Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  2. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  3. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  4. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  5. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  6. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  7. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  8. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  9. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой


Представитель Объединенного переходного кабинета по восстановлению законности и правопорядка Александр Азаров ответил на вопросы читателей «Нашай Нівы» о плане «Перамога» и контактах белорусов, которые хранятся в нем. Напомним, в начале июня в организации произошел раскол.

Александр Азаров. Фото: Офис Светланы Тихановской
Александр Азаров. Фото: Офис Светланы Тихановской

Не произошло ли слива данных белорусов из плана «Перамога» из-за конфликта в BYPOL?

— План «Перамога», бот плана «Перамога», аккаунт BYPOL, на который писали люди, — все находится в безопасности, и никакие данные никуда никто не слил. Мы обеспечиваем безопасность.

Что случилось с данными, которые передали «Байпол» белорусы?

— Полные личные данные нам никто не передавал, люди отвечали на вопросы: проходили ли они военную службу, что готовы делать, в каком населенном пункте и районе города проживают и, может быть, где работают.

Там нет ни номеров телефонов, ни мейлов, ни имен и фамилий. Все якобы «слитые базы» — это вбросы спецслужб Беларуси.

Наша база зашифрована с помощью сложного алгоритма, даже если ее открыть — ты ничего там не поделаешь. Там все в шифрах.

Какие вообще сведения хранятся в базе плана «Перамога»?

— Там хранятся данные из анкетного опроса и id телеграм-аккаунтов. «Сдеанонимизировать» человека по id можно, хоть и сложно, но для этого нужно знать, что человек вообще записался в план. Узнать это, наверное, невозможно, так как невозможно получить базу данных, и информация оттуда не убегала и не убежит.

Каким образом организована связь внутри плана «Перамога» и как не попасться на фейки?

— Вся коммуникация в рамках плана «Перамога» происходит исключительно через оригинальный бот. И все, никаких других путей связи нет.

В бот невозможно ничего записать, кроме анкетных сведений. Поэтому если с вами захочет связаться представитель плана «Перамога», то с бота плана придет сообщение. К примеру: «Просьба выйти на связь с этим аккаунтом». И там будет ссылка на аккаунт сотрудника BYPOL. Но, еще раз, перепроверьте дважды, чтобы это был оригинальный (оригинальный!) бот.

Как сейчас связаться с создателями плана «Перамога»?

— Наши контакты указаны на сайте BYPOL, с социальными сетями все решается. Также мы контролируем наш контактный аккаунт. Все желающие могут задать туда свои вопросы.

Возможно ли «выписаться» из плана «Перамога»?

— Рассказывать, как выписаться из плана, — это как измена Родине для меня, потому что я верю в план «Перамога» и в то, что он важен для освобождения Беларуси. Мы призываем бороться с режимом, а не сдаваться ему в плен. Кто боится, тот не победит!

Вы будете продолжать вашу деятельность?

— Да, у нас все в порядке. Мы решаем внутренние проблемы и продолжим борьбу с режимом Лукашенко до победы.

Почему белорусы должны довериться плану «Перамога»?

— Ему раньше доверились рельсовые партизаны, участники акции в Мачулищах и другие люди, которые действуют, чтобы вернуть в Беларусь законность и правопорядок. И каждый раз данные всех участников были в безопасности. Поэтому я считаю, что мы достаточно хорошо защитили и продолжаем защищать данные участников плана.