Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  2. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  3. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  4. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год
  5. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  6. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  7. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  8. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  9. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  10. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  11. Россия днем ударила по центру Чернигова — количество погибших и пострадавших превысило полсотни человек
  12. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  13. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  14. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  15. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  16. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент


Если в прошлые волны коронавируса говорили о том, что беременные женщины не заболевают либо заболевают без последствий, то сейчас есть и заболевшие, и случаи коронавируса у новорожденных, сообщила в интервью телеканалу СТВ доктор медицинских наук Людмила Макарина-Кибак. Белоруски, которые перенесли коронавирус во время или сразу после беременности, на условиях анонимности рассказали Zerkalo.io о том, как прошли их роды и как они перенесли COVID (данные этих женщин есть в редакции).

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Ее извлекли, дочь заплакала, врачи сказали, что „все хорошо“ и забрали в детскую реанимацию»

У Марии роды протекали с «небольшим осложнением» — у девушки было опухолевое образование, которое нужно было удалить.

— Меня должны были положить за 10 дней до родов в Минский областной роддом. Естественно, что нужно было сдать ПЦР-тест. 3 декабря я поехала и сдала ПЦР и через четыре дня, 7-го вечером, мне позвонили и сказали, что он положительный. Из всех симптомов все, что у меня было, — это заложенный нос и горло болело. На этом все. Мне позвонила врач, которая меня вела в женской консультации, и сказала, что сейчас будут решать, что со мной делать, — рассказала девушка.

Изначально Марию собирались госпитализировать в Молодечно. Однако девушка не хотела ехать в районную больницу.

— Позже мне врач перезвонила и сказала, что мой случай надо решать на областном уровне, поэтому меня примет областной роддом. 9 декабря я была уже в Минском областном роддоме. Меня определили во второе гинекологическое отделение. Оно было перепрофилировано под COVID. Там были не только беременные, но и женщины после других гинекологических операций с подтвержденным COVID. Меня положили туда, пришла врач, осмотрела, взяли анализы, сказали: «Идите высыпайтесь, завтра с утра будем оперировать».

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Сатурация у Марии была в норме. Новых симптомов — кроме насморка и першения в горле — у нее не появилось. На следующее утро ее повезли на кесарево сечение.

— Операция была сложная. Были два анестезиолога, два хирурга оперирующих и еще человек 8 персонала, которые им помогали. Вся операция продлилась около 2,5 часа. Ребенка мне не показали. Они ее извлекли, дочь заплакала, врачи сказали, что «все хорошо» и забрали в детскую реанимацию, так как мама с ребенком не может находиться, если положительный COVID.

После операции Марию перевезли в реанимацию.

— Все, что я потом помню — это то, что мне три часа пытались сбить давление, которое подскочило до 220 на 160. Мне кололи уколы, никто ничего не понимал. Состояние было ужасное. Но все обошлось. Потом меня перевели в обычную палату, а ребенка — в детское отделение. К дочери приставили педиатра, который мне пять дней отзванивался два раза в сутки и говорил о состоянии малышки, — поделилась девушка.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

На третьи сутки у дочери Марии взяли анализ на коронавирус. Результат пришел отрицательный. Еще через два дня маму и дочь начали готовить к выписке.

Марию не могли выписать вместе с ребенком, так как девушке необходимо было находиться на самоизоляции. Родители семейной пары также были на карантине, поэтому дочь забирал только папа.

Перенесенный коронавирус не дал никаких серьезных осложнений на здоровье Марии, говорит она.

— Единственное, что волосы очень сильно «лезли». У ребенка, слава Богу, все хорошо, — рассказала девушка.

С декабря Мария больше коронавирусом не болела.

— Врачам очень большое спасибо. В ковидной зоне все большие молодцы. Всем уделяют внимание и очень щепетильно ко всему относятся.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Пробыла в больнице 53 дня. Из них 26 дней — на ИВЛ»

Людмила болела коронавирусом в декабре-январе. О том, что у нее COVID, девушка узнала на 37-ой неделе беременности.

— Меня отправили в роддом на дополнительное обследование, выяснили, что у меня коронавирус и госпитализировали, — рассказала Людмила.

Она говорит, что беременность до коронавируса протекала хорошо. После госпитализации девушке раньше срока провели роды. Ребенок, к счастью, родился здоровый. Тест на коронавирус у малышки был отрицательный. А вот Людмилу коронавирус заставил бороться за жизнь. Если при госпитализации никаких симптомов у девушки не было, то уже через неделю она была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких:

— В больнице я находилась очень долго. Пробыла в больнице 53 дня. Из них 26 дней — на ИВЛ. На ИВЛе я была без сознания.

Перенесенный коронавирус, к счастью, не дал серьезных последствий ни маме, ни дочери. Единственное, вспоминает Людмила, были проблемы с ногой из-за того, что длительное время она находилась в лежачем положении.

— Но сейчас все в порядке. Я прошла хорошую реабилитацию в поликлинике и больше никаких проблем со здоровьем нет ни у меня, ни у дочки, — поделилась девушка.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Я думала, что беременную на таком УАЗ не повезут»

Юлия также оказалась в больнице с беременностью и коронавирусом прошедшей зимой. О своем диагнозе девушка узнала на позднем сроке беременности, когда поступала в роддом. На тот момент у нее никаких симптомов не было.

Изначально Юлию собирались оставить в Жлобине, но позже сказали «не ходить никуда» и отправили на стареньком медицинском УАЗ в Гомель.

— Я думала, что беременную на таком УАЗ не повезут, — смеется Юлия.

Разместили девушку в палате для пациентов с диагностированным коронавирусом. Всего в ней было шесть мам.

— Мне вызывали роды. Просто уже срок подходил, к тому же много рожениц было. Ребенка мне на живот никто не клал. Ничего такого не было. Просто взвесили при мне и унесли, — рассказала девушка.

После родов у малыша взяли мазок. Результат пришел отрицательный. Через несколько дней этого маму с ребенком начали готовить к выписке.

— Я подписала бумагу о самоизоляции. И все. Коронавирус прошел без симптомов и последствий. У многих запах пропадает, а у меня — ничего. У ребенка тоже. С января больше не болела, — поделилась Юлия.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Были моменты, когда казалось, что вот-вот задохнусь»

Екатерина перенесла коронавирус в ноябре прошлого года.

— В роддом я поступала экстренно. Тогда было правило: если ты планово поступаешь, то за несколько дней нужно было сдавать ПЦР, и тебя брали в роддом уже с результатом. Я поступала экстренно, у меня никакого результата не было. Но в родильном отделении у меня взяли кровь на анализ. Он оказался отрицательным, — поделилась девушка.

Роды прошли спокойно. Однако из-за проблем со здоровьем, которые не связаны ни с родами, ни с коронавирусом, ей пришлось задержаться в больнице. На восьмые сутки у Екатерины поднялась температура.

— У меня взяли мазок и он оказался положительным. Поэтому я предполагаю, что я где-то в роддоме коронавирус подхватила, — рассказала девушка. — До роддома я была практически все время дома, никаких контактов у меня ни с кем не было. Не могу сказать, что до поступления в больницу могла его подцепить.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Екатерина рассказывает, что COVID у нее протекал тяжело:

— После родов нас с ребенком разлучили. Он остался в боксе, а меня перевели в палату. У ребенка взяли мазок. Тест был отрицательный. Меня потом перевели в инфекционное отделение, где больные ковидом находились. Было очень тяжело. Хотя я в реанимации не лежала, к ИВЛ меня не подключали. Возможно, места не было. Были моменты, когда казалось, что вот-вот задохнусь. Было тяжело даже встать с кровати. Просто лежала и ничего не могла сделать.

По словам девушки, коронавирус прошел без серьезных последствий, но после выписки была «не в порядке» кардиограмма.

— После того случая коронавирусом не болела. Очень не хотелось бы такое повторно перенести, — рассказала девушка.