Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  2. Екатерина Снытина помогла «Лондон Лайонс» выиграть баскетбольный Еврокубок. Беларуска впервые победила в этом турнире
  3. «Свалить на предыдущего правителя не получится». Экономист ответил Лукашенко, «почему тормозим» (похоже, политик загнал себя в ловушку)
  4. Минфин Польши объяснил, зачем ввели запрет на ввоз автомобилей в Беларусь
  5. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  6. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  7. «Мы придем к вам с простыми беларусами, прессой». Вероника Цепкало обратилась к Шведу и покупателям ее конфискованной квартиры
  8. «Не покупайте билеты на автобусы». Беларусам рекомендуют пересекать границу с Польшей по новой схеме
  9. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
  10. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  11. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  12. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  13. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  14. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  15. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  16. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики


Уже больше двух недель в лагере для беженцев в Литве находится белорус, 29-летний бывший пограничник Иван Страшкевич. Он говорит, что его посчитали опасным для страны из-за службы на границе в прошлом. Теперь белорусу грозит депортация на родину, а там — большой срок за участие в протестах. «Зеркало» поговорило с Иваном.

Бывший белорусский пограничник Иван Страшкевич. Фото: Белсат
Бывший белорусский пограничник Иван Страшкевич. Фото: «Белсат»

«Меня признали опасным для Литвы — было указано, что я лоялен к режиму, могу быть шпионом»

Иван Страшкевич родом из Сморгони. В марте 2019 года он оставил погранслужбу и уехал из Беларуси в Польшу. Парень рассказывает, что тогда причиной стали конфликты с начальством. Пограничника не устраивали решения руководства, которые касались использования подразделения:

— Я служил в отделе повышенной готовности — мы должны были выезжать на задержания по конкретной информации и всякое такое. А нас использовали нецелесообразно. Инициатива наших активных ребят глушилась, начальник делал все, чтобы не писать лишние бумажки. Было много разных моментов, нарушений. Мне сильно врезался в память один. На сборах, когда зашла речь о нарушителях и их задержании, один из генерал-майоров сказал: «Не бойтесь стрелять, можете и убить — ничего страшного, мы вас прикроем». Я пытался ругаться с начальником по поводу всех этих моментов, дошло до того, что на меня обозлилось руководство и начало выживать из отдела. Когда я решил уйти, меня не хотели увольнять. Тогда стал собирать выговоры. Когда накопилось четыре, по мне собрали комиссию и уволили.

Спустя три с половиной года службы на границе Иван уехал в Польшу. Там начинал на стройке, работал координатором агентства по трудоустройству, получил вид на жительство. В 2022-м перебрался в Литву, откуда родом его мама.

 — Там ближе к родственникам, морально проще, — признается молодой человек.

Уже в Литве в свою компанию его позвал двоюродный брат. Страшкевич устроился, жил по рабочей визе. Когда ее срок подходил к концу, подал документы на продление визы и на ВНЖ. Тогда и начались проблемы.

— Через три с половиной месяца мне пришли отказы. Это аргументировали тем, что я служил пограничником в Беларуси. На основе этих данных меня признали опасным для Литвы — было указано, что я лоялен к режиму, могу быть шпионом. Поставили запрет на въезд на пять лет. Это все я получил 5 июня и сразу 6-го пошел в миграцию, там объяснили: если подамся на политическое убежище, те решения аннулируются. Я спросил, нужно ли мне делать обжалование, — ответили, нет. На 14-е число назначили интервью по политубежищу.

«У меня просто забрали компьютер, телефон, сказали: „Ты здесь сядешь“»

В тот день к 9 утра, как было указано в приглашении, Страшкевич пришел на интервью. Написал заявление, подал материалы, после его отпустили домой. В середине дня белорусу позвонили из миграционной службы и сказали, что, пока будет решаться вопрос, его поместят в лагерь для беженцев в Пабраде. По словам парня, обещали, что это займет два дня.

— Когда сотрудники миграционной службы привезли меня в лагерь, то там и задержали: просто забрали компьютер, телефон и сказали: «У тебя будет суд. Ты здесь сядешь, ты тут надолго», — говорит белорус. — По какой причине меня судят, я узнал только через два дня на самом суде. Сторона обвинения говорила, что на самом деле я обманываю и на политическое убежище подался уже после задержания (хотя это не так). Сказали, что меня задержали, чтобы я не скрывался. А какой смысл мне скрываться, когда я сам приехал в Литву, сам пытался легализоваться и сам попросил убежище? У меня тут родственники, друзья — это же в моих интересах.

