Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  2. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  3. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  4. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  5. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  6. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  7. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  8. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  9. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  10. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  11. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  12. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  13. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  14. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  15. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  16. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  17. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью


Вечером 23 июня в России начался мятеж. Подразделения ЧВК Вагнера вошли в Ростов-на-Дону, по данным Reuters, также взяли под контроль военные объекты в Воронеже. При этом российские военные практически не мешают действиям наемников. А могут ли они вообще что-либо противопоставить бойцам ЧВК Вагнера и чем они отличаются в реальном бою? «Зеркало» поговорило об этом с белорусским добровольцем Вячеславом Грановским с позывным Мирик, который служит в полку Калиновского на позиции командира минометного расчета и воевал под Бахмутом, в Харьковской и Луганской областях.

Наемник ЧВК Вагнера возле штаба Южного военного округа в Ростове-на-Дону, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters
Наемник ЧВК Вагнера возле штаба Южного военного округа в Ростове-на-Дону, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters

«В ЧВК — страх и уважение перед руководством. В армии РФ — повальное пьянство»

Мирик не сталкивался с противником в контактных боях — белорус рассказывает о том, как ведут себя на поле боя подразделения ЧВК Вагнера и регулярной армии, судя по общей ситуации на фронте, данным, которые удается получить от БПЛА, и обстрелам позиций сторон.

— У Вагнера есть четкая градация на штурмовые отряды, набранные из зеков, каких-то, может, провинившихся контрактников, и специалистов, которые занимаются планированием, обороной, работают по украинской технике. Эта тактика позволяет им грамотно использовать ресурс.

Штурмовыми отрядами они выявляют огневые точки, подносят на нужные места боекомплект, вооружение, средства для возведения укреплений. И, по сути, их главная задача — прорвать какой-то небольшой участок, закрепиться на заданном рубеже, а дальше все, можно умирать. Это такие одноразовые бойцы. После, уже вторым эшелоном, идут подготовленные специалисты и занимаются своей работой с толком, применяют тактику, боевые уставы.

По словам Грановского, у вагнеровцев на войне в Украине изначально лучше подготовка. Также у них выше мотивация, которую поддерживает в том числе четкая иерархия в подразделениях и ЧВК в целом.

— Все строится на абсолютном страхе и уважении перед руководством. Чего не скажешь об армии России — там имеют место и повальное пьянство, проблемы с употреблением наркотиков. Там много мобилизованных с гражданки. Может, и не все из них поддерживали действия военно-политического руководства РФ, кто-то был против или равнодушен к ним, но оказался на фронте. То есть личных интересов в этой войне у них меньше.

Плюс, думаю, в глазах солдат регулярной армии за счет медийности ЧВК выстроен образ, что у них все лучше делается, чем у Минобороны. У них лучше оснащение, что бы кто ни говорил, потому что там высокая инициатива их «средних» командиров. Лучше учебно-тренировочные лагеря и программа подготовки бойцов. Поэтому, конечно, вагнеровцы на голову качественнее с точки зрения навыков.

20 мая Евгений Пригожин заявлял, что Бахмут полностью взят. Он также говорил, что 25 мая ЧВК Вагнера собирается выводить свои подразделения из города на отдых и переподготовку, позиции передадут российской армии. Мирик говорит, что тогда с украинской стороны эту ротацию почувствовали.

— Ротация действительно произошла, насколько я понимаю, вагнеровцы отошли к Ростовской области в тыловые пункты дислокации, и на Бахмуте и Соледаре в подавляющем большинстве оставались войска Минобороны. Тогда обстрелы уменьшились по сравнению со временем, когда штурмовые действия проводил «Вагнер». То есть заявления Пригожина, что нет боеприпасов, были такой ширмой, вбросом, потому что с боекомплектом у них все было хорошо.

Где-то за месяц до заявления Пригожина о взятии Бахмута на наши позиции на этом направлении в день летели где-то от одного до пяти полных залпов «Града». Работали «Пионы» (самоходные пушки высокой мощности. — Прим. ред.) разных калибров, на протяжении всего дня это по три часа с перерывом, может, на час-полчаса шли массированные артобстрелы. Это я уже молчу про танки и минометы. У нас и «трехсотые» были — артиллеристы получали осколочные ранения, хотя такого в полку долго не было. И смежные подразделения, с которыми мы работали, попадали под такие серьезные обстрелы, тоже получали ранения. Да и само место, где мы стояли, за то время сильно внешне изменилось.

Фото: Минобороны Беларуси
Российские военные в Беларуси. Фото: Минобороны Беларуси

«Даже если сто дурачков посадить в посадку и они выстрелят — могут убить нашего профессионала»

По наблюдениям Вячеслава, регулярной российской армии эффективно воевать мешает также низкая мотивация и бюрократия. Хотя численность этих подразделений все же заметно больше, поэтому проблемы для украинской стороны создают и они.

— Это пузырь, который как бы надулся и выглядит страшно, потому что россиян много. Но, мне кажется, у них есть комплексная проблема: и в работе артиллерии в принципе, и во взаимосвязи с пехотой. Но их много! Понимаете, даже если сто дурачков посадить в посадку и они выстрелят — могут убить нашего профессионала. То есть они воюют криво-косо, кое-как эта машина едет, потери нам наносит. Это же война, тут все равно то снаряд прилетает, то пуля попадет.

Их офицеры оторваны от реальности, не бывают на линии соприкосновения, но командиры низшего звена получают опыт на земле, в боях. Если сравнивать начало полномасштабного вторжения и сейчас — конечно, у них есть прогресс.

Но если в целом — армия России на деле оказалась намного хуже, чем ее рисовали. А ЧВК Вагнера, наоборот, оказалась по многим позициям намного сильнее, чем подчиненные Минобороны РФ. Это самое тяжелое подразделение противника для нас в плане противостояния.