Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  2. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  3. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  4. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  5. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  6. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  7. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  8. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  9. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»


Утром 24 июня журналисты «Зеркала» пытались дозвониться в посольство Беларуси в Москве и консульство в Ростове — ни по одному из номеров, даже тому, что указан для экстренной связи, сотрудники не отвечали. Позже дипведомство через госагентство БЕЛТА обратилось к белорусам, живущим в РФ, и дало контакты для связи. Мы позвонили и по ним — вот что отвечают гражданам.

Бойцы частной военной компании "Вагнер" стоят в карауле на улице возле штаба Южного военного округа в городе Ростов-на-Дону, Россия, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters
Бойцы ЧВК Вагнер возле штаба Южного военного округа в Ростове-на-Дону, Россия, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters

«Пользоваться исключительно официальными источниками информации»

С 10.40 «Зеркало» пыталось дозвониться в консульство Беларуси в Ростове-на-Дону, а также в посольство нашей страны в Москве. За 20 минут звонков в обоих местах так и не подняли трубку.

По номеру телефона, который на сайте посольства Беларуси указан как консульская помощь в экстремальных ситуациях, работал автоответчик. Позвонившим предлагали выбрать тему: готовность паспортов, выход из гражданства, получение визы и связь со службой поддержки — пункта о помощи при чрезвычайных ситуациях нет. Операторы службы поддержки так и не ответили на звонки.

В 11.35 на сайте госагентства БЕЛТА появилась информация от посольства — там призвали белорусов, которые живут в регионах, где сейчас находятся бойцы ЧВК Вагнера, и в России в целом соблюдать спокойствие, «не поддаваться на информационные вбросы и пользоваться исключительно официальными источниками информации». На «случай необходимости» дали контакты белорусских дипломатов:

  • Денис Тимохин, руководитель отделения посольства Беларуси в Ростове: +7 918 558 01 81;
  • дежурный посольства Беларуси в России: +7 495 777 66 44.

«Нам никто пока ничего не сообщал — значит, ничего не началось»

Журналистка «Зеркала» позвонила по этим номерам как белоруска, которая живет в России с семьей. Вот что ответили:

— Знаете, пока все происходит в штатном режиме. Вот у нас посольство Республики Беларусь работает в штатном режиме. На данный момент я вам ничего не могу сказать, ответить на какой-то вопрос. Пока у нас каких-то заявлений не было, все спокойно здесь, — ответил дежурный в посольстве Беларуси.

— Ну, у вас там в Москве, может, и спокойно. А у нас на улицах танки, БТРы. Нам очень страшно.

— (пауза) Вы знаете, может, попробуйте в течение дня набирать — может, какой-то информацией мы уже будем владеть. С периодичностью в полчаса-час набирайте. Может, чем-то будем владеть, инструктировать, сообщать что-то. Но на данный момент я вам сказать ничего особого не смогу.

— Рекомендаций никаких нет? Может, нам эвакуироваться надо или уезжать в другие области?

— Я вас понимаю, но на данный момент мое руководство мне чего-то такого не доводило, чтобы я как-то людей инструктировал. Вы набирайте, если что-то будем знать, владеть обстановкой, будем сообщать, конечно же.

— Понимаете, мы тут на улицу смотрим, что там происходит. Пишут, что гражданская война уже начинается в России, а вы говорите звонить.

— Я понимаю. Но пока, вы сами понимаете, что если что-то начнется, нам сразу же сообщат. Нам никто пока ничего не сообщал — значит, ничего не началось. Пока я вас попрошу соблюдать спокойствие — ничего больше сказать не могу.

— А если что-то начнется, людям скажут? Не будут молчать?

— Конечно! Пока все спокойно. Вы пробуйте, может, через час набирайте — вам будут отвечать на ваши звонки.

«Вы настолько не верите российским властям?»

Руководитель отделения посольства Беларуси в Ростове Денис Тимохин, которому мы позвонили с теми же вопросами, заявил, что рекомендаций по эвакуации пока нет. По его словам, «ситуация проясняется», если белорусам все же будут рекомендовать выехать из города или страны, информацию об этом должны написать на сайте.

— Что делать вообще? Страшно: танки, БТРы на улицах.

— Ну, страшно… Я думаю, что сейчас выехать из Ростова и там где-нибудь в направлении Москвы встать в пробку — это будет еще опаснее, потому что там тоже техника, и пробки, и люди стоят без воды и еды. Если вам спокойнее будет где-то выехать, попробуйте поездом.

— А вы не знаете, будут по городу стрелять?

— Давайте официальные источники слушать, потому что в телеграм-каналах тоже много чего пишут. У меня информации никакой нет — только то, что доводят официально по основным СМИ. От себя, поймите, я не имею права все это комментировать.

— Ясно. Может, нам вещи собрать в убежище?

— В убежище, я думаю, рано. Вещи — если вам спокойнее, пожалуйста, соберите. Если вообще опасаетесь, попробуйте выехать из Ростова куда-то подальше. Это на ваше усмотрение. Официальных рекомендаций покидать Ростов или нет — нет.

— А наше консульство не будет выезжать? Вы остаетесь в городе?

— Я, наоборот, в город возвращаюсь — я сейчас за его пределами.

— Еще прочитала, что начинается гражданская война — это правда?

— Откуда я знаю? Я такого не писал. Я нигде про гражданскую войну не читал — не знаю ничего про это.

— Просто страшно, что что-то начнется, а мы не в курсе, куда бежать, что делать.

— В данной рекомендации следуйте рекомендации российских властей. Если что-то начнется действительно экстренное.

— Предупредят, если вдруг что?

— Вы настолько не верите российским властям? У меня никакой информации нет, кроме того, что я вам сказал, — только из официальных источников.