижак.