Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  2. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  3. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  4. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  5. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  6. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  7. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  8. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  9. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  10. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  11. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня


Белорусские суды теперь смогут судить и мертвых, если дело касается геноцида, военных преступлений и еще ряда статей. Это предусмотрено проектом закона «Об изменении Уголовно-процессуального кодекса», который Совмин внес на рассмотрение Палаты представителей на прошлой неделе.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Ключевой пункт проекта — корректировка статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса. Благодаря этому белорусские органы получат право возбуждать в отношении умерших уголовные дела по преступлениям, перечисленным в статье 85 Уголовного кодекса. А это:

  • подготовка либо ведение агрессивной войны (статья 122);
  • акт международного терроризма (статья 126);
  • геноцид (статья 127);
  • преступления против безопасности человечества (статья 128);
  • производство, накопление либо распространение запрещенных средств ведения войны (статья 129);
  • экоцид (статья 131);
  • применение оружия массового поражения (статья 134);
  • нарушение законов и обычаев войны (статья 135);
  • преступные нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов (статья 136);
  • бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта (статья 137).

Эти статьи и раньше были без срока давности, но осудить по ним можно было только живых, теперь же — и мертвецов.

Умершим обвиняемым по таким делам будет предоставляться адвокат. Отказаться от его услуг будет нельзя (даже если этого захотят родственники обвиняемого, признанные его представителями).

Орган, ведущий уголовный процесс, должен будет принять меры для розыска близких родственников мертвого обвиняемого, чтобы они могли стать его представителями. Они могут войти в процесс вплоть до окончания судебного следствия. Но если представители не найдутся, суду это не помешает.

Законопроект сейчас готовится к первому чтению в парламенте. После принятия и подписания Лукашенко он вступит в силу через десять дней.

Такое новшество понадобилось в свете дела о геноциде белорусского народа в годы Второй мировой войны, которое расследуется Генпрокуратурой уже больше двух лет и которому власти уделяют очень много внимания. Теперь можно будет вынести приговоры офицерам Вермахта и СС или их пособникам. Можно представить, как много эфирного времени гостелеканалов будет посвящено этим процессам. Генпрокурор Андрей Швед ранее анонсировал начало таких судов над мертвыми в конце 2023 года.

Впрочем, планируемые изменения в УПК никак не ограничивают срок давности смерти обвиняемых по таким делам. А это значит, что у следственных органов появится возможность пойти и дальше: можно, например, найти виновных в голоде в Беларуси в 1932–1934 годах или провести суды по факту разорения белорусских земель, сожжения городов русскими, шведами и казаками во время войн и набегов в XVI—XVIII веках.