Комната, в которой в лагере для беженцев в Пабраде живет Иван Страшкевич. Фото: mostmedia.io
Комната, в которой в лагере для беженцев в Пабраде живет Иван Страшкевич. Фото: mostmedia.io

— В лагере до суда меня держали в здании, где вообще ничего нет. После перевели в другое здание. Тут могу выходить из комнаты в туалет, в душ, в отдельную комнату, где стоит холодильник с микроволновкой. Это все мои путешествия. В моей комнате есть телевизор, я вот днями могу его смотреть и на кровати лежать. Неделю я сидел один, потом подселили парня из Туркменистана. В прошлую пятницу выпросил Xbox (игровая приставка. — Прим. ред.), мне ее друзья привезли. Тут трехразовое питание, кормят хорошо, охрана тоже хорошо со мной обращается. То, что я тут нахожусь, можно перетерпеть. Но начальник охраны и инспектор пугают депортацией в Беларусь. Это самое страшное: там меня ждет большой срок.

«Официально разыскивают за разжигание межнациональной розни, но на меня много за что можно статьи завести»

В Беларуси Страшкевича два года назад объявили в розыск по ч. 1 ст. 130 УК (Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни). Он рассказывает, что дома к его родным с начала протестов приходят сотрудники милиции и КГБ. Они опрашивали родителей и соседей, через них самому Ивану предлагали вернуться в страну и явиться с повинной:

— Я как бывший силовик ходил на митинги по форме, много давал интервью. Официально меня разыскивают за разжигание межнациональной розни, но я выкладывал данные милиционеров, которые совершали преступления в моем городе, много чего постил, помогал в организации акций за границей, донатил. То есть на меня много за что можно статьи завести.

Суд дал Ивану месяц заключения, срок истекает 14 июля. Но парень говорит, что его могут продлить. Когда белорусу разрешили пользоваться телефоном, он стал пытаться предать огласке свою ситуацию и получить помощь.

— Две недели писал прошения, чтобы мне вернули телефон и компьютер. Добился, что разрешают пользоваться телефоном полчаса через день — теперь могу готовить обжалования на решения суда и заниматься своим кейсом на политическое убежище. Написал в соцсетях Светлане Тихановской и Павлу Латушко, выслал письмо в НАУ, правозащитникам «Весны», общался с представителями Красного Креста. С кем могу, с тем пытаюсь связываться. Но не знаю, получится ли добиться чего-то. Кто-то говорит, что меня не должны депортировать, даже если такое решение примут, потому что мне в Беларуси угрожает опасность.

У меня есть адвокаты. Они работают над тем, что меня признали опасным для Литвы. В среду передали, что обжалование этого решения приняли, несмотря на опоздание по срокам. Суд запросил у литовских служб доказательства, так что это уже хорошие новости, можно сказать.

Бывший белорусский пограничник Иван Страшкевич. Фото: www.instagram.com/doobo4ak
Иван Страшкевич. Фото: www.instagram.com/doobo4ak

«Считаем недопустимым депортацию искателей убежища в Беларусь»

В пресс-службе Светланы Тихановской утром 5 июля сообщили, что пока не получали обращения Ивана Страшкевича. Главный советник Департамента миграции при МВД Литвы Рокас Пукинскас, к которому обратилось «Зеркало», отметил, что миграционная служба не имеет права комментировать случай бывшего пограничника.

— Департамент никогда не комментирует дела просителей убежища, их обстоятельства, решения и другие аспекты, связанные с личными данными. Вся информация предоставляется лицам, ищущим убежища, — отметил Пукинскас.

В правозащитном центре «Весна» рассказали «Зеркалу», что пока не знают о случаях, когда просителей убежища из Беларуси после 2020-го депортировали в страну.

— В любом случае мы призываем внимательно оценивать доводы искателей убежища, учитывать информацию о протестной активности в Беларуси и за ее пределами. И считаем недопустимым депортацию искателей убежища в Беларусь, поскольку там любой гражданин может стать жертвой запрещенного обращения, — отметили правозащитники.